Лента новостей

Предложить новость

Тайна Сталина в Новосибирске

Об этой поездке Иосифа Сталина не писали в то время местные газеты
Рубрика: политика, экономика, общество

26.11.2018 17:50

фотографии с сайтов aftershock.news, artyushenkooleg.livejournal.com, Infourok.ru

В будущем году в Новосибирске будет установлен бюст Сталину, вокруг которого было столько споров. Но очень немногие горожане знают, что Иосиф Сталин однажды пробыл в нашем городе целых четыре дня, и об этом тогда не сообщила ни одна газета…

«Секретная» командировка

Новосибирцы привыкли принимать у себя не только министров и известных политических деятелей, но и первых лиц нашего государства. В своё время к нам с визитами приезжали Витте, Столыпин, Калинин, Орджоникидзе, Луначарский. Не раз бывали Никита Хрущёв, Леонид Брежнев, Борис Ельцин, Владимир Путин. 

Каждый приезд лидеров был для Новосибирска событием большой важности. К визитам заранее готовились, устраивали торжественные встречи, проводы, многотысячные митинги. Но то, что к нам в 1928 году приезжал «отец народов» Иосиф Виссарионович Сталин, пожалуй, мало кто, кроме учёных-историков, знает. Сталин пробыл в нашем городе целых четыре дня, но об этом событии не сообщила ни одна газета… Ни тебе пышных встреч, ни приветствий, ни митингов — о визите знали лишь посвящённые — верхушка краевой советско-партийной элиты.

Что за нужда привела в Новосибирск товарища Сталина, о чём он беседовал с руководителями Сибирского края и почему всё это происходило в обстановке строжайшей секретности?

Хлебозаготовительный кризис

Западная Сибирь — край аграрный. Издавна повелось, что мы не только снабжали хлебом, мясом и маслом Центральную Россию, но и торговали с зарубежными странами. После революции для крестьянства настали тяжёлые времена — была введена продразвёрстка. Продовольствие фактически насильственно изымалось у сельских жителей. С целью изъятия зерна был создан Сибирский продовольственный комитет. Недовольные политикой новой власти крестьяне поднимали восстания.

В марте 1921 года на X съезде РКП(б) продразвёрстка была заменена продовольственным налогом. Теперь забиралась только часть хлеба, оставшееся же зерно крестьяне имели право продавать. Благодаря новой экономической политике (НЭП) ситуация в Сибири стабилизировалась. Удалось начать восстановление экономики, ликвидировать голод, насытить рынок товарами.

Проблемы начались в 1927–1928 годах. Началом надвигающейся трагедии стал кризис хлебозаготовок. Руководство пыталось любой ценой вырвать хлеб у крестьян по низким ценам, но те не хотели отдавать его за гроши. Заготовки продуктов резко сократились. К январю 1928 года в хлебном балансе страны дефицит составил более ста миллионов пудов зерна. В Сибири темпы хлебозаготовок стали резко падать с октября 1927 года, наметился срыв плановых заданий.

Для преодоления кризиса хлебозаготовок сталинское руководство вначале рассылало директивы ЦК ВКП(б). Однако это не возымело действия. И тогда появилась третья директива (впрочем, не последняя) — от 6 января 1928 года. Как писал позже Сталин, «совершенно исключительная как по своему тону, так и по своим требованиям». Директива эта кончалась угрозой смещения с занимаемых должностей руководителей партийных организаций, «если они не добьются в кратчайший срок решительного перелома в хлебозаготовках».

Руководители Сибирского края приступили к действиям. Появилась краевая тройка по хлебозаготовкам. А первый секретарь крайкома ВКП(б) Сырцов на свой страх и риск за день до приезда Сталина отправил в ряд округов телеграммы. В них давалось указание в качестве показательных процессов «наметить несколько (4–10) заведомо "кулацких" хозяйств и привлечь к ответственности как злостных спекулянтов». Полномочный представитель ОГПУ по Сибири и будущий замнаркома НКВД Заковский дал команду: «Приступить немедленно к операции».

К нам приехал ревизор

Следующим шагом после грозных директив, не возымевших должного действия, стало решение послать для агитации в основные зерновые районы страны крупных партийных работников. По решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 9 января 1928 года в Сибирь должен был поехать Орджоникидзе. Однако его командировка, ввиду болезни, была отменена и 15 января к нам выехал сам Сталин.

18 января 1928 года он прибыл в Новосибирск. В тот же день состоялось заседание бюро Сибкрайкома ВКП(б). Всего присутствовало 40 человек. На протоколе заседания, хранящемся в партархиве Новосибирской области, стоит гриф «строго секретно».

По плану Сибирь должна была поставить для Центра 60 миллионов пудов зерна. Чтобы его выполнить, необходимо было поднять темп заготовок минимум вдвое. Руководство края считало этот план невыполнимым и просило его снизить. Однако Сталин, применив «некоторые воздействия», добился того, что совещание работников единогласно постановило выполнить весь план «во что бы то ни стало».

В протоколе заседания значатся 13 пунктов, в соответствии с которыми должны были действовать сибиряки, навёрстывая темпы хлебозаготовок. С этого времени план по округам и районам давался на каждую пятидневку. Нужно было немедленно обеспечить бесперебойную отгрузку хлеба, послать на места ответственных работников, привлечь к пропаганде прессу. Но самое главное — по требованию товарища Сталина решено было применять чрезвычайные меры: привлекать отказывающихся продавать хлеб по госценам к судебной ответственности по 107-й статье УК РСФСР. Согласно этой статье, виновные в спекуляции, в нежелании продавать хлеб подвергались аресту, суду, а их товары конфисковывались в пользу государства.

«Мы слишком круто повернули»

На следующий день (19 января) Сталин послал из Новосибирска в Москву две шифротелеграммы. Одна была адресована Косиору, вторая — Молотову и Косиору. Генсек жаловался, что «нигде так не отстали в заготовках, как в Сибири». Положение, по его мнению, может выправить лишь «зверский нажим», то есть репрессии и умение руководить.

Местное партийное руководство «старалось» изо всех сил. Недаром Иосиф Виссарионович даже напишет в первой телеграмме: «Работники готовы разбиться в лепёшку, для того чтобы выправить положение», и заметит во второй: «Считаю долгом отметить, что здешние партработники взялись за дело с большим рвением и работают по совести, как истые большевики, что дает основание рассчитывать на успех». 

Однако не все были такие согласные… Председатель правления Сибкрайсельбанка товарищ Загуменный позволил себе не согласиться с вождём. Свои доводы он изложил в личном письме Сталину и секретарю Сибкрайкома Сырцову. Загуменный категорически был против применения 107-й статьи к кулакам «в полном её объеме». Он считал, что кулаков нужно судить только за скупку хлеба, а не за то, что они излишки хлеба не продают. «Я глубочайше убеждён, что эффект от таких мероприятий мы получим совершенно противоположный тому, который ожидаем». По его мнению, середняки и бедняки этих мер не поймут и расценят такие действия как возврат к военному коммунизму.

«Мне кажется, что мы слишком круто поворачиваем», — закончил своё послание Загуменный. Сталин подробно письмо изучил и сделал много пометок. Одна из них была довольно лаконична: «ха-ха».

«Урало-сибирский метод»

20 января Сталин выступал уже на закрытом бюро Сибкрайкома ВКП(б). Вот тут-то он и проехался по письму председателя правления Сибкрайсельбанка, вынеся его на всеобщее обсуждение, объяснив, что хоть он и нарушает приличия, но все же плюсов от этого будет больше. Сталин по-прежнему доказывал необходимость репрессий по отношению к кулаку. Середняк же, рассуждал отец народов, испугается и скажет: «Хорошо, если бы заплатили больше, но тут дело тёмное. Петруху посадили, Ванюшку посадили, могут и меня посадить. Нет уж, лучше продам хлеб. С Советской властью нельзя не считаться».

Здесь же Сталин начал речь о скорейшем создании колхозов и совхозов. «Нужно добиться того, чтобы в течение ближайших трёх-четырёх лет колхозы и совхозы, как сдатчики хлеба, могли дать государству хотя бы третью часть потребного хлеба». Публицист Отто Лацис писал позже, что «глубочайший социальный переворот, составляющий, по Ленину, целую эпоху (на худой конец одно-два десятилетия), у Сталина превратился в оперативную кампанию, которую можно, как и хлебозаготовки, проводить административными средствами».

21 января вечером Иосиф Виссарионович уехал на Алтай, чтобы дальше продолжать «накручивать всех как следует». Он посетил Барнаул, Рубцовск, далее Омск, Красноярск и вновь Омск. В Москву вернулся лишь 6 февраля. Рабочая командировка длилась целых три недели.

В ходе поездки отрабатывалась система чрезвычайных мер – грубого административного нажима на крестьянство, получившая затем наименование «урало-сибирского метода» и навязанная всей стране. По приезде секретарь ЦК ВКП(б) создал очередной документ «Первые итоги заготовительной кампании и дальнейшие задачи партии». Удивительно, но материалы выступлений Сталина в Сибири впервые будут опубликованы лишь через 21 год в собрании сочинений вождя 1949 года, и то в краткой записи. Полные тексты читатели смогли прочесть лишь в начале 90-х годов.

«Кулаком по кулаку»

После отъезда вождя в Сибири начались показательные аресты и конфискация имущества у тех, кто противился добровольной и бесплатной сдаче зерна. За три месяца 1928 года в Сибирском крае были привлечены к суду тысячи крестьян, у них конфисковали 700 тысяч пудов хлеба, 78 мельниц, 68 амбаров. Активную работу начала пресса. Первые полосы пестрели лозунгами: «Кройте кулака советскими законами», «Кулаком по кулаку», «К врагам Советской власти нужно относиться со всей строгостью революционной законности». Газета «Советская Сибирь» сообщала, что в Новосибирском округе отмечается подъём в хлебозаготовках. «Крестьяне везут хлеб с редким воодушевлением, с красными флагами и лозунгами: "Выполнили на 100 % план заготовок"».

Летом 1928 года в Новосибирске прошло еще одно «хлебное совещание» при Сибкрайкоме партии с участием секретаря ЦК ВКП(б) Косиора. Было решено усилить реквизиции и отобрать у крестьян не меньше пяти миллионов пудов хлеба.

В результате годовой план в 82 миллиона пудов, из которых 60 миллионов пудов для Центра, был выполнен ценой огромных усилий на 96 %. Конфискованный по 107-й статье хлеб составил ничтожную долю — менее 1 % всех заготовок. Гораздо большие последствия имело применение чрезвычайных мер: обострение социальных конфликтов в деревне, дезорганизация хлебного рынка, неуверенность и настороженное отношение крестьянства к власти.

В 1929 году государство перешло к ускоренной и насильственной коллективизации. Впереди было «раскулачивание». «К апрелю 1930 года "раскулачили" 52 тысячи крестьян и отняли у них имущества на 15 млн рублей. В следующем году для закрепления этого "успеха" в болота Нарыма сослали еще около 200 тысяч сибирских крестьян», — писал историк Владимир Исупов.

Дорого нам обошёлся приезд вождя…

Комментарии

Лента новостей

Статьи по теме

Image
13.11.2018

Великие имена России: Новосибирск забыл Георгия Байдукова

Наибольшее число голосов по итогам прошедших этапов конкурса набрали тр...

Image
08.11.2018

День Сибири: праздновать можно, но осторожно

Власти пр...

Image
26.10.2018

К 100-летию ВЛКСМ: вредные привычки комсомола

Пили и кур...

Популярное

Image

Водитель бердской маршрутки выставил на мороз тяжело переболевшег...

Image

Две машины не пускали в больницу скорую с пациентом в Новосибирск...

Image

С щенком и продуктами прилетел к Агафье Лыковой кузбасский губерн...

Image

За «кровавый Хеллоуин» в новосибирской семье подростки отправятся...

Image

«Автомобили уничтожило»: в жутком ДТП в Новосибирской области пог...

Image

#Безсоли: в помощь бийскому деду-мему выпустили тематические прин...

Image

Маметкинский Хатико покинул остановку и обрёл новый дом

Image

Юный иркутянин умер на морозе, пока родители спасали школу от огн...

Image

Ушедшему в отставку министру промышленности НСО нашли замену

Image

Бабушка попыталась задушить обидчика внука в барнаульской школе

Image

Тарифы на тепло поднимутся дважды в Новосибирской области

Image

Омичи взбунтовались против вторжения китайских гастарбайтеров

Image

Фейковый репортаж о зиме в Новосибирске возмутил внимательных зри...