Порядком надоел

 Почему каждый российский мэр обязательно «крепкий хозяйственник»  15.01.2014, 08:30
подходящие темы
Порядком надоел
Фотографии Сергея Мордвинова, Веры Сальницкой и Романа Брыгина

После того, как мэр Новосибирска Владимир Городецкий досрочно сложил полномочия, предложив в качестве своего преемника первого вице-мэра, в городе обострились дискуссии — чего ждать от новой старой власти, сможет ли оппозиция в случае победы договориться с губернатором и встроиться в президентскую вертикаль. За скобками остался вопрос: чем, собственно, управляет мэр, и каковы его возможности. По просьбе Сиб.фм, академический директор Центра социологического и политологического образования ИС РАН Александр Согомонов описал, что представляет собой современный российский градоначальник, на что он надеется и почему стремится быть «крепким хозяйственником».

24% набрал вариант «Новосибирск» в опросе РБК «Альтернативная столица России», обогнав Красноярск и Санкт-Петербург

История в России всегда делается в одном городе (от силы в двух) или попеременно то в одной, то в другой столице. Всем остальным городам страны — независимо от их населения и территориальной значимости — в лучшем случае уготована роль статистов, а чаще и вовсе маргинальных аутсайдеров. В них может бурлить своя локальная культурная или научная жизнь, но серьёзного влияния на колею истории они не оказывают.

Разумеется, в них никогда не было и по-прежнему нет местной политики и сколько-нибудь длительной гражданской традиции. Счастливы те города, которым судьба не уготовила тотальную зависимость от одного-двух предприятий (моногорода) и в которых сохраняются более или менее серьёзные университетские кадры. Но такие легко пересчитать по пальцам.

Все рядовые российские города несчастливы одинаково — их размеры и удалённость от центра не имеют значения.

Следует также помнить: сам статус «города» что при старом режиме, что при советской власти давался с соизволения верховной власти. Города никогда не имели ни самостоятельности, ни независимости. Пожалуй, только непродолжительный отрезок времени рубежа 19-20-го веков может быть характеризован как период первоначального накопления «городской значимости», но он был прерван 1917-м годом, а вольные 1990-е не вернули города на путь муниципального самоуправления. Сегодня же, как правило, этого не желают ни городские элиты, ни, собственно, горожане. И у всех есть на то свои веские причины.

Инфографика Сиб.фм: итоги последних лет работы Владимира Городецкого на посту мэра Новосибирска

Градоначальник, поставленный (я не перепутал глагол) для поддержания городского порядка, обладает узко обозначенной ответственностью. Но прежде всего он повязан по рукам и ногам ужасающим состоянием муниципальной инфраструктуры. Ему катастрофически не хватает денег, а полёт его фантазии ограничен «провинциальным» видением своего будущего.

«Тепло и светло!» Так один видный советский деятель охарактеризовал суть советского города (а две трети сегодняшних городов были основаны в советское время). В самом деле, что ещё нужно было предложить массовой миграции из деревень в города во время интенсивной индустриализации. Всё остальное в этих городах — по остаточному принципу или по милости центральной власти.

Городские политики лепились по единому госплановскому лекалу. Горожане не выбирали место жительства, а соглашались на роль муниципальных крепостных.

С тех пор произошли принципиальные изменения, но в первую очередь на бумаге. Да, есть 131 ФЗ, который, казалось бы, открывает новую эпоху местного самоуправления, но практически нигде он не реализуется и из-за дефицита финансов, и в силу инертности городского сознания. В городах не сложились сообщества, а значит — нет групповых интересов, на конфликте и согласовании которых могла бы строиться местная политика.


Сиб.фм о том, как власть и население российских городов год за годом терпят друг друга

А самое главное, практически нигде не сложились территориальные общности. Утратив навыки соседства, российские горожане живут достаточно одиноко. У них каждый будний день — один и тот же внутригородской маршрут. В лучшем случае они создают для себя узкий круг друзей и товарищей, а так по-прежнему объединены только по ведомственному принципу — кто/где трудится или служит.

Над всеми (по крайней мере в городах средних и больших) возвышается столь же одинокая фигура градоначальника, легитимность власти которого определяется либо назначением, либо декоративными местными выборами. Разница, конечно, есть, но, зная, как у нас организовано народное волеизъявление, она не кажется существенной.

Градоначальник не представляет коллективных интересов. Нет, естественно, он преследует свой и узко корпоративный интерес поддерживающих его «элит». Но за редким исключением он почти всегда выступает чьим-то ставленником.

Функции мэру предписывает не муниципальное право, а олигархический сговор.

5 линий метрополитена будут действовать в Новосибирске к 2030 году, согласно генплану города

Градоначальник не обладает ни видением будущего, ни собственной концепцией развития. Наверное, это не общее правило, но чаще всего стратегическое мышление российских мэров не выходит за пределы градостроительного плана. Это, кстати, касается и обеих столиц.

Градоначальник не мыслит политически. Более того, в последнее время, если у него и возникает искушение стать городским политиком (со всеми вытекающими из этого последствиями), то печальный опыт коллег по цеху отбивает всякую охоту рисковать без каких-либо гарантий на успех. А тот, кто не мыслит политически, рано или поздно, утрачивает способность к политической риторике — публичным выступлениям, дискуссиям, дебатам.


И. о. главы Новосибирска Владимир Знатков считает своей главной текущей задачей «безаварийно пройти отопительный сезон»

Градоначальник лишь формально возглавляет местное самоуправление. Развернуться ему не даёт государственная власть — региональная и федеральная. Но поскольку de jure он местный лидер (городская голова), то ему необходимо опираться на некий легитимирующий его административную волю ресурс. Таковым зачастую выступает его персональный имидж. А из всех допустимых прагматических имиджей задействован только один — «хозяйственник».

Такой имидж имеет двойственную природу. С одной стороны, он не дразнит вышестоящие власти, с другой — понятен народу, повседневная жизнь которого в условиях постоянно разрушающейся муниципальной инфраструктуры становится всё более невыносимой. Не приученный мыслить стратегически и обсуждать вопросы будущего, среднестатистический горожанин вопросы тактики воспринимает как самые главные для себя и других. Он в принципе не видит зависимости настоящего от стратегии будущего. Но есть ещё одно малозаметное измерение этого имиджа. Он — по сути своей лицедейский.

Вспомним хотя бы мэра Москвы Лужкова, нарочито игравшего роль хозяйственника в начале своей карьеры и впоследствии превратившегося в самого значительного олигарха всей страны.

Завидная метаморфоза для любого лидера России. Впрочем, у подобного жизненного пути всегда один печальный политический конец — стремительный обрыв и опала.

4 года Владимир Городецкий был коммерческим директором Новосибирского хлопчатобумажного комбината

Но каждый градоначальник жаждет считаться (не обязательно быть или стать!) крепким хозяйственником. Не просто хорошим или успешным, а именно крепким. В этом эпитете просматривается вся культурная история страны.

Крепкий — значит, несокрушимый для внешних сил, а угрозы чаще всего ожидаются извне. Крепкий — значит, патрон для всех, пусть и берёт на себя ответственность за всё, снимая её с граждан. Крепкий не имеет ни правовых, ни моральных оттенков, а значит, пусть нарушает любые нормы, если это нужно для дела, ибо цель оправдывает средства. Крепкий — значит, адекватный и знающий что делать, ибо нам потребно городское управление, а не непонятное никому самоуправление. Крепкий — значит, самодостаточный, а мы привыкли персонифицировать власть, проще лицезреть одного в роли местной власти, чем разбираться со многими силами, партиями, лидерами. Крепкий — значит, стоящий над всеми, а не представляющий кого-то, ибо он не позволит никаким группам тянуть муниципальное «одеяло» на себя.

И даже если мэр станет муниципальным «вором номер один», не беда — лишь бы от общего пирога доставалось понемножку всем.


Если вы знаете, как мэр способен отстаивать интересы города более эффективно —
!

И вот именно благодаря тому, что всё это логично проистекает из российских традиций и вполне укладывается в матрицу власти, выстраиваемую федеральным центром, российские города с такой лёгкостью пошли на введение должности city manager. Он — вне конкурентной политики по определению. Его назначение определяется по формуле «лояльность + околохозяйственные навыки». Всё остальное — от лукавого. И главное, ему вовсе не обязательно быть «крепким» хозяйственником. Всё ещё сильно у властей послевкусие независимых и крепких городских голов. Так, в одночасье имиджевый градус был существенно снижен — отныне востребован некрепкий хозяйственник.

Между тем, может ли ярлык «хозяйственник» быть прикреплён к человеку, пусть даже и отвечающему за «тепло и светло», — большой вопрос. Городское хозяйство — сложный комплекс человеческих устремлений, страстей и амбиций: долго и успешно существовать вне стратегии и политики оно не может. А в отсутствии такового лидер остаётся лишь хорошим городским сантехником и не более того. Как говорили в старину, вот тебе бабушка и Юрьев день.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!