Отцы и деньги

Протестный манифест бывшего настоятеля мужского монастыря

06.02.2013 08:15

Фотографии Сергея Мордвинова

Новосибирская митрополия Русской Православной Церкви распространила предостережение от общения с бывшим настоятелем мужского монастыря, игуменом Феодосием. Его обвиняли в финансовых махинациях и «использовании авторитета Русской Православной Церкви в качестве прикрытия для своих афер». Позже упоминание о махинациях с сайта митрополии исчезло. Сам опальный отец Феодосий утверждает, что нападки на него вызваны личным конфликтом с главой местной епархии, и рассказывает корреспонденту Сиб.фм о фарисеях, сожранных священниках и торговле «благодатью».

По церковным канонам не принято выносить подобные истории наружу. Нельзя обращаться в светские суды, средства массовой информации. Как только рот открыл — ты враг Церкви, тебя нужно предать анафеме, как Галилея или Толстого. У Папы Римского хоть хватило ума прощения попросить за Галилея. А то, что сейчас делают чиновники от Русской православной церкви, ведёт к утрате авторитета и ничем хорошим не закончится. Церковь сама по себе — это церковь Божья, она святая и вечная. А московская патриархия, новосибирская епархия — земные организации. Вся эта история — бытовуха, наши личные взаимоотношения с управляющими местной епархией. Проблемы намного серьёзнее.

Когда-то я восстанавливал семинарию, а сейчас бы сказал молодым людям: «Не торопитесь становиться священниками, будьте очень осторожны. Вы придёте в рабство и можете быть подвергнуты любому наказанию, любой клевете без всякого суда и следствия. Это не нужно Богу, не нужно Христу». Как говорил Рокфеллер: разрастающаяся бюрократия занимается только интересами разрастающейся бюрократии.

Я пришёл в епархию в 21 год, когда её главой был владыка Сергий. Он поступал по христианским принципам. Потом всё изменилось.

За эти годы на моих глазах сожрали десятки прекраснейших священников.

Пошушукались — и нет человека. Он уже и несмиренный, и еретик, и сволочь, и аферист, и негодяй. Набор клейм готов.

Я сначала думал, что так и должно быть, потом стал бояться. Сейчас я считаю это своей виной и должен извиниться за своё молчание. Как говорит Понтий Пилат в «Мастере и Маргарите»: «Главный грех — это трусость». Все боятся, что их отпихнут от кормушки.

При мне многие отцы буквально на своих костях построили храмы в Новосибирске. На костях — потому что построить храм — это полностью угробить своё здоровье. Это подвиг, невероятный труд. Священник занимается всем — от бухгалтерии до канализации. И как хочешь крутись, никто тебе ни рубля не даст. У нас же как это делается: вот тебе дают приход, там три бабушки и яма во дворе, нужно возводить храм.

А как достраиваешь, кто-нибудь даст взятку кому надо, и на твоё место приезжает другой священник. Приходы, где есть деньги и люди, всегда востребованы.

Так и случилось. После того как священники завершили строительство храмов в Новосибирске, одного, например, объявили пьяницей и негодяем, про другого какие гадости только не говорили, в чём только не обвиняли. Сняли с него крест. Он, бедный, засох, зачах. Не знаю, жив он сейчас или умер — ему тогда уже было лет 80. Искренне прошу у них всех прощения.

2 храма и духовная семинария возведены в Новосибирской области усилиями игумена Феодосия

Если бы у меня не случился конфликт с нынешним епископом, и я не ушёл два года назад из новосибирской епархии, наверное, для меня это всё и осталось бы нормой. Идеология настолько сильна, что она порабощает ум. Я искренне верил — всё то, что я делаю, нужно Христу.

Есть ценности непреходящие: дружба, любовь, милосердие, прощение. Эти понятия коренятся в Евангелии, которое используется как основа для любой церкви, любой христианской религии. Но вся беда в том, что это надо и самим соблюдать, не только говорить об этом. В священном писании сказано: спрашивают апостолы Христа, как поступать со священниками, а он отвечает: «Слушайте, что они говорят, и делайте, но путями их не ходите. Так, как они сами живут, не поступайте». Всегда так было.


В 1517 году богослов Мартин Лютер сформулировал 95 тезисов с критикой индульгенций и утверждением Священного Писания как единственного авторитета

В своё время Мартин Лютер прибил к дверям Виттенбергского собора 95 тезисов. Это послужило источником колоссального оздоровления Римской католической церкви. Так вот, я хочу сегодня прибить к воротам новосибирского кафедрального собора русской православной церкви свои тезисы.

Первый тезис

Необходимо вернуть участие в церковной жизни прихожан и простых священнослужителей. Я вижу, что за последние два года произошла приватизация РПЦ в интересах небольшой кучки московских чиновников от церкви. Этого не было никогда, ни в одной православной церкви мира, это беспрецедентно. Прихожане и священники исключены полностью из всякого управления церковью, её имуществом, деньгами и так далее.

Участие прихожан в жизни церкви полностью упразднено, они стали просто покупателями свечек — прийти, поставить свечку, исповедаться и выйти. Оплатить определённый круг духовных услуг.

По старому уставу своим имуществом приход распоряжался сам. По новому же всё принадлежит Москве.

Второй тезис


Суточная аренда зала в Храме Христа Спасителя для банкета или фуршета обходится в 50-150 000 рублей

Нельзя торговать Богом. Неприемлемо взимание платы за церковные таинства. Крещение, отпевание и все таинства должны быть бесплатными. Если человек верит, что жизнь не заканчивается куском сгнившего мяса и вечность всё-таки есть — важны только его личные взаимоотношения с Богом. Когда возникают посредники, у них появляется соблазн брать деньги. И они свято верят, что защищают Христовы интересы, что Бог поставил их менеджерами.

Третий тезис

Необходимо дать священникам определённые права и свободы, должны быть профсоюзы, как на Кипре, например. Там есть и профсоюзы, и независимый церковный суд, а не то посмешище, которое сейчас устроила патриархия из церковного суда, в котором архиерей местный является законодателем, судьёй, адвокатом, обвинителем и исполнителем. Он един во всех лицах, как Змей Горыныч.

Каждый священник должен иметь право на пенсию — не государственную, а ведомственную. Сейчас священник даже не имеет права заключения договора с епархией о найме на работу и никаких социальных гарантий.

Очень удобно, когда священник бесправен, когда он не может сказать слова в свою защиту.

Когда все запуганы, забиты, сидят, закрыв рты и выпучив глаза. Потому что от кормушки отодвинут и выгонят служить в глухую деревню.

Четвёртый тезис


Вавилон — апокалиптический символ большого, богатого и безнравственного города

Нужно устранить крайнее неравенство священников. Я очень обеспокоен тем, что церковь разделили на белую кость и на чёрную, где кто-то имеет всё, а кто-то — ничего, только рот откроет — сожжение на костре. Это самая главная беда.

В католической церкви, например, епархии разделяют средства, и священники в любых местах служения получают одинаковую зарплату. У нас не так. Тот, кто служит в городе, получает возможности и прибыли, а тот, кто в деревне — нищенствует.

Пришла тысяча бабушек и купила тысячу свечек по десять рублей, или пришли десять бабушек и купили десять свечек по десять рублей — есть разница? Поэтому у сельского священника дети не получат нормального образования и не поступят потом в институт, а матушка его вечно будет возмущаться, что ей надоело ухаживать за коровами.

И получается колоссальнейший разрыв между, допустим, управляющим епархией, у которого олени живут в огороде, павлины в птичнике, машины с личными шофёрами — с одной стороны, и нищим сельским священником — с другой.

* * *


Если у вас есть вопросы к отцу Феодосию — !

Четыре тезиса — это немного, но это только начало, у меня их гораздо больше. Я бы хотел, чтобы остальные мы дописали вместе с теми, кому важно возрождение Русской православной церкви. Нужно приходить к оздоровлению и возвращению из вавилонского плена. Я выступаю не против Церкви, не против духовности. Я против клерикализма, бесправия, наглости, бессовестности и клеветы. Я не стыжусь и не боюсь, это моё выстраданное. Пусть они жгут костры, начинают охоту на ведьм, пусть судят, пусть рядят, пусть делают, что хотят. Но это правда той жизни, которой мы сейчас живём.

Ваш комментарий

Новости партнеров

Загрузка...