За одного битого

 Новосибирскому адвокату, обвинившему полицию в жестокости, сломали рёбра  18.03.2013, 08:00
были упомянуты
подходящие темы
За одного битого
Фотографии Сергея Мордвинова и Сергея Малетина

В конце 2012 года адвокат Сергей Малетин, пытавшийся доказать виновность сотрудников новосибирской полиции в жестоком избиении своего подопечного, сам стал жертвой нападения и получил тяжёлые травмы. Незадолго до этого на его машину упал ковш мусоровоза, а пожилая мама была сбита автомобилем. Адвокат утверждает: так правоохранительные органы подавали «сигналы» об излишней дотошности в его работе и мстили за попытки привлечь их к ответственности. Корреспондент Сиб.фм встретился с Малетиным и узнал, кого и от чего он так отчаянно защищает и почему никто не защищает его.

В январе 2012 года к адвокату Сергею Малетину обратился временно безработный сантехник Владислав Морозов. Он утверждал, что накануне на него напали полицейские, прибывшие по звонку соседки разнимать шумную драку. Не разобравшись в ситуации, полицейские прыснули ему в лицо газом, повалили на пол, надели наручники, сильно избили и повели под руки до отделения, не дав даже обуться. Как показала судмедэкспертиза, мужчина получил сотрясение мозга, обморожение и переломы пальцев ног, множество ушибов и ссадин.

— Я сначала не хотел браться за это дело. Сами понимаете, воевать с полицией — тема тяжёлая, надо было всё обдумать, — рассказывает Малетин. — Но когда я узнал, что уголовное дело заводят на самого Влада за то, что он якобы избил полицейских, решил попробовать помочь. Кроме этого, меня попросила заняться его делом хирург больницы, куда он обратился с побоями.

200 стражей порядка привлечены к уголовной ответственности в России в 2013 году

ВИНОВНИК ТОРЖЕСТВА

5 января 2012 года Владислав Морозов отмечал своё 35-летие: это единственное, в чём сходятся все свидетели, потерпевшие, адвокат, полиция, следствие, прокуратура и суд. Подробности у всех разные. «Выражение лица грустное» — указано в справке об осмотре психиатром; «тракторист-машинист широкого профиля» — гласит запись в дипломе; «грузчик, охранник, экспедитор» — записано в трудовой книжке.

Одни соседи характеризуют Морозова как работящего и скромного отца семейства, другие — как злоупотребляющего спиртным домашнего тирана. На допросе жена Наталья призналась, что ссоры, доходящие до рукоприкладства, в семье бывали, но «тему побоев» просила не поднимать.

В злополучный вечер виновник торжества вернулся с женой из сауны и пригласил домой приятеля. Выйдя в подъезд покурить, мужчины поссорились на «чисто бытовой почве»: то ли из-за армии, то ли из-за машин. По их словам, конфликт проходил на повышенных тонах, но до драки дело не дошло. Ряд соседей описывали ссору как «скандал» и «пьяный ор» и утверждали, что Влад «после гулянки избивал своего собутыльника». В конце концов один из жителей общежития вызвал полицию. К моменту приезда двух инспекторов на площадке было тихо: гость отправился домой, Владислав вернулся в комнату.

— Когда я спускался, на лестнице мне встретились два парня в форме, два полицейских. Они на меня покосились, но пошли дальше. Я спустился чуть ниже, но совсем не ушёл, а стал слушать, — заявил позже в показаниях разозливший Морозова приятель.

Вынужденные чётко следовать уставу полицейские обратились к жителям общежития за разъяснениями: разгула, буйства и насилия не наблюдается, смертоубийства двух алкашей не замечено — в чём дело?

20 дебоширов в Туве избили палками четырёх полицейских, приехавших по вызову в местный Дом культуры

Пока соседка Жанна оправдывала свои опасения, заставившие её обратиться за помощью, в коридоре пошли разговоры, что Влад принялся срывать злость на жене. Как следует из показаний полицейских, перебравший муж несколько раз ударил женщину и не собирался останавливаться. Морозовы настаивают лишь на грозном замахе и крепких выражениях. Как бы то ни было, сведения об избиении жены следствие не подтвердило.

— Откуда ни возьмись, ко мне подлетел сотрудник полиции, не представился, без предупреждения брызнул баллончиком в глаза. Газ попал мне в рот, было очень тяжело дышать, я стал задыхаться. Меня повалили на пол и заломили руки. Я просил отпустить, но они только смеялись, — описывает инцидент Владислав.

Инспекторы и соседи заявляют, что фраза «Остановитесь, это полиция!» прозвучала минимум дважды, муж и жена уверяют в обратном. Дальше — больше. По версии следствия, Морозов «оттолкнул законного представителя власти» и принялся его оскорблять, «прекрасно осознавая последствия своих поступков» — освещение в коридоре позволяло разглядеть форму стражей порядка в мельчайших подробностях. Разъярённый муж клянётся, что никакого сопротивления не оказывал, а, наоборот, был обездвижен, «ощущал» болевой шок и несколько раз терял сознание при свете одной лампочки в конце коридора.

Как убедился корреспондент Сиб.фм, подробные свидетельские пересказы всех деталей происшествия поражают противоречивостью и палитрой интерпретаций.

Соседка слева видела, как Морозова били ногами, другая запомнила полицейского, восседающего у него на спине, третья заперлась в комнате, но «не сомневалась, что Влад на всех нападал».

100 метров составляет расстояние между общежитием и отделением полиции, по данным сервиса Яндекс.Карты

— Все три этажа меня тащили волоком, как мешок с говном. Просто тянули за руки в наручниках, чтобы тело ударялось о ступени и перила. От боли и ударов у меня протёрлись джинсы, я обмочился. Если надо, могу предоставить их следствию, я их не выкинул, — рассказывал он на допросе.

На улице Морозов, по словам одних, продолжал «противодействовать задержанию», по словам других, просто-напросто не помещался в патрульный автомобиль, третьих — свалился на землю и отказывался вставать. Свидетель, оставшийся наблюдать за развитием сюжета возле подъезда, говорил, что Влад был одет в лёгкую домашнюю одежду — «олимпийку и штаны», при этом передвигался босиком. Соседи припомнили тапки, полиция — носки. Сведения о температуре воздуха на улице колеблются от пяти-десяти до 20-25°С, расстояние до отделения — от 50 до 300 метров.

В дежурной части Морозова держали недолго, протокол задержания составлен не был. По его требованию была вызвана скорая помощь, в больнице врачи зафиксировали сотрясение мозга, телесные повреждения, ссадины, гематомы и алкогольное опьянение.

— Мне ничего там толком не сделали, пальцы обмороженные зелёнкой обработали, руки перебинтовали и отправили домой, — заявил Морозов на допросе.

Сотрудники полиции Роо и Петрушин вернулись в общежитие для опроса свидетелей и также обратились за помощью к медикам.

Согласно справкам, Петрушин, находившийся в бронежилете и бушлате, имел ушиб грудной клетки, Роо — ушиб правого плеча и тазобедренного сустава.

ЧИСТО БЫТОВЫЕ ТЕМЫ

8 лет лишения свободы можно получить за превышение своих полномочий в России

Спустя две недели, 17 января, в отношении Морозова возбудили уголовное дело по статье 318 — «Применение насилия в отношении представителя власти». Жалоба адвоката Малетина, настаивающего на отсутствии состава преступления, была отклонена. Также суд отклонил ходатайство о возбуждении уголовного дела в отношении инспекторов по статье 286 («Превышение должностных полномочий»), так как «их вины в получении травм не усматривается».

— Полагаю, что сформировалась корпоративная солидарность следственного отдела с полицейскими с целью прикрытия бесчинства сотрудников. Они возбудили одно дело, чтобы предотвратить появление другого, — уверены адвокат и его подопечный.

С аналогичной трактовкой мотивов выступили и инспекторы: преступник пытается превратиться в жертву и замести следы. В качестве доказательства Петрушин упоминал звонки матери Морозова, якобы предлагавшей от имени сына не доводить разбирательства до уголовного дела, тогда и он не будет иметь к полиции никаких претензий. Сын звонки отрицать не стал, но добавил, что был «очень напуган угрозами» в его адрес.

9 февраля Морозов улетел в Москву на лечение, а спустя три недели его объявили в розыск. Через полтора месяца из психиатрической клинической больницы № 1 им. Алексеева пришло подтверждение, что мужчина проходит курс лечебных процедур и действительно не может явиться в Новосибирск.

— Отделение хорошее, там Караченцов лечился, — охарактеризовал уровень обслуживания больной Морозов в дневниковых записях.

По итогам служебной проверки областное управление МВД приходит к выводу, что «обращения адвоката Малетина в различные правоохранительные органы являются способом защиты от уголовного преследования его подопечного». А ушибы и травмы, полученные перебравшим сантехником, есть результат «правомерного применения физической силы в ответ на противоправное поведение».

Позже была оглашена версия о наличии побоев у пострадавшего ещё до прихода полиции: Морозову проломил череп и сломал пальцы на ногах всё тот же приятель, споривший на «чисто бытовые темы».

Обуться, кстати, мужчине предлагали, но он решительно отказался, позже добавили в показаниях инспекторы.


В 2012 году в хулиганской акции «В метро без штанов» приняли участие 60 городов мира

Тем не менее, 23 марта, после очередного обращения Малетина в вышестоящие инстанции следствие возбуждает уголовное дело в отношении прибывших в общежитие полицейских.

— Как раз тогда начались первые угрозы. Руководитель межрайонного следственного отдела Андрей Чепурный сказал мне, что я засунул нос не туда, куда надо, и зря всё это раздуваю. Я ответил, что это моя работа, мол, не обижайся. В апреле предварительное следствие было приостановлено, в мае возобновлено. А в июне неизвестный сбил мою пожилую маму, о чём я сразу написал заявление всё тому же Чепурному. Не прошло и двух недель, как на мою машину упал ковш мусоровоза, — вспоминает адвокат.

В ответ на обращения Малетин получал уведомления, что оснований для прокурорского реагирования нет. Запросы о текущем состоянии уголовного дела в отношении инспекторов также оставались без внимания. По словам адвоката, следствие пытается спустить инцидент на тормозах, вернувшись к «отсутствию состава преступления». Позже с Морозова, по-прежнему находящегося на лечении, была взята подписка о невыезде.


Полицейские Архангельской области используют автомобильные видеорегистраторы при пешем патрулировании

ПРИВЕТ ОТ МЕНТОВ

28 ноября 2012 года, спустя почти год после избиения безработного сантехника, на адвоката Малетина напали неизвестные.

— Утром я шёл на остановку, как вдруг сзади на меня напали, ударили по голове. Очнулся, когда стали бить ногами. Напоследок мне шепнули: «Привет от ментов». Мне показалось, что одного из них я узнал. Как пришёл в себя, вызвал полицию. Они ехали минут 15, хотя до отделения не более 700 метров. «Скорая» приехала ещё позже. Потом уже я вспомнил, где я видел это лицо! Это брат дознавателя, сотрудника следователя Игнатовой, то есть «из органов».

Рассказываю обо всём в заявлении Игнатовой, указываю адрес преступника, а дело в итоге заводят по факту грабежа. Он, кстати, как-то раз мимо меня проезжал и смеялся в лицо, говорил, что ничего ему не будет, — у меня на видеорегистраторе всё сохранилось. Кошелёк у меня действительно пропал, но вместе с ним и документы, и, заметьте, только по делу Морозова! Как отлежался — сразу в прокуратуру, написал жалобу. Бесполезно, — сокрушается он.

Адвокату сломали два ребра, нос и повредили глазницу.

Свидетелей избиения было несколько, однако, по неизвестным причинам, ни один из них не был опрошен. По словам адвоката, только полиция знала, что его личный автомобиль находится на техосмотре, и он будет вынужден воспользоваться общественным транспортом, и только полиции было известно, что во дворе дома ведётся видеонаблюдение, а уже буквально за углом — нет.

Попытки изменить статью и наказать не грабителей, а группу людей, напавших на субъект правосудия, остаются безуспешными. Обращение в Адвокатскую палату области также ситуацию не изменило. В разговоре с корреспондентом Сиб.фм вице-президент палаты Андрей Жуков отказался говорить о деле Малетина, заявив, что «пока не готов». На вопрос, когда он будет готов, Жуков ответил: «Никогда».


Если вы хотите оказать помощь Сергею Малетину —
!

Большинство опрошенных редакцией адвокатов об избиении Сергея Малетина ничего не знают. Некоторые слышали фамилию, некоторые знают, что «его чуть ли не убили». Тем любопытнее, что о нём знают в Москве. «Дорогое адвокатское сообщество! Если вы не подключитесь к истории ваших сибирских коллег, биты рано или поздно обрушатся и на вас. Вы ведь не пойдёте с этим в полицию? Или — ещё смешнее — в прокуратуру? Вы ведь придумаете что-нибудь более действенное?» — написала на своей странице в Фейсбуке журналист и общественный деятель Ольга Романова.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!