Чтобы жизнь не была бытовухой

 Как отправиться в путешествие в горы, пустыню и в Академ  25 августа, 13:55

Илья Кудинов
журналист
подходящие темы
Чтобы жизнь не была бытовухой
Фотографии Ильнара Салахиева и Евгении Марковой

Евгения Маркова взбиралась на Белуху, Эльбрус, добралась до базового лагеря Эвереста. Больше четырёх месяцев в общей сложности провела в Непале, видела миражи в пустынях Узбекистана и Монголии. В планах — Марокко, Северный полюс, кругосветка. Её фото публикует National Geographic, в Новосибирске прошла персональная выставка. Женя — дизайнер в «Красном факеле» и путешественник. Каждый новый пункт для неё не случаен, а является частью большого замысла. О нём и о бесконечном путешествии она рассказала корреспонденту Сиб.фм.

Места зовут

Женя, как тебя вообще представить: ты путешественник, фотограф, дизайнер?

Всё это вместе и сразу. Но в первую очередь трэвел-фотограф. Ну и, естественно, организатор путешествий и дизайнер.

А как и для кого ты организуешь путешествия?

Обычно сначала сама пускаюсь в них, подробно узнаю места. Полностью погружаюсь в культуру, в маршрут. Узнаю все тонкости и нюансы, которые могут встретиться. Если страна и место меня цепляют, отклик внутри появляется, то получаю все нужные мне контакты и делаю так, чтобы можно было полностью на себе завязать этот маршрут и провести по нему людей.

Расскажи подробнее, как рождается идея путешествия, как ты всё организуешь?

— Само место выбирается внутренним чутьём. Говорят, что места зовут.

Допустим, сейчас я не могу сказать, куда поеду в следующий раз, потому что ещё не переварила предыдущие впечатления и жду нового отклика. Хотя мысли постепенно уже приходят. Так же было с Белухой. Она мне снилась три года, и только тогда я смогла забраться на её вершину. Так же Эльбрус звал. Непал вообще вне конкуренции. Он всегда снился, всегда где-то был. Таким образом, места всегда выстраивались в какой-то пазл, в цепочку. Из одного места всегда вытекало другое.

Например, я съездила в Узбекистан весной, и там меня заинтересовала пустыня. Я там попала на окраину пустыни, гуляла по старым крепостям. Потом целый день ехали с водителем по этому зною, видели миражи. Это какое-то фантастическое ощущение! И я поняла, что моё сердце отдано не только горам. Тогда стало понятно, что следующим местом, которое я посещу, будет пустыня. Чтобы эту стихию познать сполна. И поэтому у меня всплыла Монголия с пустыней Гоби. Дальше ещё хочу углубиться в эту тему — например, Марокко зовёт.

По поводу того, как я это организую. Сначала я сама мониторю интернет, читаю кучу отзывов, провожу выходные за раскопкой нужной информации, сама для себя создаю какой-то маршрут. Причём это далеко не всегда маршрут, который есть у каких-то туров и пакетов. Затем уже сама еду туда, на месте всё разведываю.

Когда оказываешься там, смотришь, были ли верны твои гипотезы и что ещё можно добавить. Например, ночёвку в пустыне.

3 пустыни расположены на территории Узбекистана

Ты так говоришь о путешествиях, как будто в них есть какая-то сверхзадача: познать горы, познать пустыню.

Это скорее интерес узнать все проявления мира. Ты теоретически знаешь, что есть в мире: Северный полюс, Азия, пустыня и так далее. И те моменты, которые тебя привлекают, ты можешь познавать на практике. Например, меня интересуют разные стихии, из которых состоит мир: поля, горы, ледники, пустыни, густые леса. И постепенно я пришла к пониманию, что в первую очередь меня привлекают крайние проявления выразительности природы.

То есть, либо это прямо «горы-горы», как Гималаи или Алтай, либо, например, пустыня. И ещё я мечтаю на Северный полюс попасть.

Путешествие на работу

У тебя в соцсетях висит девиз «Путешествия никогда не заканчиваются, они лишь меняют свою форму...» Что это значит для тебя?

Это такое напоминание для себя. В данный момент я связана работой, из-за которой не могу путешествовать так свободно, как хотелось бы. И это личное напоминание, что путешествие — это не обязательно должна быть поездка куда-то далеко. Это может быть поездка в Академ или даже на работу. Всё это может стать путешествием, если посмотреть на это под нужным углом. Получается тогда, что мои дальние путешествия никогда не заканчиваются, а просто видоизменяются.

А вообще это цитата из фильма «Тропы» про девушку, которая одна с четырьмя верблюдами пересекла всю Австралию через пустыню. Я как раз ехала в поезде между городами в Узбекистане и достала свой ноутбук, и у меня там был этот фильм.

Я смотрела в окно, тоже видела пустыню и поняла, что я, наверное, могла бы так же, как эта девушка.

Тебе самой удаётся относиться к дороге на работу как к путешествию?

Постоянно не получается, конечно, но я стараюсь в этом русле мыслить, чтобы жизнь не была бытовухой. Ищу какие-то более высокие мотивы, нежели просто заработок денег, например.

Наверное, в городе ты живёшь в ожидании будущих путешествий?

В планировании, скорее. У меня в голове всё время вертятся мысли: «Куда дальше? Что и как там?» Когда я возвращаюсь, я ещё месяца два живу не только в реальности, но и в воспоминаниях. И это естественно, потому что я разбираю фотографии, пишу рассказы, отчёты, снова погружаюсь туда. Это хорошо, потому что если ты будешь жить только в настоящем, то некоторые вещи просто не осознаешь. Не всё приходит здесь и сейчас, что-то нужно переварить. А потом, когда этот период проходит, место освобождается внутри, начинаешь думать о новом и наполняешься новыми мечтами, планами.

Зачем путешествовать?

Какой ты возвращаешься домой? Обычно отдохнувшего человека всегда видно.

Я нахожу там воодушевление, большой поток энергии. Кучу сил, кучу идей, вдохновение. После путешествия как будто выхожу на новый жизненный виток.

Это после всех поездок?

Да. Потому что каждая смена обстановки не просто так происходит. Обычно не просто так хочешь куда-то попасть, а по каким-то определённым причинам. Либо это заветная мечта, либо складывается классная компания. Какие-то моменты, которые на тебя воздействуют.

Ты ищешь попутчиков?

В последнее время одна езжу. Я пережила тот период, когда едешь, неважно с кем, на альпинистские сборы. Через всё это прошла и поняла, что люди, которые с тобой рядом — это половина успеха всего путешествия, как и в моральном плане, так и во всех остальных. Не всегда удаётся состыковаться по времени или по местам, возможностям.

Поэтому я забила на это — так можно до старости сидеть всех ждать.

Мне не страшно одной, и я часто езжу в одиночку.

Для тебя важен сам факт путешествия или то, куда ты поехала и с кем?


31 658 706 раз выезжали россияне за пределы страны с целью туризма в 2016 году

Скорее важнее второе. Опять же, вспоминаю тот период, когда ездила со всеми подряд по принципу «туда хочу, поеду с ними». То есть уже просто на количество. Тогда я поняла, что эффект от путешествий переставал работать при таком подходе. Это уже было что-то на уровне стресса. Потому что не получалось оставаться наполненной, силы всё время расходовались на переваривание разных ситуаций.

Путешествие — это ведь и поиск гармонии с миром, с самим собой, и могут быть ситуации, когда это не получается из-за внешних факторов, из-за людей, например.

Часто люди от чего-то сбегают в путешествиях. У тебя такое бывает?

— Я пришла к такой мысли, что ты не сбегаешь от чего-то, а убегаешь к себе.

Ты оставляешь привычную среду, и там ты можешь наедине с самим собой прийти к себе настоящему.

То есть ты гораздо больше времени можешь проводить один, общаться глубоко с природой, со стихиями. Вскрываются скорлупки и кожурки, которые нам навязывает город. Стремления обладать вещами, материальными ценностями. Даже если человек три-четыре дня один побудет, у него мысли по-другому начнут вариться в голове.

Можешь вспомнить что-то такое в путешествиях, что тебя бы сильно меняло? Уезжаешь одна, а приезжаешь уже другая.

Такое бывает, если ставишь себе задачу специально. Или если есть какие-то неурядицы, и ты хочешь от них освободиться. При таком подходе приезжаешь из путешествия другим человеком. Я заранее знаю, что буду много общаться с природой, займусь самоанализом. На природе есть гораздо больше времени и сил над этим всем поразмыслить, подумать, что-то поменять. Там это делается гораздо легче, чем в городе.

По возвращении ты испытываешь стресс?

Первое время нет. Он наступает, когда понимаешь, что за месяц путешествия накопил определённый потенциал, силы, мысли на будущее и думаешь:

«Вот я сейчас вернусь и начну жить по-другому».

Но когда ты возвращаешься, попадаешь в городскую среду, которая, я считаю, всё-таки агрессивна для человека. Поэтому сначала кажется, что накопил сил на полгода. А через месяц уже задумываешься, как же эти силы расходовать более экономно, чтобы не так всё быстро уходило. Поэтому нужно находить места в городе, где подпитываться.

Удаётся?

Думаю, да. Но в городе для меня это лес. Прогулка в лесу всегда помогает, например, в Академгородке.

Опасность дороги

Ты говоришь, что чувствуешь агрессию от городской среды. Но ведь природа тоже часто агрессивна, особенно в диких условиях. Могут быть самые разные ситуации не только природного плана: машина сломается, местное население пристанет. Ты этого не опасаешься? Нет страха перед тем, что не можешь предвидеть, но что может случиться?

Такие мысли всегда одолевают перед началом путешествия. Летишь в самолёте и боишься, как всё сложится. А когда оказываешься на месте, все эти мысли разлетаются. У тебя появляются текущие заботы: что конкретно делать, как выживать. Все эти мысли ты держишь фоном, но на передовую это не лезет.

Я стараюсь доверять миру.
Наверное, я этому у гор научилась.

Меня всегда сопровождают слова шерпы Тенцинга Норгея, одного из первых людей, которые взошли на Эверест. Он говорил, что идёт на Эверест не покорять его, а вползает, как на колени матери. С уважением, почтением. И с полным принятием воли природы. Это полное принятие и растворение в настоящем. Для меня это перешло на всё остальное: если ты с почтением и уважением относишься к местам, идёшь с чистыми помыслами, элементарно нигде мусор не оставляешь, то это работает. Если фон положительный, то он и будет гармонировать с пространством. Я думаю, что половину радикальных неприятных ситуаций люди своим настроением и мыслями вызывают, а другая половина... Ну просто случается.

Но со мной этого никогда не было. Возникало где-то рядом. Например, кто-то из соседнего альплагеря где-то свалился. Я видела это всегда на расстоянии.

Но одно из радикального, что было — это когда я сидела на берегу Аккемского озера, у подножия Белухи. От этого места нам нужно было ещё два-три дня пешком топать, абсолютно без связи. И у нас там женщина родила. И я с ней сидела потом, держала в сознании до тех пор, пока вертолёт не прилетел, чтобы её забрать.

Когда я отправляюсь в путешествие, я заранее готов к тому, что в нём что-нибудь наверняка случится. Что-то, с чем просто нужно мириться заранее. И почти всегда какая-то мелочь да случается. У тебя не так?

Да вроде нет. Но я всегда все риски стараюсь просчитать. Знаю, что у меня есть страховка, все контакты оставляю родственникам. Например, перед тропой на Эверест нужно лететь в один из самых опасных аэропортов мира на крошечном самолётике, там частенько эти самолеты грохаются, все погибают.

На этот случай я оставляю родителям все контакты гостиниц, где лежат мои вещи.

Я стараюсь максимально просчитать все возможные варианты, но слишком об этом не думать всё-таки.

Интересно, что у тебя всё гладко проходит. Я вот не могу вспомнить ни одной поездки, где всё прошло бы гладко. Например, в прошлом году ни с того, ни с сего был приступ гастрита по дороге с Каракольских озёр. И я обычно задумываюсь: может быть, Алтай пытается мне что-то сказать, или я что-то не так сделал? То есть для меня это может быть всё что угодно.

Да, кроме самого факта гастрита!

Да, я никогда не могу принять это как что-то обычное! А ты в какие-то подобные вещи веришь? Может, просишь горных духов тебя впустить?

Да, обязательно. А вообще, ты вот сейчас стал рассказывать, и я поняла, что у меня-то тоже не всегда всё гладко. Например, когда в прошлом году ходили на Эльбрус, у меня за день до восхождения что-то случилось с коленкой (в итоге это потом привело к операции). На вершину Эльбруса я ходила с этими болями, подумала, что если сейчас поеду вниз, то «пиши пропало», решила вытерпеть.

Конечно, происходят какие-то события непредвиденные, но стойкостью духа, характера, силой мечты как-то это преодолеваешь.

80 миллионов туристов в год приезжает во Францию. Это самая посещаемая туристами страна

Или вот в последнюю поездку в Непал мы поехали вдвоём с девочкой, и на третий день её свалила «горняшка», и пришлось её отправлять на вертолёте вниз. А дальше мне пришлось идти в одиночку. Я к этому спокойно отнеслась. Я около 12 дней шла одна, но всё прошло хорошо. Правда, со мной шёл непальский портер (носильщик). Но он ни слова по-английски, я — по-непальски, так что, по сути, это было одиночное путешествие.

А ещё я очень хорошо помню момент, когда мы шли на Белуху через перевал Кара-Тюрек. Придя наверх, мы увидели, что впереди грозовые тучи, снег валит. Мало было надежд, что там что-то изменится. Но я, когда была на перевале, по-своему пообщалась с горой, попросила, чтобы она пустила нас. И на следующее утро было кристально чистое небо.

Волшебные горы

На Белухе я чётко почувствовала, что это не просто гора из камня и снега. Это или какая-то сущность, или что-то другое.

С тех пор я поняла, что гораздо интереснее ходить не просто по горам, а по таким волшебным горам.

А как их отличить?

Ну ты же знаешь, что Гималаи или там Эльбрус — это священные горы. А есть простые горы: ущелье Туюк-Су, Актру, Ала-Арча, то есть горы, которые не несут изначально, из древности каких-то значений даже для местных людей. А ведь древние люди гораздо острее чувствовали все эти моменты, именно они говорили, что такая-то гора священная. Когда я после Белухи была в простых ущельях, то поняла, что это для меня это просто акт выполнения действия, и ничего больше.

Поэтому так случилось, что я уже в районе Белухи пять раз была. То фототур предложат организовать, то знакомые идут, то восхождение с альпинистами. То есть это как-то естественно складывалось.

Тебе приходится много общаться с местными жителями в своих путешествиях. Они чем-то кардинально отличаются от нас, городских?

У многих из них совершенно другое мировоззрение, явно ориентированное на рост куда-то не в материальный мир. У них однозначно более простое и философское восприятие мира.

Это мы тут с чем-то заморачиваемся,
у них всё как-то проще.

У тебя к ним нет белой зависти?

Нет, у всех есть плюсы и минусы. Просто иногда хочется хотя бы на пару месяцев оказаться в такой же ситуации, как они. Но даже при простом, быстром контакте всегда есть чему поучиться у людей. Если будешь внимательным человеком, всегда будешь много тонкостей подмечать хотя бы в их поведении. Это уже само по себе ценный опыт для того, чтобы немножко пошевелить мозгами и расширить пределы привычного мира.

Миражи

У каждого путешествия есть цель? Сегодня — забраться на Белуху, а завтра — освободиться от чего-то внутри.

Наверное, да. В последнем путешествии по Монголии была такая ситуация. Для меня целью было попасть в пустыню.

Буквально, если мы не попадём туда — то это вообще крах.

А там так получилось, что за 70 километров до пустыни мы увязли на машине в песке. А кругом степь, ничего нет. В одной из песочных лужиц мы и засели. Стало понятно, что дальше не проедем. Тогда наш водитель предложил сделать огромный крюк.

Мы целый день мчали, как на пожар. Узнали, что на пути будет деревня, в которой можно будет спросить, как попасть в пустыню. Приехали в деревню уже по темноте. Деревня стоит на берегу реки. Решили переночевать, а с утра сходить в деревню и узнать, как ехать дальше. В итоге, когда мы приехали к реке, то увидели, что вот река, а сразу за ней барханы, настоящая пустыня. И тут понимаешь, что вот оно опять — препятствие. Через реку мы не переплывём, она слишком широкая. Можно сказать, что для меня это был крест на всех пустынях, если, конечно, нет моста. Но мои попутчики сказали: «Жень, какой мост? Им зачем в пустыню ходить? Они и рады, что река их отгородила от песка».

В итоге мы утром поехали в деревню узнать про мост.

И трое местных жителей сказали нам: да зачем вам мост, вот так берёте и переходите реку прямо тут.


Рассказ Евгении Марковой о той самой пустыне

Мы приезжаем на берег обратно и думаем в нерешительности. Но мир действительно нам знаки всегда посылает, и мы видим, что с того берега, непонятно откуда, взялся дикий верблюд и давай на нашу сторону переходить реку. Ему река по колено. И мы тогда несколько раз ходили к этим барханам, гуляли.

Ты упоминала, что видела миражи в пустыне.

Смотря что считать миражами. Это скользкая тема. Я пыталась гуглить в интернете, разговаривала с людьми, но однозначного ответа, похоже, нет. Я видела, например, вот это: идёт справа, слева песок, впереди трасса. И на каких-то участках ты видишь как будто мокрый асфальт, в котором отражается либо небо, либо машины, которые непонятно где едут, то есть их даже не видно.

Фактически ты видишь то, чего нет в этом месте.

Они постоянно убегают. Ты смотришь на точку, но чем ближе к ней подъезжаешь, тем дальше она убегает и растворяется. Это не такой крутой мираж, как оазис или замки, например, но явление такого же порядка.

А насколько для тебя важны легенды?

Очень важны. Я всегда стараюсь говорить об этом с местными, книжки читать о местности. Иногда по возвращении начинаешь что-то искать о местах, в которых был и находишь что-то такое, что можно зарыться в эти истории. Фольклор, культурная прослойка — это очень важно для понимания места. Оно откладывает отпечаток на людей, и люди его воспроизводят в легенды. Сейчас мы не можем чувствовать так, как чувствовали люди раньше. Мы сейчас сочиняем какие-то другие сказки, но всегда интересно узнать, что думали древние.

А ты не веришь в эти легенды?

Я отношусь к ним, как к мифам. Вроде люди знают, что это неправда, но верят в это. Все люди по-разному что-то видели, описали так, как описали. Но, может быть, что-то было правдой. Сколько бы люди ни говорили про то, что какая-то гора особенная, но ты зайди на неё и сам почувствуешь.

И тут ты уже никак не сможешь спорить с этим.

Карта путешествий

У тебя есть карта путешествий?

Да, я недавно купила себе скретч-карту, где стираешь места, в которых был. Я наклеила красные квадратики туда, где хочу побывать. Бабушка, когда увидела, сказала:

«О, тебе не хватит жизни, чтобы все их посетить!»

А тебя не привлекают старые европейские города?

Почему-то в Европу не тянет, внутри не откликается. Я об этом много думала. Было бы интересно посмотреть для опыта, но горячего желания нет. Хотя лет в 15-16 у меня тоже была небольшая карта, и там как раз была отмечена вся Европа. Но сейчас годы прошли, и в Европу не хочется. А если в Америку, например, то хочу в Южную. Или на Аляску в Северной Америке.

В общем, в дикие места всё равно.

Да! В дичь. А заветная мечта — это кругосветку совершить.

А как вообще найти деньги на путешествие?

Вариантов, на самом деле, куча. Начиная с того, что просто поработай год, заработаешь и поедешь. Кто-то боится автостопом ездить, но это тоже вариант. Попутчиков всегда в интернете можно найти.

Ну а зарабатывать всегда можно на месте, если ты едешь в длительное путешествие, например.

Ты можешь или что-то для своих земляков выполнять, непосредственно в стране, или, если уровень твоего комфорта позволяет, то даже для местных.


В 2002 году Стив Фоссетт впервые в одиночку и без посадок облетел Землю на воздушном шаре

Ты очень здорово фотографируешь горы, пишешь про них, придумываешь мультимедийные проекты. Это что-то целенаправленное, часть плана или просто случайные позывы?

Это просто попытки привести всё это к какой-то системе. Пытаюсь понять, каким образом то, что я делаю, может вызывать отклик: выставка или мультимедийный проект, а может, вообще книгу написать. Но конкретной задачи пока нет. Общая цель ясна: жизнь моя связана с путешествиями навсегда. Но помимо этого есть позыв делиться с людьми чем-то уникальным. Как раньше были первооткрыватели, которые описывали людям, например, культуру индейцев, что-то рассказывали, чего люди раньше не знали. Вот и у меня есть такая же потребность. Хотя открыть что-то сегодня почти невозможно, первооткрывателем ты не будешь. Но можно что-то нести в мир интересное, то, до чего другой человек сам не докопается. Из этого и выросло желание организовывать путешествие.

Когда ты сам этим наполняешься, ты не можешь этим не делиться.

Когда мы провели свой первый тур в Непале, и наши участницы стояли на горе и говорили: «Блин, да мы никогда такого в жизни не видели!», тогда я поняла, что без меня они бы никогда туда не поехали, не почувствовали. Это был мой инсайт, когда я осознала, для чего всё это. Чтобы людям показывать новые места, расширять их ощущения от мира.

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное
присоединяйтесь!