3 балла
+19 °C
Новая версия Сиб.фм

Джаз в библиотеке

 Как рассказывать истории без единого слова  13 марта, 14:18

Антон Веселов
заместитель директора ГПНТБ СО РАН по связям с общественностью
подходящие темы
Джаз в библиотеке
Фотографии предоставлены группой Eyot

Возмутитель спокойствия в джазовых и рок-кругах Европы и Америки сербский фьюжн-коллектив Eyot даст единственный концерт в Новосибирске. В качестве площадки новаторы избрали конференц-зал ГПНТБ СО РАН — поближе к науке, на равном удалении от всех музыкальных полюсов. Как-никак в столицу Сибири музыканты приедут в День вверх тормашками — этот праздник традиционно отмечают 24 марта. Антон Веселов специально для Сиб.фм заблаговременно пообщался с пианистом Eyot Деяном Илиичем.


Сербская джаз-фьюжн группа Eyot из города Ниша была образована в 2008 году

Деян, как правильно аттестовать стиль Eyot? Обычно говорят о смеси джаза и пост-рока, но умалчивают, как появилась эта смесь. Шутят, что просто собрались вместе разочаровавшиеся в будущем человечества джазмены...

Трудно сказать. Мы, конечно, можем найти подходящие слова и жанры, чтобы описать нашу музыку: джаз, джаз-рок, пост-рок, пост-джаз... Но разве это даст вам понимание нашей природы? Сами мы действительно не думаем о ярлыках, когда работаем над музыкой. Мне по душе воспринимать наши пьесы как киномузыку, играющую партитуру нашей жизни. И с каждым альбомом мы только заныриваем глубже, погружаемся в это жизненное кино.


В 2012 году Eyot победили в международном фестивале MIDEM OFF Competition

Вы участвовали в десятках важных фестивалей, самым неожиданным из которых является фестиваль-выставка MIPIM в Каннах. Может, и в самом деле вам написать музыку к фильму?

У меня есть такой опыт: я писал музыку для документальных фильмов и сериалов, но не с Eyot. Вместе у нас пока не было возможности поработать над партитурой. Это то, что мы обязательно сделаем в будущем. Может, для какого-нибудь русского фильма?

О вашей истории мало что известно — кто вы, участники группы Eyot? Есть ли у вас другие параллельные проекты?

Как говорится, ничего серьёзного. У нас не так много свободного времени, чтобы сделать что-то невероятное за пределами Eyot.

Основа группы — дружба, чуткое понимание друг друга. Проект, которому посвящаешь десять лет своей жизни, не может быть проходным, незначительным. Мы очень гордимся тем, что сделали к настоящему времени. И мы по-прежнему наслаждаемся каждым шагом этого путешествия, особенно играя вместе живьём. Приходите на наш концерт — и сами в этом убедитесь.

Европейцы, особенно восточные и северные, перехватили факел неподкупной импровизационной музыки и всё чаще радуют поклонников по всему миру абсолютно пронзительными примерами безупречного, глубокого джаза — как у вас. А если есть желание попеть под гитару, какие песни первыми приходят на ум?

Я люблю вокально-инструментальную музыку, написал много песен в прошлом. Но потом мне захотелось чего-то совершенно нового, бессловесного — такого, как Eyot.

Наши инструменты тоже рассказывают истории — просто в них нет слов. Но эта музыка описывает меня лучше всего. Вот что я понял: мне вообще не нужны слова, чтобы выразить себя.


Фортепиано, гитара, ударные и бас используют Eyot в своём творчестве

Теперь я уверен, что инструментальная музыка более мощная, потому что она оставляет свободу воображения для слушателей. Там нет руководства, как часто случается с текстами.

Вы большой специалист и ценитель классического фортепиано. Как вы доносите до других музыкантов идеи новых пьес — бывает, что пишете партитуры?

Я не пишу партитуру, но вся наша музыка может быть зафиксирована на нотном стане — каждый тон и звук имеет важное значение и строго определённое место. Я люблю сочинять с группой, это что-то вроде мгновенного озарения, когда мы — все четверо — разом и одинаково чувствуем удачный ход. Сначала я всегда ищу форму композиции. Когда мы выстроим её, пьеса становится монолитом, её уже не забудешь. Я прислушиваюсь к внутреннему чувству, которое всегда подсказывает мне, когда пьеса закончена.


Импровизируй это: музыкант Роман Столяр — о сущности импровизационной музыки

В вашем ансамблевом музицировании всё здорово выстроено — сколько процентов итоговой музыки приходится на импровизацию?

В некоторых пьесах всё строго, в некоторых специально отведены места для вольностей, но в некотором роде импровизации тоже являются частью композиции. В нашей музыке сольная часть должна быть неотъемлемой частью мелодии. В конце концов, даже эти импровизации, если они того заслуживают, в следующий раз могут стать обязательной частью произведения.

Мне кажется, вполне исчерпывающе о вас сказал журналист All About Jazz: «Этот высочайше оригинальный квартет объединяет джазовые, классические, фольклорные и роковые элементы в опьяняющем общем целом, которое одновременно медитативно и бодряще». А что вы сами о себе говорите, скажем, на пляже, девушке, которая спрашивает вас о вашей музыке?

— Лучше уж я включу ей плеер.

Особенно подойдёт «Horizon». Тогда она сможет смотреть на горизонт моря и наслаждаться.

Кстати, про «Horizon»: ваш первый альбом разом вышел не только в Сербии, но и в США. Невероятная удача, сразу выход на глобальный рынок! Помогло ли это в продвижении коллектива, повлияло на идеологию? Может, вам приходилось адаптировать репертуар под требования антрепренёров?

Мы никогда не пытались подстроиться под чьи-то рамки. История группы началась в 2008 году, так что в какой-то мере мы принадлежим к первой волне этого нового джаза, эклектичной музыки, и я думаю, что этот вид сейчас находится в топе продаж категории «джаз». Но наша единственная цель заключалась в том, чтобы исполнить как можно больше музыки по всему миру, поделиться ею — независимо от того, чего ожидает аудитория.

Вы не раз исполняли свою музыку в России. Как оцениваете подготовленность публики к восприятию сложной музыки? Есть мнение, что джазовая аудитория сжалась по всей стране, трудно заполнить даже небольшой зал. Ценители требуют авторской музыки и академичности в отношении к организации музыкального вечера. Широкая публика хочет узнаваемых мелодий и поменьше драматизма. Как угодить всем?

Я всегда говорю: российская аудитория — одна из лучших в мире. И признаюсь я в этом совсем не потому, что мы как раз едем в Россию. Мы играли в вашей стране на большой сцене для тысячи человек и в крошечном клубе для двадцати. Чувства одинаковые: нас понимают, любят и ценят.

Мы отдаём наше вдохновение и силы тем, что готов слушать нас с открытым забралом, не чинит препятствия своему сердцу и по-настоящему чувствует нашу музыку.

Мы не хотим никого специально радовать или наоборот, печалить. Мы поднимаемся на сцену, чтобы представить себя, говорить с нашей публикой доверительно, от первого лица. И в России это особенно ценят.

Ваш альбом «Innate» живьём в России ещё не слышали — его восприятие в других уголках мира разнится с впечатлениями от первых альбомов?

Некоторые люди любят, скажем, «Horizon» больше, чем «Drifters». Другие на первое место ставят «Similarity». Третьи уверены, что самый «наш» альбом — «Innate». Правда в том, что все эти альбомы — и есть мы, группа Eyot. Просто музыкальный вкус у людей разный. От географии это никак не зависит — только от человека. Как и всё в этом мире.


Слушать альбом «Innate»

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное