Когда я мем

 «Мем-шоу» в Красноярске: жизнь как адский баян и сплошной демотиватор  25.12.2013, 13:00
были упомянуты
подходящие темы
Когда я мем

Отечественный сетевой фольклор, зародившийся в рунете на пороге 2000-х, вошёл в обиход значительной части населения, прочно осел в социальных сетях и стал синонимом духа времени. Мемы, троллинг и трэш — вот три кита, на которых держится нынешний интернет-досуг. Первыми сообразив, что троллфейс есть не что иное, как посмертная маска с лица поколения «ВКонтакте», трое молодых людей из Красноярска придумали «Мем-шоу» — нигилистический скетч-сериал по мотивам самых популярных мемов, заселённых в вымышленный город Мемск. Корреспондент Сиб.фм обратился к одному из авторов проекта Алексею Черенкову с просьбой оценить правильность определений «Мем-шоу», данных сериалу редакцией.

Мем-шоу как флюорография коллективного интернет-бессознательного

По законам жанра образы и символы, ставшие мемами, берутся из ниоткуда и тиражируются хаотично. «Мем-шоу» воспроизводит этот принцип буквально: персонажи большинства серий появляются спонтанно и ведут себя крайне непоследовательно в самых абсурдных обстоятельствах.

Черенков: Совершенно верно. В абсурде гораздо легче высмеять и обозначить проблему. К тому же грамотный абсурд сам по себе уже смешной.

Мем-шоу как эволюция устных народных преданий и былин

1,1 млн просмотров у самой популярной серии «Мем-шоу», посвящённой онтологическому самоопределению

Мемы распространяются не только в социальных сетях и медиа, но и просто в общении — как когда-то из поколения в поколение передавался фольклор. В то же время всем известные «факты о Чаке Норрисе» могут спокойно сойти за пересказ подвигов богатыря Ильи Муромца.

Черенков: Не совсем так. В прошлом году была история: заметили как-то, что на YouTube стали появляться серии «Мем-шоу», переведённые на английский язык. Мы связались с переводчиком и договорились о дальнейшем сотрудничестве. Однако работа не срослась, так как русский треш-юмор оказался чересчур специфическим для американского зрителя.

Мем-шоу как инвентаризация главных сетевых героев современности

В скетчах «Мем-шоу» задействованы более-менее все узнаваемые мемы и герои сети последних лет — от мужика «Язь» до мужика «Давай, до свидания». Впрочем, это не только условный the best рунета, но и некая капсула времени и места.

Черенков: В целом да. Чтобы быть на плаву, мы используем самые злободневные и свежие мемы.

Мем-шоу как заслуженное издевательство над информационной повесткой дня

Больше часа Никита Михалков упоительно танцует под песню Кендрика Ламара в «Мем-шоу Dance»

Ньюсмейкеры вроде Путина, Михалкова или Чаплина стали для многих фигурами как минимум одиозными и ничего, кроме раздражения, давно не вызывают. «Мем-шоу» реабилитирует традицию анекдотов брежневских времён и стабильно держит их всех за идиотов.

Черенков: Да! Единственное, мы не лезем совсем уж в политику, так как это юмор для более взрослых девочек и мальчиков. Но вот высмеять абсурдность действий Путина или Михалкова — мы всегда за!

Мем-шоу как маркер потерянного поколения менеджеров и SMM-маркетологов

Принято считать, что термин «мем» впервые употребил оксфордский профессор и самый известный атеист в мире Ричард Докинз в своей книге «Эгоистичный ген» в 1976 году

Интернет-мемы стали тем, чем стали, ровно в тот период, когда каждый второй пользователь привык проводить рабочий день за компьютером и ежечасно делиться смешными картинками в соцсетях.

Черенков: Основная часть аудитории «Мем-шоу» — это шко-ло-ло, хотя, конечно, присутствует и публика менеджеров. Кстати, по ним заметно, что они либо на чём-то торчат, либо просто ценят всякий неадекват. Особенно это видно по рефлексии сообщений в «ВКонтакте», которые они мне присылают.

Мем-шоу как слепок с лица интернет-пользователя эпохи русского постмодерна

Кажется, что по зрителю «Мем-шоу» можно составить если не образ среднестатистического пользователя рунета, то уж точно его психотип.

Словом, всем, кому от 12 до 25, посвящается.

Черенков: Так и есть. 70% нашей аудитории — это люди в возрасте от 12 до 17 лет. 25% — от 17 до 30 лет. И самое интересное — оставшиеся 5% — люди старше 45 лет. Мы всё время думаем: ну эти-то что здесь делают?

Мем-шоу как рай в понимании половозрелого школьника за день до контрольной

Расправа над учителями, немереное количество дешёвого алкоголя, компьютерные игры, громкая музыка, доступные девушки, онанизм, лёгкие наркотики, трэш и угар пока родителей нет дома — константы любой серии «Мем-шоу».

Черенков: Да, среди школьников это модные темы. Постоянно получаю сообщения типа «Пацаны пилите ещё и почаще! У вас ох**ное шоу!!! Угораем всем классом с вас!» Бывают совсем уж искрение сообщение от юных зрителей: «Я сматрю ваше шоу каторая называетса мем шоу. Я в ступил в вашу групу дабавь миня плис мне 8 лет. Я очень люблю и абажаю всем серцем ваше шоу». Это умиляет.

Мем-шоу как образ постапокалиптического мира без людей и времени

В Мемске нет людей как таковых: кругом либо выдуманные персонажи, либо разъятые на карикатурные подробности паноптикумы типа Джигурды. Со временем тоже непонятно — его как будто нет, так что всё происходит одновременно и невпопад.

Черенков: Верно, именно такой мирок мы и создаём. У нас собраны все главные фрики и медийные персоны современного общества. А время — ну да, это такое наше «всегда», где всё было и всё будет.

Мем-шоу как психоделическое воспоминание о детстве посредством компьютерных игр

Восьмибитные трели и кислотная графика популярных компьютерных игр в диапазоне от примитивных кассет к Dendy до последних новинок к Playstation заполняют почти всё пространство «Мем-шоу»; ностальгия, помноженная на ощущение иллюзорности окружающего мира.

Главным генератором самодельных мемов и комиксов по их мотивам был и остаётся рерурс 1001 Мем

Черенков: Тоже верно. В формате нашего шоу, где «смешались вместе кони, люди», это само собой. Тем более что герои многих игр являются полноценной частью мем-сообщества.

Мем-шоу как реакция на абсурд и условность происходящего за окном

Со стороны Мемск похож на круглосуточный сумасшедший дом: разброд и шатания, бредовые заявления, массовая истерия, бесконечный смех, нравоучения безумцев и душевная опустошённость. Иными словами, существенных отличий от ленты «Фейсбука» и твиттера нет.

Черенков: Именно. Тренд нынешнего юмора — это не тонкий, добрый и няшный, а толстый, грубый и беспощадный. Хочется, чтобы зритель «Мем-шоу» хватался за голову с воплями: «Бл*, что это?!?!»

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!