Хирург на Эльбрусе: встань и иди!

 О вулканических породах, горной болезни и нарзанных источниках  3 июля, 13:18

Мария Тищенко
журналист
подходящие темы
Хирург на Эльбрусе: встань и иди!
Фотографии предоставлены Николаем Бугайченко

Корреспондент Сиб.фм поговорил с Николаем Бугайченко — хирургом и руководителем отдела коммерческой деятельности Новосибирской областной больницы о деле, которым он занимается, помимо работы. В мае Николай покорил восточную вершину Эльбруса, а в день возвращения в Новосибирск уже вышел на дежурство. Он рассказал, почему в это время года не так много желающих подняться на гору, что напоминает вид с вершины горы и с какими сложностями можно столкнуться при восхождении.

Восхождение на Эльбрус — это была ваша мечта или цель: какую терминологию предпочитаете?

Я бы предпочёл называть это целью. На самом деле решение о восхождении на Эльбрус родилось зимой, а принято было весной. Это наша инициатива с ребятами-туристами из Нижнего Новгорода, с которыми я общаюсь не один год. Они проходили и зимний Алтай, сплавлялись на байдарках по рекам нижегородской области, участвовали во многих других туристских подвигах. Мы достаточно серьёзно готовились в течение полутора месяцев, а 29 апреля встретились в Минеральных Водах и тут же попали в приключение, которое длилось восемь дней. Группа была коммерческой: четыре участника с двумя проводниками из Украины.

5642 метра — высота стратовулкана Эльбрус — самой высокой вершины Европы и России

Подготовка преимущественно была связана с экипировкой?

С одной стороны, меня можно назвать туристом: у меня за плечами — обычные равнины, сплав на байдарках, походы по Забайкалью, теперь ещё и Эльбрус. С другой стороны, в равной степени я являюсь спортсменом: занимаюсь беговыми лыжами, плаваньем, бегом, общей физической нагрузкой — делаю всё это системно.

А вот когда мы решили, что пойдём на Эльбрус, начали специально тренироваться. Я понимал, что восхождение будет в полной амуниции — в горной одежде, специальной обуви, поэтому специально бегал с рюкзаком по этажам вверх и вниз, ходил по пересечённой местности.

То есть в течение месяца была нагрузка, которая соответствовала той, что будет в горах.

Эльбрус — это самая высокая гора Европы, считается, что при плохих погодных условиях, она ничем не уступает Эвересту. На самом деле это вулкан, который около 3 тысяч лет назад извергался и до сих пор стабилен, поэтому на нём очень много вулканической породы. Эльбрус состоит из двух рядом расположенных вершин: восточная, на которую мы восходили, высотой 5,621 километра и западная — на 20 метров выше.

Восхождение на Эльбрус осуществляется с четырёх сторон, самая простая из них — южная. Она наиболее обжитая, социализированная, цивилизованная: там есть горнолыжный спуск и подъём, поэтому основная масса людей, которая не имеет опыта в горах, идёт оттуда.

У нас был более жёсткий, северный вариант. Поэтому важны были физическая подготовка и умение терпеть.

Этот путь — второй по лёгкости, потому что с востока и с запада ещё более сложные маршруты, а нам надо было уложиться в майские праздники.


Первое успешное восхождение на Эльбрус было совершено в рамках научной экспедиции Российской Академией наук

Откуда начался пеший переход?

Сначала из Кисловодска нас завезли на высоту 2,1 километра. До планируемого места не доехали 15 километров, потому что дороги были заснежены, и в ночь мы оказались на дорожном полотне с палатками, под снегом. Потом шли пешком в полном снаряжении по долинам и ущельям, по дорогам и бездорожью. Только через сутки началось настоящее восхождение, когда уже набиралась высота. Путь до штурмового лагеря занял четыре дня, то есть четыре ночёвки. Этот лагерь, известный под названием Северный приют, и точка МЧС, находящаяся там же, в майские праздники не работали. Выходной, да и к тому же активно туда ходят в июле.

Есть такое мнение, что в горах расстояния измеряются не километрами, а подъёмами вверх.

По туристической шкале — достаточно грубо — считается, что 100 метров вверх равносильны 1 километру дороги. И если говорить, что восхождение до штурмового лагеря было до 3,7 километра, то по таким меркам это было 37 километров пути.

Тренировочный подъём из штурмового лагеря на 4,7 километра был очень тяжёлым: первые два часа шли без остановки, а потом остановки стали чаще. Закончилось всё тем, что мы делали перерыв каждые 30 шагов, чтобы отдышаться. Сначала хватало двух вдохов для длинного перехода, а после и для короткого не хватало 50, чтобы прийти в нормальное состояние. Фактически с ног валились, несмотря на то, что суточные переходы были километров по 15 всего. Когда дошли до высоты 4,7 километра, двое из четырёх наших ребят отказались от основного восхождения: поймали горную болезнь. Они повернули назад, ушли с одним проводником, а мой друг из Нижнего Новгорода, я и второй проводник остались для восхождения на вершину.

Как проявляется горная болезнь?


Несколько лет назад были начаты исследования по применению «Виагры» против горной болезни

Это адаптация организма к гипоксии. По срокам поход был сжатым: человек, который пробудет на высоте 3,7 километра неделю, перенесёт восхождение на Эльбрус гораздо легче, чем тот, кто пробудет один день или два. На этих высотах кислорода более чем вполовину меньше, чем на наших равнинах. Хотя, конечно, это индивидуальная вещь: горная болезнь может проявляться уже на высоте 2 тысячи метров или не проявиться вообще. В основе горной болезни — нехватка кислорода и физическое переутомление.

Проявляется горная болезнь так: головная боль, абсолютная апатия, сонливость, затруднение мыслей. Альпинисты восходят и, если нет контроля, теряют самообладание — засыпают и могут не проснуться.

Ощущаешь, что ничего делать не хочется, тебя из стороны в сторону мотыляет, падаешь, но всё равно встаёшь и идёшь.

Вы как медик принимали специально какие-то препараты перед восхождением?

Фармакологически я себя никак не готовил. Есть препараты, которые рекомендуются альпинистами, но если их оцениваешь как медик, то не очень в них веришь. Во-первых, их нужно принимать заранее в течение длительного времени — например, тот же «Мельдоний».

Такие вещи как глициновая кислота и прочее — ерундовые, не существенные.

Конечно, когда мы восходили, коллективно наелись «Нурофена» и «Пенталгина», чтобы голова не раскалывалась, но это не лечение, а с собой взяли аскорбинку и шоколадные батончики.

Питались в основном чаем и шоколадными батончиками?

Чай и шоколадные батончики — это на момент пиковой физической нагрузки. А так у нас был специально составленный нашими гидами рацион. Главное — достаточная калорийность. Формируется из обычных походных продуктов: круп, печенья, чая, тушенки, колбасы, сыра. В этой зоне люди костров не разжигают, там нет деревьев, мало кислорода, холодно, поэтому вся пища готовилась на газовой горелке. В качестве воды был растопленный снег. По закону гор, на обратном пути мы оставили еду в приюте: вдруг кто-то окажется в не очень комфортной ситуации и воспользуется нашими запасами.

Каким было само восхождение на вершину Эльбруса?

По статистике, в это время года из-за плохой погоды эффективных восхождений с северного склона Эльбруса всего лишь 25–30 %, то есть, как правило, люди выше штурмового лагеря не идут. По всем метеопрогнозам был всего лишь один благоприятный день для нашего восхождения, поэтому его выбрали и другие желающие: оказалось, что сразу шесть групп в одну ночь собрались в штурмовом лагере для того, чтобы забраться на вершину.

Есть правило: если при попытке восхождения до 14:00 люди на вершину Эльбруса не взошли, то где бы они ни находились, нужно возвращаться.

4 часа 39 минут 17 секунд — мировой рекорд восхождения на Эльбрус

Подъём у нас был в 22:00, вышли по темноте под свет фонариков в 00:30. Ночью было холодно, с рассветом немного сил прибавилось. На гору зашли в 12:07. Высота этой вершины — 5,621 километра. Наша команда поднялась первой, но позднее пришли группы из разных регионов, например из Ижевска и Москвы.

Какими были ощущения, когда поднялись на вершину?

На подобную высоту я не ходил и не представлял, как это выглядит.

Когда мы поднялись выше облаков, то увидели красивое голубое небо, белый снег, а сверху — ничего.

Такая впечатляющая сфера получается. Оказалось, что на вершине — космический вид: огромная площадка и очень сильный ветер. Эту площадку ещё можно сравнить с десятью футбольными полями. Неровная, с большим количеством вулканических пород — чёрных камней — и со снегом. Внизу — облака: как вид из самолёта. И только в одном месте из-за облаков выступает большой Кавказский хребет, внизу сам Эльбрус, а всё остальное где-то далеко.

Норма нахождения при подобном восхождении на вершине Эльбруса— не более 20 минут, потом обратно сгоняют. Вот что интересно: мы шли по диким местам, где не было связи, а на самом верху горы все мобильные операторы работают, то есть с вершины Эльбруса ты можешь звонить кому угодно.

Я, конечно, домой позвонил.

И развернул наверху флаг Новосибирской государственной областной больницы. Я заранее придумал, что хочу так сделать, и подготовил этот флаг.

Мне хватило 15 минут, чтобы отморозить руки, в течение которых я надевал на ходовую палку флаг и звонил семье.

Температура может не опускаться ниже —10 °С, но ветер страшный. У меня пальцы облазили и чувствительности не было ещё какое-то время, даже когда вернулся. Мы были на вершине горы час, потом наш гид чуть ли не метлой погнал назад. Когда спустились метров на 300, нас уже догнала горная болезнь. До лагеря вниз мы дошли за пять часов — достаточно быстро. Выпили чая, и меня горная болезнь покинула. Бывает, что люди лежат по полдня, но мне повезло.

Обратный путь был проще, поэтому успели полюбоваться природой?

Интересно было, когда пошли вниз и зашли в облако, — просто ощущение молока. Хорошо, что не шёл снег: было видно протоптанную колею. И обратно мы вернулись туда, откуда нас забрала машина.

Там было красиво: подснежники, мандарины, другие цветы, разные горные речки со снежными водопадами и нарзанные ванны.

Если ещё говорить о романтике, то впечатляют красивейшие горы, простор, прекрасное небо, нарзанные источники, которые просто бьют из земли. Причём я думал, что нарзан как-то газируют, но нет: он сам таким течёт из трубы. Набираешь его в какую-нибудь ёмкость, и она покрывается пузырьками. Мы везде искупались, несмотря на прохладную погоду. Температура воды была около +5 °С.


13 февраля 1943 года на западной вершине Эльбруса был установлен флаг СССР

Понравилось, что очень чисто везде, потому что туристы, которые поднимаются на вершину горы, прячут бытовые отходы, а на обратном пути забирают. Марена очень красива: когда-то давно шёл ледник, который таял и тащил за собой огромные камни — они застилали поля. Ещё проходили зону, где, как говорят, был расположен немецкий аэродром во время Второй мировой войны. Они туда водрузили свой флаг, а когда немцев выгнали, поставили флаг СССР. Потом нас привезли в Кисловодск, где есть все удовольствия мира. 9 Мая я встретил в Пятигорске — столице Кавказского округа: там был свой Бессмертный полк, джигитские танцы на улицах и прочее.

Чтобы забраться на такую вершину, надо быть не только физически подготовленным, но и морально?

Да, конечно. Важны склад характера, упрямство и физическая стойкость. Ребята, которые, к сожалению, не взошли на вершину, планируют на следующий год повторить попытку. Тем более один из них уже был на другой вершине Эльбруса, с юга.

Как я уже говорил, наши проводники — это ребята из Украины, Донбасса и Одессы, при этом у нас не было никаких поводов для разногласий или политических дискуссий.

Мы шли одной командой. Люди, которые лишены всей этой политической подоплёки, являются единым народом.

Можно сказать даже, что в таких жёстких условиях друг от друга зависит жизнь, поэтому разделения на украинца и россиянина нет.

А что было самым сложным именно для вас?

Наверное, самое сложное — длительность восхождения наверх и некая неопределённость: мы не знали, сколько по времени нам ещё идти, это сильно дезориентирует, держит в напряжении. Не представляешь, хватит ли вообще сил и времени на подъём, потому что на спуск тоже нужны силы. Мы ведь не были до конца уверены в том, что успешно взойдём.

К тому же важно, что на этой высоте на Эльбрусе очень часто резко меняется погода. Поэтому если ты смотришь в абсолютно чисто небо, потом наклоняешься и пять минут смотришь вниз, то можешь поднять голову, а всё уже занесено облаками, идёт дождь, снег — всё что угодно. На любом этапе своего восхождения мы могли повернуть назад, объективно оценив риски. Никто не хотел восхождения любой ценой: мы понимали, что если будут проблемы, которые нам помешают, не будем сломя голову лезть и повернём назад. Это осознание тоже добавляло морального напряжения.

Из-за горных условий, с меньшим количеством кислорода, там плохо спится. Лежишь уставший, а спать не получается.

Нужно было пить снотворное или «Фервекс» перед сном — почему-то такая рекомендация существует. Если бы это был бы трёхнедельный поход, то он стоил бы других сил для восхождения. А так как мы шли достаточно быстро, адаптация не успевала, точнее, успевала, но не так, чтобы нам было комфортно.

Придумали себе новую цель?

Пока нет, её выращивать надо: я человек семейный, многодетный, мне сначала нужно уже пережитое в семью передать. Горы, конечно, манят, но если поехать на более серьёзную вершину, то такое путешествие отнимет ещё больше времени у семьи. Если это восхождение со всеми дорогами заняло больше 10 дней, то более серьёзный пик — недели три как минимум.

В вашем кабинете есть картина с изображением гор — как мотивация, потому что горы манят?

Эта картина была приобретена в горах Южной Кореи в буддийском монастыре. В ноябре 2016 года по обмену опытом ездили туда и посещали клиники. В монастырь был запланирован отдельный визит. А горы, конечно, манят.

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное
присоединяйтесь!