2 балла
+20 °C
Новая версия Сиб.фм

Новосибирск временно недоступен

 Почему в нашем городе непреодолимые пандусы  7 апреля, 10:00

Юрий Фомиченко
журналист
подходящие темы
Новосибирск временно недоступен
Фотографии Сергея Жигальцева и из личного архива Ольги Стволовой

Проблема с доступностью инфраструктуры Новосибирска для человека с ограниченными возможностями существовала всегда. Вот сейчас, на первый взгляд, всё благополучно: куда ни глянь, везде съезды с тротуаров, пандусы и даже подъёмники. Но вряд ли ситуацию можно назвать идеальной даже приблизительно, если на эти пандусы человек на коляске заехать попросту не может.

Муниципальная дорожная карта «Доступная среда» была разработана в Новосибирске два года назад. Мэрия тогда заявила, что город получил такую программу первым в России, но стал ли он первым по приспособленности инфраструктуры?

Может, сразу делать хорошо?

Времени с начала реализации стратегии прошло предостаточно. По словам Ольги Стволовой, руководителя театральной студии «Особенный ТИП» для людей с инвалидностью и без, организатора различных проектов для социализации горожан, сам термин «доступная среда» — не очень правильный.

«Более правильный термин — универсальный дизайн, он подчёркивает, что это пространство удобно не только для людей с инвалидностью, но и для пожилых, маленьких детей, беременных женщин. Теперь про Новосибирск и программу мэрии. Да, стали появляться пандусы и съезды с тротуаров, но по большей части они неудобные. Только атлет на коляске может с ними справиться.

Вот свежий пример: в прошлом году отремонтировали Михайловскую набережную, но там нет возможности маломобильному человеку нормально спуститься с лестницы. Нет пандусов и подъёмника, уложены высокие барьерные камни, нет световых указателей и толковых тактильных плиток. К воде спуститься нельзя. Когда мэр и архитектор проекта реконструкции были на набережной, я спросила: почему так непродуманно? Мне ответили: переделаем весной.

Но зачем переделывать, если сразу можно было сделать хорошо?» — недоумевает Ольга Стволова.

В Новосибирске около 108 тысяч маломобильных жителей, к ним относятся не только люди, которые имеют ограничения по здоровью, но и люди, испытывающие временные трудности при передвижении, например мамы с колясками

Общественница полагает, что особых изменений в свете новой стратегии в Новосибирске не видно.

«Вот как раз два года ремонтируют тротуары в городе, но почти нигде нет низких барьерных камней и съездов. Дела делаются, это правда, но всё выглядит коряво, и этого всего мало. Строятся новые дома, это прекрасно, но маломобильным людям в них зачастую самостоятельно не попасть. Почему бы не включить в комиссию по приёмке зданий людей с инвалидностью? Чтобы в актах стояли и их подписи, и все знали, что без этого ни один дом в городе сдать в эксплуатацию невозможно. А вообще все нужные законы приняты, нормативы утверждены. Осталось только людям стать честными», — считает Ольга Стволова.

Три титановых винта

Новосибирец Егор Путилов осенью прошлого года упал с велосипеда. Тяжёлый перелом и операция, на память от которой в ноге навсегда остались три титановых винта. После выписки мужчине пришлось полгода пользоваться костылями.

«Из больницы меня выписали в самый канун первых серьёзных заморозков, в октябре. И если первые „выходы в свет“ давались легко (не считая гудящих с непривычки рук), то появившиеся вскоре на тротуарах наледи превратили мою жизнь в каторгу. Зато сейчас я могу сказать, что практически в полной мере ощутил себя на месте человека, который не может передвигаться так, как большинство людей. И выводы, насколько инфраструктура города приспособлена для полноценного существования в нём человека с определёнными ограничениями двигательного аппарата, нельзя назвать положительными», — рассуждает наш герой.

По его мнению, из-за частых и обильных снегопадов город становится непроходимым.

«Транспорт стоит, обычным пешеходам трудно пробраться через сугробы, а что говорить про человека на костылях или на инвалидной коляске? Очень трудно мне было передвигаться вблизи торговых центров. По всей видимости, руководство большинства из них заставляет местных дворников выскребать снег до голых плиток, а на них скользишь не хуже, чем на недавнем олимпийском льду в корейском Пхёнчхане. Было несколько случаев, когда из-за разъехавшихся костылей мне приходилось резко наступать на больную ногу, что врачи запретили делать строго-настрого. Потом приходилось пить обезболивающее.

Ещё одна проблема — общественный транспорт. Если к такси вопросов не возникло (водители обычно помогали и сесть в машину, и закрывали или открывали дверь), то автобусы, троллейбусы и маршрутки становились проблемой. Вернее, проблема была в них попасть. Помехой были высокие неудобные ступеньки и бугры из снега на остановке. В тесных маршрутках несколько раз пассажиры, не разобравшись, хватались за костыль, перепутав его с поручнем — потом весь салон дружно хохотал», — вспоминает Егор Путилов.

В самых разных учреждениях, официальных и развлекательных, ощущения дискомфорта новосибирец не испытывал.

«Охранник на входе в областное заксобрание даже предложил мне пройти в здание, минуя магнитную рамку, и раздвинул загораживающие барьеры. В заведениях иной направленности официанты частенько предлагали пересесть со стула на диван, на более удобное место, а на выходе открывали дверь. Бабушки-гардеробщицы или продавщицы в магазинах не единожды участливо спрашивали: „Сынок, что с тобой?“ Кстати, о магазинах. Костыли и корзинки с тележками — вещи абсолютно несовместимые. Ещё одно неудобство — это входные двери. Тугие, с какими-то хитрыми пружинами, с неудобными ручками. Иногда приходилось их буквально „продавливать“ своим весом», — рассказал Егор Путилов.

Житель Новосибирска уверен, что если бы не сибирский климат, ситуация была бы иной.

В 2008 году Россия подписала международную Конвенцию по правам инвалидов

«Сейчас, в апреле, я всё больше убеждаюсь, что основные препятствия возникают из-за зимы. Наледи на магазинных крылечках, непроходимые сугробы на тротуарах и во дворах, перманентный гололёд. Да и просто медленное передвижение по улице в минусовую температуру — удовольствие более чем сомнительное», — вспоминает прошедшую зиму житель города.

Доступ есть

Департамент по социальной политике мэрии Новосибирска в 2015 году принимал участие во всероссийской акции «Доступ есть». Как рассказала Сиб.фм сотрудница Агентства развития социальной политики Ирина Рябова, главной задачей было привлечь внимание властей и жителей города к проблемам формирования доступной городской среды.

«Мы вместе с региональной организацией инвалидов-колясочников «Центр независимой жизни „Финист“, чиновниками, депутатами, артистами новосибирских театров и журналистами протестировали некоторые городские объекты на улице Гоголя и Красном проспекте на предмет их доступности. У нас были брошюры, в которых объяснялось, что такое доступная среда и как её правильно организовать. Если магазин или учреждение были доступны людям с инвалидностью, мы клеили там зелёный стикер. Если нет — оставляли брошюру. Так вот, заготовленных брошюр не хватило», — рассказала Ирина Рябова.

По ощущениям представительницы власти, которая сама имеет инвалидность, за последнее время ситуация с доступностью в Новосибирске заметно изменилась.

«Например, парковки. Я часто езжу на машине, и вижу много парковочных мест для людей с инвалидностью, они не заняты другими машинами.

И ГИБДД стала за этим следить. В больницах, поликлиниках и других социальных учреждениях доступность заметно улучшилась. Конечно, хотелось бы не просто больше пандусов и оборудованных входных групп — тут дело в качестве. Такое впечатление, что некоторые пандусы сделаны просто для галочки — подняться по ним на коляске просто нереально», — посетовала сотрудница Агентства.

В 2017 году акции продолжились — на этот раз они были менее медийными и проходили исключительно с участием властей и экспертов по доступной среде.

«Люди с инвалидностью смотрят на доступную среду под разным углом. Кто-то плохо видит, кто-то плохо слышит, кто-то передвигается на коляске. Вот из этих категорий мы и взяли экспертов. Проверки проводились в лечебных учреждениях, торговых центрах и в одном из жилых кварталов, потом участники заполнили анкеты, и всю информацию мы обобщили», — рассказала Ирина Рябова.

По её мнению, ситуация с доступностью городской инфраструктуры зависит не только от властей.

«Нужно, чтобы люди избавились от стереотипного мышления: они до сих думают, что новосибирцы с ограниченными возможностями сидят дома и ходят только по больницам. Пока сам хозяин банка, магазина или кафе не поймёт, что это не так, у нас нормальной доступной среды не будет».

Наш фотокорреспондент встретил у аптечного крылечка жителя Новосибирска Евгения. По его словам, в последние годы людям с инвалидностью передвигаться по городу стало проще. Но не всё хорошо: у частной аптеки пандус есть, а у муниципальной, где стоимость лекарств ниже, только ступеньки.

Федеральные власти все необходимые законы о доступной инфраструктуре приняли. Но, как часто это бывает, местные управленцы если и исполняют их, то неохотно, либо как попало. Обнадёживает одно: в Новосибирске достаточное количество неравнодушных людей.

ВКонтакте
G+
OK
 
публикации по теме
самое популярное