Надувной флот

 Что происходит с маломерными судами и их владельцами  6 марта, 13:54
подходящие темы
Надувной флот
Фотографии Алексея Танюшина

Пик популярности туризма на маломерных судах пришёлся на 60-70-е годы двадцатого века. Многие покупали, а чаще своими руками строили лодки и катера. Корреспондент Сиб.фм попытался разобраться, что стало с новосибирским малым флотом за полвека, как сегодня живут катеристы и лодочники-любители и поплывут ли снова по Оби маломерные суда?

Металлург

Водно-моторный клуб «Металлург» находится недалеко от Бугринской рощи, прямо на берегу Оби. От конечной остановки трамвая надо ещё спуститься к реке. Спуск довольно крутой, особенно зимой, можно легко поскользнуться. Подхожу к воротам базы — они открыты. На территории два очень ветхих домика: один из них, как выясняется, дом управления, а второй — касса. Касса закрыта, работает только по субботам. Завидев меня, начинает лаять собака. Перед воротами машина, рядом с ней — двое молодых людей.

— Александр, — протягивая руку, представляется один. — Друг приехал на базу, надо забрать кое-что, — он кивает в сторону второго молодого человека, исчезающего тем временем среди линий маломерных судов.

У Александра катер.

Лодка от катера, объясняет он, отличается тем, что у катера мотор встроенный, а также больше водоизмещение.

— Два года назад купил за 350 тысяч. Сейчас, конечно, мало кому это надо. Машина удобнее: сел и поехал, даже на тот же отдых, — улыбаясь, говорит катерист, кивая на свою машину.


«Казанка» — серия моторных лодок, выпускаемых авиазаводом им. С. П. Горбунова с 1955 года

Прохожу вглубь базы. Старые большие железные шкафы рядами с одной стороны, лодки и катера, накрытые жёсткими тентами, с другой. Деление на базах идёт линиями, на которых стоят плавсредства. Каждая линия снабжена устройством для спуска маломерного судна на воду. Всё присыпано снегом. Субботники тут проводятся, но не часто, зимой особой нужды в этом нет. На базе пусто, почти никого. Но вот у одного из шкафов замечаю человека в красно-чёрной куртке, он без шапки, несмотря на ветреную погоду. Пожилой лодочник откапывает небольшой пятачок от снега:

— Да вот, лодку уже перевёз на другую базу, а шкаф ещё нет.

Лодочника зовут Платон. У Платона лодка «Прогресс-4» — любовь к маломерным судам у него проснулась ещё в нежном возрасте.

— Ещё мой отец начал этим заниматься, самостоятельно собрал нашу первую лодку типа «Казанка», — опершись о лопату, мечтательно вспоминает Платон.

Он наконец-то раскапывает шкаф, открывает дверцы.

Внутри — настоящая древность. Пахнет машинным маслом и бензином. На двери висит сумка с торчащими из неё старыми газетами.

Шкаф чуть ли не на треть завален различными вещами, принадлежность которых сложно определить. Тут же спасательный круг, старая одежда. Покопавшись в шкафу, Платон достаёт старую фотокарточку.

На снимке запечатлена ещё не облицованная «Казанка», находящаяся во дворе частного дома, рядом с которой стоят два мальчика.

— Вот это я, — поясняет Платон, указывая на мальчишку, который что-то чертит на рейках днища лодки, — А это — мой брат. Где-то ещё одна была, забавная, но, наверное, она дома, — почёсывая голову, сообщает он, ещё немного поизучав шкаф.

В 70-х годах его лодка стояла на правом берегу Оби, недалеко от речного вокзала на лодочной базе «Высота». Тогда база принадлежала Сибирскому научно-исследовательскому институту авиации имени С. А. Чаплыгина (СибНИА).

— Средства шли из ресурсов института. Даже спортивный сектор у нас присутствовал на базе. Да и активности было на порядок больше: спускаешься по реке, например, на километров сто от города, а даже там лодки три-четыре с нашей базы можно было встретить. Лодка, можно сказать, была единственным транспортом для отдыха, доступным многим, — вытирая пот со лба, ностальгирует Платон.

Мы прощаемся, и я отправляюсь дальше в поисках утраченного времени.

Как это было полвека назад

Если говорить об истории развития туризма на маломерных судах, то стоит начать именно с 60-х годов. Первые серьёзные шаги туристическая отрасль начала делать именно тогда. Частный туристический флот стал расти, привлекая под своё крыло (или вернее сказать корму) всё новых и новых последователей: от рабочего до инженера. Соответственно, вверх поползла как кривая аварийности, так и несчастных случаев на воде. И появилась острая необходимость в решении этой проблемы и создании особой государственной структуры.

15 июня 1984 года постановлением Совета Министров РСФСР была образована Государственная инспекция по маломерным судам

Началось всё с ряда городов, областей, краёв и автономных республик, где были созданы при органах исполнительной власти первые соответствующие комиссии, занимавшиеся регистрацией и техническим освидетельствованием катеров и моторных лодок. Но отсутствие единого подхода к решению вопросов, связанных с обеспечением безопасности малых плавсредств, привело к многочисленным жалобам судоводителей на разноречивые требования, предъявляемые судам, и вводимые в каждой территории самостоятельно.

Предпринятые попытки урегулировать данные проблемы, конечно, поспособствовали упорядочению системы требований к маломерным судам. В 1972 году при Центральном Совете ОСВОДа РСФСР создаётся Главная навигационно-техническая инспекция по маломерному флоту (ГНТИ) со своими территориальными инспекциями. И, несмотря на большую проделанную работу, инспекция не была достаточно эффективна: сказывалась её принадлежность к общественной организации, что, конечно же, не позволяло получить соответствующие полномочия и права для наведения порядка на водоёмах.

Только спустя десять лет Совет Министров СССР принимает решение о создании другой инспекции, обладающей необходимыми полномочиями для контроля маломерных судов. И лишь после двухлетних поисков подходящей ведомственной принадлежности создаётся Государственная инспекция по маломерным судам (ГИМС) РСФСР.

Формально это поставило точку в запутанной ситуации с требованиями к владельцам плавсредств, а также наделило инспекцию всеми необходимыми полномочиями для контроля водоёмов в своей профессиональной направленности.

Старый флот в новые времена

Сегодня ситуация с маломерным флотом кажется на первый взгляд просто плачевной. Не так часто можно увидеть на Оби катера или лодки. Да и новосибирский речной флот насчитывает всего четыре теплохода. Не густо, но и не пусто, как говорится. Многие лодочные базы закрываются, а среди лодочников всё больше пожилых людей с достаточно внушительным стажем, от десяти и более лет.

К сожалению, статистика по количеству лодочных баз и маломерных судов ведётся только с 2005 года, когда ГИМС МЧС России перешло в ведение Министерства по чрезвычайным ситуациям. За этот небольшой период проследили изменение двух показателей: количество лодочных баз-стоянок для маломерных судов и количество маломерных судов, стоящих на регистрационном учёте.

Так вот, в Новосибирске баз за эти 11 лет стало меньше: 73 базы в 2005 году против 40 баз в 2016. Однако количество судов увеличилось: с 19 тысяч до почти 27.

Стало быть, не всё так плохо, раз всё больше людей регистрируют свои суда. Хотя около половины этих регистрируемых судов — надувные лодки ПВХ. Они отличаются демократичной ценой, а также простотой и лёгкостью транспортировки и сборки. Остальная же половина — лодки, катера и гидроциклы. И если вторая половина так или иначе нуждается в размещении на территории близкой к водоёмам и специальных средствах для спуска и подъёма плав средства, то первая, соответственно, нет.

Есть и нюанс, ставящий под сомнение факт фактического увеличения числа плавсредств: чтобы судно сняли с регистрационного учёта, судоводитель должен лично прийти в инспекцию, что, конечно, случается далеко не всегда.

Исполняющий обязанности начальника МГИМС МЧС по НСО Сергей Кудинов осведомлён об этом:

— Определённое количество мёртвых душ, конечно. есть, — заключает он, пожимая плечами, — но основная тенденция такова, что люди приходят и регистрируют суда.

«Дельфин» на мели

Лодочная база «Дельфин» находится около ТЭЦ-2. База разделена на две части протокой, и с обеих сторон стоят маломерные суда.

Найти её — почти приключение, хотя и не слишком увлекательное.

Небольшая площадка для стоянки машин, железные ворота с несколькими табличками: расписание работы базы, запрет на вход посторонних лиц и старая, выцветшая голубая табличка, со следами краски и надписью с просьбой сообщать сторожу о своём приходе.

Таблички вводят в ступор: можно ли проникнуть на территорию? Попрыгав с ноги на ногу, замечаю мужчину, который несёт за пазухой полураспахнутой военной куртки кота. Выйдя за ворота и заперев их, он подозрительно меня оглядывает. Решая, что это сторож, я сообщаю ему цель своего визита.

— Я ничего говорить не буду, а на территорию нельзя, — отрезает мужчина.

Отпустив кота, он перебегает оживлённую дорогу и исчезает из поля зрения. Нахожу звонок на воротах, несколько раз нажимаю — никто не отзывается и не выходит.


Пошлина за государственную регистрацию в реестре маломерных судов составляет 1 600 рублей

Минут через пятнадцать вдали за воротами появляются человеческие фигуры. Первый — мужчина в возрасте, в чёрной куртке, с проседью в бороде. Знакомимся. Юрий — катерист со стажем, катер он купил ещё в 83-м году.

— На катере просто катаюсь, даже почти не рыбачу. Ну, там, лето, женщины, водочки попить, — скромно улыбаясь, рассказывает Юрий.

Свой катер он приобрёл у вдовы, которая продавала его за 550 рублей. Смеясь, спрашиваю, не утонул ли её муж на этом катере. Юрий кивает: угадал.

— Помню, я и сам как-то пьяный с отдыха ехал на катере, ну и уснул. Проснулся, слышу мне кто-то сигналит, голову поднимаю, а я на теплоход лечу. Врезался сильно, хорошо ещё под судно не затащило, — катерист разводит руками. — Конечно, меня в ментовку забрали, объяснительную написал.

Теплоходу-то ничего — дура железная. Вон, разбегись, в столб врежься, будет ли ему что-нибудь? А вот катер я после этого три месяца чинил.

С базы выезжает чёрный джип с молодым человеком за рулём. Провожая его взглядом, Юрий подытоживает:

— Конечно, молодёжь есть, но её не сильно много. Наверное, все, кто хотел, уже купили себе судёнышко — на надувных лодках, например, много народа появилось.

Надувной флот, блин.
Да и бензин охренеть какой дорогой.

Похоже, что подобная ситуация и на других лодочных базах.

Основной костяк лодочников и катеристов — люди в возрасте. Какие-то базы закрываются сами собой, за недостатком спроса на места, какие-то, как упомянутый ВМК «Металлург», вынуждены находиться в вечных судах с мэрией из-за земельного участка, так удобно расположившегося на побережье Оби. И хотя количество стоящих на учёте плавсредств возросло, основным видом маломерного судна стала надувная лодка, а катера и лодки (особенно собранные собственноручно), похоже, медленно уходят в прошлое.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!