Боги улетают на юг

 Лидер группы «Коридор» нуждается в поддержке своих слушателей  31.10.2012, 11:15

Денис Обуховский
антропомаркетолог
были упомянуты
подходящие темы
Боги улетают на юг
Иллюстрация: Женя Хашимова

С песнями Костюшкина я познакомился давно. В девятом классе друг Пашка подарил мне собственноручно сделанную кассету со сборкой песен, на которой, кроме прочих хороших вещей, было три песни: «Холодно», «Коридор», «Женщина в странном».

Я ничего не знал про исполнителя. Песни были записаны, кажется, с радио, качество было квартирно-ужасное, но автор классно играл на гитаре, его голос звенел и напоминал Макаревича в молодости. И представлял я его себе маленьким и кучерявым, как Макаревича.

Это было время, когда каждый человек рядом был на счету, когда поиск истины был важнее поиска средств на ближайший отпуск, когда песни ДДТ, Нау, БГ, Алисы давали надежду и уверенность в самом себе.

Костюшкин попал в цель — я переслушивал, заучивал и подпевал про то, как боги, размахивая крыльями, улетают на юг и про свет в конце коридора.

Потом — учёба в НГУ, где я впервые встретил людей, которые знали, кто такой Костюшкин, знакомые девчонки создавали первый фан-клуб, давали мне перезаписанные кассеты — я запомнил «Ветер, давай играть в игру», «Одиночество осенних дорог», «Петлёв» — одна из немногих песен, которая мне нравилась в собственном исполнении.

«Интернеделя» проходит в НГУ с 1965 года и до 1991 была посвящена проблемам международной солидарности

На каких-то тусовках мимо прошёл простой приятный парень немного «ботанического» вида, а вслед шептали: «Ты что, это же Ванька Бакланов — трубач из „Коридора“!»

Когда я впервые увидел Костюшкина на концерте «Интернедели», то испытал небольшой шок — музыкант был не маленький и кучерявый, а рослый, с орлиным лицом. Но когда запел, всё встало на свои места. Это был он.

Дальше всё было проще — появлялись кассеты с напечатанными вкладышами, песни крутились, я даже переживал из-за небольшой «опопсовелости».

Курсе на четвёртом был инсайд, «назад в прошлое» — я переслушивал старые кассеты и на «Холодно» разрыдался от безысходности утекающего времени — меня не сама песня «вставила», а тот запах, дух эпохи, моей личной эпохи, которую несла музыка.

Последнее событие, связанное с Костюшкиным, произошло совсем недавно — я не смог найти ни на сайтах, ни в «ВКонтакте» старые песни Костюшкина: «Женщину в странном» и «Коридор», заказал их оцифровку и выложил на свою страничку «ВК». Кто-то отметил, что эти песни старые, наивные, и половину не разобрать.

Почему я всё это пишу? Я искренне уверен в том, что я такой не один. Нельзя назвать это целым поколением, но группы, сообщества молодых людей в Новосибирске жили и росли бок о бок с творчеством Алексея Костюшкина.

И часть его заслуги даже не в том, что я вырос таким, какой я есть, а в том, что во мне осталось хоть что-то, что нельзя измерить зарплатами, IQ-тестами, количеством фолловеров и так далее.

То, что всё-таки чуточку больше жизни. И поэтому я не могу не писать, как бы коряво всё это ни читалось.

25% всей благотворительности в 1890-е годы приходились на церковь и государство, остальная часть состояла из общественных и частных пожертвований

В середине июля 2012 года у Алексея Костюшкина диагностировали болезнь БАС — боковой амиотрофический склероз. Это неизлечимая болезнь, у больного БАС постепенно атрофируются мышцы. Сначала человек перестаёт двигаться, потом — разговаривать, глотать и дышать. При этом интеллект больного остаётся полностью сохранным, и он до последней минуты понимает, что с ним происходит. Вылечить заболевание нельзя, но можно затормозить его развитие. Для этого нужны деньги, которые сейчас собирают друзья Алексея.

Есть люди, которым не надо ничего говорить: они всегда помогут. Сдают деньги на лечение тяжело заболевшим художнику Скотникову, музыканту Костюшкину. Подкармливают собак на улицах. Продают машины и квартиры, если что-то с близкими.

Есть другие — им хоть кол на голове теши: «Моя хата с краю», «Государство должно заботиться, если кто-то болеет», «У меня у самого денег не хватает».

Но есть ещё третья категория — «пограничники», как я их называю. Это сомневающиеся.

Поле битвы с бездушием — это сердца именно таких людей. Появление общества, где люди не боятся принимать решения и отказываться от своего куска в пользу другой жизни — это победа именно в такой битве.

Если мой текст для кого-то станет просто толчком к тому, что надо дать денег на лечение Алексея Костюшкина — я буду доволен не только тем, что выразил свою человеческую позицию, но и тем, что смог хоть как-то помочь талантливому человеку.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!