Те же яйца. Пасха с тайским привкусом

 Как празднуют Светлое Христово Воскресение православные Таиланда  14 апреля, 14:04

Алексей Гамзов
журналист
подходящие темы
Те же яйца. Пасха с тайским привкусом
Фотографии Алексея Гамзова

Русская православная церковь на дальних берегах справляет те же праздники в тех же традициях, насколько это возможно. Путешествующий по Азии Алексей Гамзов для Сиб.фм написал при помощи журнала «Христианский мир Азии» о том, как бытуют воцерковлённые соотечественники среди иного климата и чуждой культуры.

Пальмовое воскресение

За неделю до Пасхи я отправился в один из восьми православных храмов Таиланда. Считается, что именно в этот день Иисус вошёл в Иерусалим. Горожане встречали его как знаменитость (шутка ли, он только что Лазаря из мёртвых поднял): громко хвалили (то есть пели так называемые осанны) и в знак особого внимания устилали дорогу пальмовыми листьями. Поэтому и называется этот день Dominica in Palmis de passione Domini — Пальмовое воскресение. На северах отсутствующие пальмы заменили вербами, и воскресение стало Вербным. В Таиланде, впрочем, необходимости в суррогате нет, поэтому православные прихожане несут в храм пальмовые листья.

Недостатка в них нет: вокруг Покровской церкви, которая находится в районе Бангламунг провинции Чонбури, пальмы стоят стеной.

0,002% населения Таиланда исповедуют православие (1 тысяча человек в 2014 году)

На входе не забываем разуваться. В Таиланде в обуви только на улице ходят. Заходишь в магазин, парикмахерскую, в гости, а уж тем более в объекты культа — снимай. Прижилась традиция и в православных храмах Индокитая. Так чище, а пол всё равно всегда тёплый.

За окнами, через поле, — священная скала Чау Чи Чан, на которой во всю высоту, метров на двести, выложен из жёлтого металла гигантский Будда Шакьямуни. Смотрит он аккурат на луковки православного храма. Смотрит, надо сказать, без недовольства: несмотря на то, что 95 % подданных Таиланда — буддисты, к присутствию других конфессий тут давно привыкли.


Сын короля Чулалонгкорна принц Чакрабон Пуванат в 1898 году приехал учиться в Петербург, в 1906-м — женился на Екатерине Десницкой, для чего принял православие. Впоследствии вернулся к буддизму

Под взором со скалы идёт воскресная служба. На расстоянии полумира от Москвы стоит храм, но и антураж практически тот же, и слова. Разве что особо упоминают «о здоровье путешествующих и находящихся в разных странах» и наряду с «богоспасаемым Отечеством» славят короля и королевский дом — то есть нынешнего Раму Десятого. И, поскольку служба идёт на чужой земле, ключевые моменты дьяк поёт ещё и по-английски. А в некоторых храмах и по-тайски служат.

На службе — вся Россия в миниатюре. Поволжье, Урал, много наших земляков-сибиряков. Марина Бакарева — из Находки, в Королевстве провела большую часть последних одиннадцати лет:

— Я заболела, и муж решил перевезти меня в более подходящий климат, начал строить здесь дом. В 2012 году мы в него переехали. Ходить в храм начала уже здесь — сначала вместе с мужем, потом его не стало. Сейчас пора возвращаться в Находку, но, представьте, родственники, когда покупали мне билет, ошиблись, и вместо 4 апреля я лечу только 4 мая! Нет худа без добра: Пасху встречаю со старыми друзьями.

Настоятель, иерей Димитрий Савенков, тоже скоро отбывает в Россию.

Священник — человек подневольный:
куда пошлют, туда и едет.

Попадья Анастасия, которая при Покровской церкви и завхоз, и дирижёр хора, и звонарь, готовится в дорогу:

27 декабря 2001 года в Таиланде было открыто представительство Русской православной церкви

— Два с половиной года мы провели здесь. Я познакомилась с мужем, когда он учился в семинарии. До этого он уже жил в Таиланде, работал тогда ещё на светской работе, а после рукоположения вернулся сюда. В мае и отец Димитрий, и я, и наша дочка Варвара отправляемся в Сергиев Посад, а сюда приедет другой священник. Но бывает, что и в одно место люди врастают: один из настоятелей в Таиланде уже 16 лет!

Тишина и трезвость — норма жизни

Большая воскресная служба завершается причастием. Вино, «кровь Христову», запивают чаем. Вообще, алкоголь не в традициях Сиама. Тайцы пьют мало, редко и неумело, и к тем, кто пьёт, относятся настороженно. Поэтому и православные стараются не излишествовать, даже разговляясь. По чуть-чуть — и хватит.

С «телом Христовым» просто. Таиланд — страна «рисовая»: хлеб здесь начали есть лишь под иностранным влиянием. Но лепёшки кустарного производства можно найти во многих продуктовых лавках. А вот куличей днём с огнём не сыщешь. На помощь приходят русские рестораторы Паттайи, Самуи и Пхукета — делают пасхальную сдобу на своих кухнях, продают по себестоимости, а выручку, как правило, жертвуют. Сложнее всего сделать творожную пасху: тайцы не знают, что такое творог, купить его невозможно. Приходится хозяйкам колдовать со скисшим молоком самостоятельно.

Зато яйца во всём мире одинаковые —
покупай да крась.


Изображение Будды на горе Кхао Чи Чан было создано в 1996 году, к 50-летию правления Короля Рама IX

Ещё в Таиланде запрещено законом шуметь по ночам. Вернее, шуметь вы можете в специально отведённых местах, типа Walking Street в Паттайе, где сосредоточены ночные клубы, go-go-бары и прочие развлечения. Поэтому, когда у православных намечается всенощная с колокольным звоном, священники идут уведомлять полицию. Мало того, храмы должны письменно предупредить всех домовладельцев в радиусе полукилометра, что после полуночи будет набат. Эти письма с соответствующими извинениями надо отдать соседям лично в руки или повесить на двери и ворота.

Представительства РПЦ на сиамской земле аккумулируют вокруг себя не только русских экспатов. Ходят на службы и сербы, и греки, и болгары — их епархии здесь храмов пока не открыли.

Специально для украинцев на службе обязательно звучит просьба о мире не только на всей Земле, но и на Украине в частности.

Нередко можно увидеть и католиков, если их храмы в этом районе отсутствуют: вдалеке от Европы различия между конфессиями не так заметны. И, конечно, самая экзотическая часть паствы — крещёные тайцы. За 16 лет работы РПЦ в Таиланде их появилось довольно много, есть даже рукоположённый священник из аборигенов.

На воскресной службе в Покровском храме из тридцати прихожан двое — тайцы.
Владимир Соупнановуонг и Владимир Пхаманда.

Володи учатся в православном училище на Пхукете, здесь — на каникулах. Пхаманда — местный уроженец, его приходской священник иногда привлекает держать чашу со святой водой во время службы.

От Будды к Иисусу

Крещёные тайцы, как правило, предпочитают, чтобы к ним обращались по их новому имени. Смуглые азиатские люди представляются по-простому: Иван, Дарья, Параскева... Для некоторых воцерковлённость — уже семейное. Например, одна прихожанка в Бангкоке недавно крестила своего восьмилетнего сына. Сама его катехизировала, обучала основам. Любопытно, что его папа остаётся буддистом, но против ничего не имеет: веротерпимость этой религии поистине удивительна.

Как же столь непохожие на европейцев люди преодолевают культурный и языковой барьеры? Отец Димитрий даёт метафизический ответ:

— Архиепископ Николай Японский говорил на этот счёт:

«Cначала нужно человека полюбить, потом дать ему тебя полюбить, а потом на основе дружбы и любви возможно всё».

А иначе, будь ты хоть искуснейшим оратором, результата не добьёшься. Я зачастую и сам не знаю, что именно приводит тайцев к православию.

Дорога к храму у каждого неофита — причудлива и извилиста. Скажем, прихожанка Никольского храма в Бангкоке Параскева попала сюда благодаря... оружию. Она тренировала женскую сборную Таиланда по спортивной стрельбе, коллегой её был приглашённый тренер, румын Юлиан Рачеа. Они стали большими друзьями. Потом Юлиан, и так-то православный, окончательно посвятил себя этому поприщу и из стрелка превратился в иеромонаха Серафима. И Параскеву увлёк. Она перешла в христианство 11 января 2009 года.

— Целый год до своего крещения я посещала храм, общалась с прихожанами. В то время их было гораздо меньше, чем сейчас. Я искала ответы у многих людей, в особенности у тех, кто перешёл из буддизма в христианство. Спрашивала их: «Почему»? И в итоге получила ответ:

«Мне нужна только одна жизнь,
нет нужды рождаться ещё раз.
Этот мир сложен,
и я хочу настоящего счастья».

Интересно, что до октября 2015 года никто из моей большой семьи не знал о том, что я сменила веру. И только совсем недавно они приняли меня как христианку. Были и «проблемы с источниками». Десятилетие назад у меня не было книг на тайском, только на английском. Позже перевод появился, и я прочитала Новый Завет на тайском языке.

Трудности перевода

Переложение с «христианского» на «тайский» — дело сложное, соглашаются Родион и Марина Юрьевы. Оба они — петербургские юристы, но много лет изучают тайский язык. Сначала это было чистое хобби, потом супруги загорелись идеей перевести на тайский необходимые для богослужений тексты, например, «Закон Божий» Слободского. В этом им помогала ещё одна тайская православная, Наталия Апхичатапхонг, которая тогда как раз приехала в Санкт-Петербург учиться в духовной академии.

28 января 2012 года был впервые выпущен перевод «Закона Божия» протоиерея Серафима Слободского на тайский язык

— Трудности не только в языке. Если переводить по словарям, без проверки носителями, получится совсем не то. Тайцы воспринимают такие тексты, как они выражаются, «как будто иммигранты написали». Практика перевода на языки других семей показывает, что нужно обязательно «соработничать» с их носителями. Если посмотреть нашу рабочую переписку с Наталией Апхичатапхонг, некоторые выражения из молитв приходится обсуждать на нескольких страницах, объяснять смысл каждого слова. Например, что значит «иже премудры ловцы явлей» в тропаре Святой Троице? Кто эти «ловцы»? В таких молитвах сконцентрировано очень много отсылок к церковной истории, Евангелию, богословским догматам.

Но главная сложность в том, что в тайском языке есть два уровня. Обычный тайский и так называемый королевский. Этот «высокий штиль» издревле употреблялся для официальных документов, священных текстов, восхвалений венценосной семьи и так далее. Сам тайский язык не имеет с индоевропейскими ничего общего, но в королевском полно заимствований из санскрита. Русский язык — далёкий потомок санскрита, поэтому некоторые слова и словоформы тайского королевского удивительно похожи на наши. Например, приставка «пра-» («прародина, прадедушка») это то же самое, что «пхра» — «почтенный», «уважаемый», «чтимый», «святой». Казалось бы — переводи и радуйся, да вот в современном Таиланде «высокий штиль» почти вышел из употребления! Тайцы его почти не понимают, а переводить обычным стилем, скажем, Евангелие чуть ли не оскорбительно.

Получится что-то вроде:
«Приходит Иисус к Лазарю и давай его тормошить, дескать, вставай-ка, нечего лежать».
Никак не годится!

Вот и мучаются переводчики.

И если бы дело было только в языке — сама культура, образ мышления переводимы с большим трудом. Возьмите хоть традиционное пасхальное приветствие «Христос воскресе». Что значит «воскресе» для тайца? В их представлении люди не воскресают, а перерождаются. Чтобы воскреснуть, нужно сначала окончательно умереть, а реинкарнация — это совсем другое. Поэтому по-тайски пасхальная формула звучит вот так:

— Пхра Кхрист цзяо сонг клап кхин пхра чханомчхи!

Что примерно означает:

— Христос через какое-то небольшое время продолжил жизнь!

Точнее, увы, не получится.

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное
присоединяйтесь!