Жизнь без квартиры и желудка

 Кому должна обманутая дольщица и кто её обманул  13 июля, 12:34

Илья Кудинов
журналист
подходящие темы
Жизнь без квартиры и желудка
Фотографии Ильнара Салахиева

Татьяна Ивановна Медынина — обманутая дольщица. Уже более 10 лет она пытается получить свою однушку на Петухова, которую полностью оплатила ещё в 2004 году. За это время с ней случилось столько всего, что хватит, пожалуй, на целый роман. О том, что пережила за эти годы и как оказалась должна областному бюджету и жилищному кооперативу в общей сложности почти полтора миллиона рублей, она рассказала Сиб.фм.

Мы у знакомого общежития на Зорге, 48. Несколько месяцев назад приезжали сюда беседовать с мамой двоих детей, оставшейся без жилья. С нашего посещения почти ничего не изменилось: всё так же нет обещанного душа на некоторых этажах, зато, по словам жильцов, появились какие-то паразиты в комнатах, вроде клопов.

Татьяна Ивановна встречает нас на улице и ведёт к себе на третий этаж общежития. В комнате на стенах висят картины. Говорит — её собственного авторства. Когда-то Татьяна Медынина пыталась стать художником, поступала в Мухинское училище в Питере, но не удалось. Тем не менее изобразительное искусство бросать не хотела — работала оформителем. А потом стала поваром.

Она усаживает нас за маленький столик, достаёт булочки с чаем и начинает путано рассказывать.

Я перебиваю, прошу не волноваться, но это не помогает: Татьяна Ивановна ждёт нас давно и надеется, что мы как-то поможем.

История Медыниной-дольщицы начинается прозаично. В начале нулевых жила в доме с плохим отоплением и вентиляцией. Из-за этих условий её дочка Рита заболела астмой, и семья решила переехать. На улице Петухова ЗАО ПСК «Сибстрой» как раз строила пятиэтажный кирпичный дом. Медынина продала ту квартиру, в которой они жили с дочерью, и вложила деньги в новую. На тот момент она сразу оплатила всю стоимость жилья — 500 тысяч.


18 февраля 2011 года ЗАО ПСК «Сибстрой» было ликвидировано по решению суда

Проблемы начались сразу. Сначала с документами на квартиру исчез риелтор, которому доверилась Татьяна. Она обратилась в милицию, но там ей объяснили, что помочь, скорее всего, не смогут. А если она хочет всё-таки получить эти бумаги, то ей нужно как-то выманить мошенника. Через какое-то время этот риелтор отдал документы, вытянув из Медыниной ещё 100 тысяч. Тогда она попыталась всё вернуть, как было, и обратилась к покупательнице своей первой квартиры. Но та отказалась забрать свои деньги и отдать жильё обратно.

— Мы оказались с дочерью на улице, — рассказывает Татьяна. — В то время, когда мы продали квартиру, мы снимали жильё, но теперь денег уже не было. В 2004 году, когда покупали квартиру, мне сказали, что в 2006 году дом должен быть сдан. Однако в 2006-м кран со стройки убрали, всё встало. Начались у нас с дочерью мытарства. Нас из съёмной квартиры выкинули. Мы стали жить то в одном месте, то в другом.

Потом кое-как нашли жильё, 9 квадратов. На тот момент мы уже остались ни с чем. Продали даже всю мебель.

В 2007 году застройщик обанкротился. Обманутые дольщики создали ЖСК «На Петухова», чтобы всё-таки закончить строительство своих домов (на тот момент речь шла уже о трёх недостроях). За большинством инвесторов, в том числе и за Татьяной Медыниной, суд признал право собственности в «незавершённом строительством объекте».

Но тут на Татьяну Ивановну обрушилась новая напасть: «В 2008 году у меня обнаружили рак желудка. На скорой отвезли в больницу и удалили желудок. Я думаю, это всё суды, переживания, бесполезные хождения по администрациям. При этом нужно было работать, кормить единственную дочь. И оплачивать жильё, которое всё дорожало.

На тот момент дом стоял и не строился. В общежитии мне отказали. По поводу дома я ходила в мэрию, писала в прокуратуру. Много лет я всё это делала. Видела, что три тома дела на застройщика в прокуратуре лежат.

У меня появилась куча отписок, и я поняла, что всё это бесполезно».

Теперь у Татьяны Ивановны не было своего жилья и денег, зато появились большие проблемы со здоровьем и долг перед ЖСК «На Петухова». А возник долг следующим образом. По информации из минстроя Новосибирской области, «с 2005 года в Новосибирске сложилась практика достройки жилых домов силами созданных для этих целей ЖСК, благодаря чему проблемные объекты достраиваются и вводятся в эксплуатацию. <...> Завершение строительства объектов осуществлялось за счёт денежных средств членов ЖСК».

То есть, тех денег, которые дольщики внесли изначально, в таких ситуациях оказывается недостаточно, и им приходится вновь платить, чтобы достроить дома.

Со стороны всё это выглядит грустно, но по-своему логично: застройщик обанкротился, спрашивать не с кого, нужно снова скидываться.

Однако мало кто знает, чего всё это стоит обманутым дольщикам на самом деле. Например, Татьяна Ивановна, вынужденная скитаться по съёмным квартирам, растить дочь и обходиться без желудка, оказалась должна ЖСК «На Петухова» 1,22 млн рублей.

Уже после встречи с Татьяной мы попытались разобраться, откуда взялась эта сумма. Из ответа минстроя стало понятно, что в неё входят целевые и членские взносы, которые Медынина не могла оплатить в ЖСК, а также неустойки. Но кто и как всё-таки определил конкретные цифры? За разъяснениями мы обратились к Вере Юзюк, председателю ЖСК «На Петухова», которая во время разговора была явно напряжена.

— Что у вас сейчас с достройкой домов?

— У нас нормально обстоят дела с достройкой домов. У меня уже в одном люди два года живут, во втором приступили к ремонтным работам, в частности, это тот дом, где госпожа Медынина.

Она не оплатила свои квадраты, соответственно, она их может потерять.

1,2 млн рублей — заявленная на сайте ЖСК «На Петухова» стоимость однокомнатной квартиры

— Откуда взялась сумма, которую она должна заплатить?

— Из стоимости квадратного метра и аренды земли.

— Как вы утверждали эти суммы?

— Все копеечки у нас принимались общим собранием ЖСК. У нас было очень много таких собраний.

— А всё-таки как конкретно эта сумма высчитывалась?

— Из суммы достройки квартиры.

— А кто рассчитывал, чиновники вам помогали, представители застройщика?

— Представители сметной компании.

— И как много у вас людей, которые, как Медынина, не могут выплатить?

— Не хотят выплатить! Это две разные вещи: не могут и не хотят. Такие люди, как Медынина, просто не хотят.

Она не оплачивает эти суммы. За девять лет она могла оплатить эти средства. Что ещё вас интересует, господин журналист?

— Я до сих пор не понимаю, почему именно эта сумма, и что делать людям, которые её не могут выплатить?

— Дома начинали практически с нуля строить, вы какую сумму хотите?

Нас просто тупо кинули и вышвырнули. Люди ленивые. Кто хотел, тот услышал нас и всё сделал, как нужно.

Даже те, от кого мы этого не ждали — например, пенсионерки и бабушки выплатили всё до копейки. А сейчас остались люди, которые просто не хотят платить. Мы предлагали им искать покупателя на их долю. Продаёте — уходите из списка обманутых дольщиков. Кто хотел — все провернули это.

— Сколько человек остаются должниками?

— У меня их много, человек 60.

— Вы с ними судитесь со всеми?

— Нет. Какой смысл судиться? Приставы очень плохо по судебным решениям работают, мы сейчас будем по-другому с ними поступать.

Как именно будут поступать с этими «лентяями», которые почему-то не могут заплатить ещё, Юзюк отказалась пояснить, и разговор вскоре закончился. Как видно из разговора, удовлетворительного ответа по поводу формирования суммы, которую должны были внести члены ЖСК, мы так и не получили. При этом размер взноса удивляет даже экспертов. Например, Александр Бакаев, главный консультант Ассоциации обманутых дольщиков и инвесторов Новосибирска, недоумевает:

«Откуда взялась эта сумма?

Это должна быть однокомнатная квартира 80 квадратных метров тогда. Очевидно, тут что-то не так с расчётами.


74 м2 — площадь трёхкомнатной квартиры стоимостью 2 млн рублей

Стандарт сейчас — это 7 тысяч рублей за квадратный метр. Соответственно, если квартира 40 квадратных метров, значит, сумма должна быть 280 тысяч. Я даже не могу вспомнить какие-то ЖСК, которые устанавливали бы планку больше 7 тысяч за метр».

Татьяна Ивановна должна деньги не только ЖСК, но и областным властям. В прошлом году Министерство строительства перечислило ей 200 тысяч рублей помощи как обманутой дольщице. Эти деньги она должна была внести в кооператив, но не внесла. Объясняет, что заплатила с этой суммы многолетние долги и купила самую необходимую мебель. В марте этого года Кировский суд обязал Медынину вернуть эти деньги министерству.

В прошлом году Татьяну Ивановну с дочкой заселили в это самое общежитие на Зорге, 48.

— В 2015 году у меня с пенсии стали высчитывать деньги за долги, и я получаю теперь на руки 6 600, из них, 2 300 я отдаю за вот это жильё, — говорит Татьяна Ивановна, — И остаётся у меня в месяц 4 300. А у меня дочь, я одна её воспитываю.

11 лет мы снимали жильё, потом мне наконец дали вот эту комнату.

А за это время я уже всё здоровье потеряла. Здесь в общежитии был бардак, когда я заселилась. Я заняла деньги, сделала тут ремонт. Но эти деньги мне потом вернули.

Что произойдёт в этой истории дальше, непонятно. Председатель кооператива обещает некие новые меры, о которых не рассказывает, Татьяна Медынина более-менее обустроилась в общежитии и отдаёт часть пенсии за долги. Но сколько десятков лет ей платить из пенсии, чтобы выплатить полтора миллиона, вы можете посчитать сами.

Есть ли у обманутой дольщицы Медыниной ещё вера в то, что она заедет в свой дом? Она говорит об этом так: «Председатель кооператива написала мне, что пока долг не верну, квартиру не получу. Сил у меня больше нету бороться с ними, у меня дочери девятнадцатый год, мне её нужно поднимать».

Сейчас Татьяна Ивановна собирается работать в художественной мастерской. Не знаменитая питерская «Муха», конечно, но лучше, чем ничего. Возможно, именно искусство, которое она всё-таки не бросила, поможет ей пережить невзгоды?

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное
присоединяйтесь!