Тёплый фронт

 Откуда берутся свет и тепло на Севере  11 января, 17:04
были упомянуты
подходящие темы
Тёплый фронт
Фото Ильнара Салахиева

Якутия — самый большой регион России, но живут здесь меньше миллиона человек. При этом вся её территория, кроме юга, является энергоизолированной, то есть не имеет сетевых связей с объединённой энергосистемой Востока, соединившей линиями электропередач электростанции и населённые пункты Амурской и Еврейской автономной областей, Хабаровского края и Приморского края, включая самый юг Якутии. А ещё Якутия — один из самых экономически важных и перспективных субъектов страны. Здесь, в условиях вечной мерзлоты, ведут добычу и промысел крупнейшие корпорации, работать сюда съезжаются специалисты со всего мира, и всем им нужны свет и тепло. Чтобы обеспечить энергоизолированные столицу республики и девять прилегающих к ней районов достаточным количеством энергии, и строится Якутская ГРЭС-2. Кто и как окружает город тепловым кольцом, узнал корреспондент Сиб.фм.

Когда в рабочей переписке нас, сибиряков, предупредили, что на Крайнем Севере — холодно, и нужно одеваться максимально тепло, мы ухмыльнулись: из −25 в −29, где нет нашей влажности с Обского... Что мы, детишки. Когда просьба утеплиться повторилась, я сообразила, что на ЯГРЭС-2 приедут и московские коллеги, и им лишнее напоминание точно не повредит. Когда в третьем оповещении одеваться по погоде было уже «ребята, ждём вас в Якутске, срочно отращивайте шерсть!», я со вздохом упаковала четверо штанов (ни одни не оказались лишними), свитера и двойные-тройные комплекты варежек и носков, да взяла у друзей валенки. Ну неужели этого будет мало — мы ведь ненадолго, а строители там работают на открытом воздухе целыми днями. Справимся... Заодно и выясним, может, есть на Севере простые как топор хитрости, которых мы не знаем: как же жить в холоде?

Якутская ГРЭС в одиночку обеспечивает 94% энергопотребления девяти районов республики Саха и 54% теплопотребления самого Якутска. Героическая станция работает с 80-х годов прошлого века, но даже железу и стали есть предел — её оборудование достигло предельных показателей своего ресурса и подлежит выводу из эксплуатации.

В 2002 году, когда на Якутской ГРЭС произошла авария, при −40 на улице, город на несколько часов остался без тепла и света. Спроси любого, даже не очевидца, и он скажет — чтобы жить в холоде, нужны как минимум две станции. Чтобы одна, на случай ЧП, сразу смогла резервировать другую. Тепло там, где греют.

На естественной возвышенности, под горой Чочур-Муран, в главном корпусе Якутской ГРЭС-2 работают монтажники: перед ними стоит серьёзная задача — центровка газовых турбин, которые прошлым летом были доставлены на стройплощадку и установлены на железобетонные фундаменты.

Вообще, на Севере стараются привлекать максимум квалифицированных кадров из местных специалистов: и специфику работы в якутских условиях они знают, и местную экономику поддержать, создать рабочие места — дело почётное. Но как и на любой большой стройке, народ сюда съехался отовсюду: сваи, например, без которых ни одно здание на вечной мерзлоте не строится, вбивали белорусы. А за доставку силового оборудования, к примеру, отвечал вовсе сочинец.

10 тысяч свай заложено под Якутскую ГРЭС-2

Свайное строительство в условиях вечной мерзлоты — самый оптимальный способ возводить как небольшие строения, так и крупнейшие промышленные объекты. Профессионалы используют все плюсы местных почв, чтобы усилить надёжность конструкции: вмерзая в землю, каждая свая способна выдержать до 96 тонн нагрузки, не уступая в прочности привычному фундаменту.

Причудливую тасовку колоды разоблачает Светлана Титова. Женщина-строитель, руководитель геодезистов, семнадцать лет на Севере, смеётся и раскрывает свой секрет жизни в холоде: её бережёт работа. Когда тщательно и не по одному разу делаешь замеры, холода просто не замечаешь, да вообще ни о чём не думаешь — дают о себе знать мизерные допуски и гигантская ответственность. И унты. Валенки — для любителей, а вот унты — это уже выбор профессионала.

— Всем одинаково трудно. Как на флоте, у нас нет суеверий — тут нет мужчин, женщин.. Есть работа. Всё. Нет, я о такой совершенно с детства не мечтала, всё вышло случайно, по воле судьбы. Но я не жалею.

Кстати, о газовых турбинах — новые машины везли сюда и вовсе из Хьюстона. Что скрывать, о том, что газотурбинная промышленность была у нас лишь советская, а потом никакой, открыто говорит руководство геройски греющей город без дублёра Якутской ГРЭС. Но такие объекты, как Богучанская ГЭС, как ЯГРЭС-2 — возвращают в отрасль мастодонтов. Из Харькова на первую станцию когда-то приехали турбины, и в 1973 году в Харькове же получила диплом Людмила Грузных — опытнейший проектировщик, вернувшийся в большую игру благодаря новой строящейся станции. Несмотря на разрыв в поколениях, десятилетний примерно период забвения, Людмила констатирует — нет, потерь для отрасли нет. Пусть современные инженеры не стояли столько за кульманом, зато у неё есть возможность на своём примере хотя бы показать — зачем. Глазомер проектировщика старой закалки — излюбленный фокус Людмилы, вот что такое 20 лет проработать в проектном институте.

— Я знаю, что запуска второй станции ждут промышленники. Они точно понимают, что это — надо. Я знаю, что вторая станция обеспечит теплом те районы, которые сейчас работают с котельными, централизованно. А обычные люди странное спрашивают, почему на горе, а не внизу, например.

За десятки лет службы первая ГРЭС уже не по одному кругу выработала свои запасы прочности, её мощи сегодня хватает, чтобы держать город и республику на плаву — паспорта готовности у специалистов все на руках. Генеральный директор ПАО «Якутскэнерго» Олег Тарасов и вовсе как энергетик — переживает за Крым. За Якутию — не переживает. Хотя честно признаётся: с запуском новой станции он сам будет спать спокойнее.

— Тепло от новой ГРЭС даст возможность закрыть котельные в городе, снизить себестоимость энергии, и, что немаловажно, улучшить экологическую обстановку. В сильные морозы мы ведь практически не видим солнца: смог, выбросы, пар от Лены накрывают низину, в которой расположен Якутск. Вдобавок, по проекту роза ветров на возвышенности будет уносить все газы от станции не в город, а дальше, на север. Мы делаем всё возможное, чтобы стройка лишь набирала обороты и не тормозилась ни в коем случае.

Новая станция снизит пороги ограничения по поставкам тепла. Чтобы снять их полностью, ещё предстоит немало работы: заменить и модернизировать имеющиеся дряхлые тепломагистрали средств пока нет, вопрос, где найти финансирование — пока открыт. Но деньги, которые государство и «РусГидро» уже вложили в строительство ЯГРЭС-2, естественным образом должны завести в регион новые инвестиции.

Алиш Мамедов с 1989 года возглавляет завод «Якутцемент». Один из крупных потребителей энергии, завод держит на балансе немалое количество социальных объектов и, конечно, как никто заинтересован в запуске новой ГРЭС.

— Мы как-то забыты были в 70-е годы... А сейчас, в связи с серьёзной политикой страны, регион развивается. Строим новый цементный завод — нужны новые мощности. В 2017-м закончим и нам потребуется уже не 46, а 52-54 млн киловатт-часов.

Крупному производственнику интересно не только снижение затрат — важна надёжность поставок энергии. Мамедов называет ЯГРЭС-2 «объектом уверенности». Первая очередь новенькой станции будет сдана в эксплуатацию уже в следующем году, на полную силу машины выйдут как раз к отопительному сезону.

— На заводе работают люди 22 национальностей. Депутата о чём просят, зачем его избирают? Парк можешь? Делай. Школу можешь? Делай. У нас в посёлке есть хороший хлебозавод, молокозавод, возить ниоткуда не надо продукты, хороший дом престарелых. Энергия нужна и для зоны строгого режима, хулиганов тоже греть надо. У нас стоит собственный уникальный водозабор, у единственных на Севере, — посёлок находится на берегу Лены, скалистый берег под пятьдесят метров, а воду же поднять надо. Очень крутая школа, новая церковь, два детских садика, интернат, психоневрологическая лечебница, люди богом обделённые там содержатся. Не будет света — какая вода, какая психбольница, какой детдом. Вот у нас если на заводе построят новую печь — ну только цементники и поймут, что это хорошо. А когда строятся новые объекты в энергетике — у народа уверенность появляется, что Север осваивается.

Вот так — в холоде — жить можно.

Вообще, помни о Севере. Если кто-нибудь тебе скажет, что Север мрачен и беден, то знай, что Севера он не знает. Ту радость и бодрость, и силу, какую даёт Север, вряд ли можно найти в других местах. Но подойди к Северу без предубеждения. Где найдёшь такую синеву далей? Такое серебро вод? Такую звонкую медь полуночных всходов? Такое чудо северных сияний? (Николай Рерих)

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!