Как я был управдомом

 Жизнь пятиэтажки как доказательство непригодности демократии для России  3.02.2014, 16:00
подходящие темы
Как я был управдомом
Фото Веры Сальницкой

С объявления «Повестка дня: выборы нового председателя» началась моя недолгая карьера того, кого официально называют «председатель Товарищества собственников жилья», а по-простому — управдом. Загадочного и недосягаемого человека, который ворует деньги за услуги ЖКХ, ругается с соседями по пустякам и знает всё про канализацию и протекшую крышу. Полгода я потратил на то, чтобы доказать — это мифы, но в итоге пришёл к выводу, что демократия даже в управлении общим домом нам противопоказана. Эти воспоминания честны, и, уверен, применимы к большинству домов Новосибирска.

При покупке квартиры в этом доме два года назад сомнений практически не было. Большой зелёный светлый двор, свободные автостоянки (ибо жители — пенсионеры) и окна с видом на детский сад и парк. Смущало только одно: большинство соседей по дому — старожилы, причём закоренелые. Работники ныне почившего завода «Сибсельмаш». Живут здесь с самой постройки дома, то есть по 40 с лишним лет, а если уже не они, то их выросшие здесь же дети. Позже аргумент «мы здесь живём по 40 лет» станет универсальным в наших спорах, когда возразить больше нечего и приходится давить авторитетом.

67 лет в среднем живут люди в России, посчитали в Росстате

А путь в управдомы начался буквально на следующий день после заселения. Когда пришлось долго и кропотливо объяснять тогдашнему «председателю кооператива» Марии Павловне, зачем мне ключ от чердака, и какой-такой «интернет» там собираются проводить. К новичкам (то есть тем, кто прожил меньше 40 лет) здесь всегда относились с подозрением. В конце спора, признав во мне достойного противника и выяснив наличие полутора высших образований, строгая Мария Павловна неожиданно предложила прийти ей на смену, «а то умных и ответственных у нас найти сложно».

Тут же была озвучена и «цена вопроса». Зарплата председателя ТСЖ составляла 12 тысяч рублей в месяц при крайне свободном и ненасыщенном графике. При этом весьма недвусмысленно Мария Павловна с хитрецой заявила мне, что всегда есть возможность получать больше — «тут отщипнуть, там отщипнуть». Правда, в моём совестливом сердце эта перспектива ответа не нашла.

Через полгода, когда закончились полномочия бывшего председателя, я стоял на собрании жильцов под пристально изучающими взглядами старожилов.

Это были мои выборы. То есть в них была та же доля неопределённости и демократии, как на выборах президента или следующего мэра Новосибирска.

Был, конечно, один старичок, почти ставший моим соперником, но ореол моих полутора высших образований поразил местных старушек. А отсутствие у старичка права собственности (только собственники жилья могут быть управдомами), окончательно определил исход ещё несостоявшихся выборов.

Отдельно стоит сказать о собрании. Как и в любом доме, обязательные общедомовые собрания, на которых, по идее, должны решаться ключевые вопросы, давно превратились в клуб пенсионеров. Молодые сюда давно не ходят, а старики имеют отличную возможность обсудить последние сплетни. А в нашем доме от собраний веяло ещё и романтизмом подполья. Они проходили в подвале при двух работающих лампах и столе, застеленном старыми газетами. Так и виделось, как мы тут не председателя дома выбираем, а решаем, как свергать царскую власть.


Жители многоквартирных домов могут управлять ими тремя способами: через ТСЖ, решая все вопросы на собраниях или нанимая управляющую компанию

В общем, «молодой и активный», каким представила меня бывший председатель, стал её сменой.

У жителей Мария Павловна пользовалась непререкаемым авторитетом: она практически не меняла привычный уклад и умела громко ругаться, а её слово было законом для общего собрания жильцов.

Итак, я получил следующее хозяйство: пятиэтажный жилой дом, восемь подъездов, 119 квартир. Не новый, но во вполне сносном состоянии — во многом благодаря тому, что его никогда не касалась рука «управляющих компаний», и всегда управляли только сами жители. На расчётном счёте — 750 тысяч рублей, из которых 250 — отсуженные у «СибЭКО» за сложные перерасчёты и недопоставки тепла. Нет, бывший председатель и её окружение до этого никогда бы не додумались, просто им позвонили юристы, когда в Новосибирске нарастал ком подобных дел.

Штат сотрудников нашего ТСЖ с курортным названием «Южный» формально составлял шесть человек: председатель, бухгалтер, электрик, сантехник, дворник и техничка. Фонд зарплаты: около 55 тысяч рублей в месяц. 12 тысяч председателю и столько же дворнику, десять — бухгалтеру, восемь — техничке, и по несколько тысяч электрику и сантехнику. Последние появлялись в доме пару раз в месяц, да ещё и постоянно просили дополнительные деньги сверх своего оклада. В реальности же трудовые отношения в ТСЖ были куда сложнее.

Дворником работал Улан — нелегальный мигрант из Узбекистана, вынужденный раз в полгода ездить на родину, чтобы не лишиться права работать в России.

Кстати, дворник работал ещё в двух соседних ТСЖ и в результате в месяц получал более 30 тысяч рублей, трудясь много меньше стандартных восьми часов в день в трёх пятиэтажках.

Из-за нелегальности Улана на работу был устроен муж бывшего председателя, инвалид Карзыкин В.А. К тому же ему нужно было довести стаж до 40 лет, и получить гордое звание «Ветеран труда». Конечно, почему бы не помочь человеку, особенно если он — твой муж. Техничка тоже формально была одна, а на деле — несколько. Четыре подъезда мыла жена дворника, на удивление — вполне легально работавшая в России. А остальные четыре — местные бабушки. Устраиваться официально они ни в какую не хотели, чтобы как работающие пенсионеры не терять часть пенсии и своих льгот.

Самое интересное — бухгалтерия. Бухгалтером в нашем ТСЖ на протяжении 43 лет работала одна и та же девушка-женщина-старушка.

К 2013 году она не признавала безналичных платежей, компьютера и интернета и каждый месяц отправлялась в банк с хозяйственной сумкой за полусотней тысяч рублей на зарплату.

Вся бухгалтерия велась буквально в обычной школьной тетради, разлинованной шариковой ручкой. Найти там ошибки просто не представлялось возможным. На приведение в порядок 43-летних записей найденная мною новый бухгалтер потратила пару месяцев.

Впрочем, всё было понятно почти сразу. Авторитетный бывший председатель получала больше своей зарплаты и официально, и неофициально. Официально — обязывая бухгалтера оплачивать ей каждую мелочь, вплоть до проезда до районной администрации и ксерокопии какого-нибудь протокола. А, например, до арбитражного суда уже не было «прямых» маршрутов, и тогда ТСЖ нанимало на один день за 2000 рублей водителя. Очевидно, после большого конкурса этим водителем становился всё тот же муж-инвалид-дворник Карзыкин. Неофициальные методы, за отсутствием решения суда, описывать не берусь.

9 долларов США стоит самый дорогой общественный транспорт мира — водный автобус в Венеции

Другие сотрудники вполне поспевали за председателем. Например, сантехник за каждое посещение брал с ТСЖ дополнительные деньги, навешивая сердобольным старушкам на уши лапшу о катастрофе в канализации или протёкшей крыше. Он же пригласил в ТСЖ друга, на которого мы тратили по 3000 рублей ежемесячно. Друг занимался тем, что раз в месяц составлял протокол об осмотре общедомовых счётчиков воды и отвозил его энергетикам. Старушек уверили, что сами они никогда не смогут это сделать, и надо бы поручить такую работу профессионалам.

Деньги утекали куда-то сквозь пальцы. И потому, несмотря на то, что общее количество платежей со всего дома составляло около 120 000 в месяц (за исключением денег за тепло, воду и канализацию, которые уходят напрямую в «СибЭКО» и «Горводоканал»), а на зарплату шло 55 000, бюджет ТСЖ долго находился в кризисе. Ремонт каждого подъезда представлялся достижением, а простейшую чистку двора от снега трактором автомобилисты оплачивали отдельно. В итоге Мария Павловна, мой предшественник, решила не тратить ничего (читай — не делать ничего), и деньги копились мёртвым грузом на счетах ТСЖ.


Часть 2
: Управдом против ЖКХ

И ладно хотя бы на общих счетах. В соседнем ТСЖ «Жилой дом» ещё один «крепкий хозяйственник» и эффективный председатель в течение всего лишь одной зимы скопил на счёте почти полмиллиона рублей, которые затем положил на своё имя в банк под проценты. Для этого ему даже не пришлось вводить дополнительные поборы. Просто зимой он немного сокращал подачу тепла в квартиры, перекрывая в подвале краны, платил энергетикам по уменьшенным счетам, а жителям выставлял привычные (не повышенные!) цифры.

Полмиллиона рублей прибыли — это результат нехитрой операции за одну зиму в скромной пятиэтажке на окраине. Автор — не олигарх, а советский инженер на пенсии, председатель ТСЖ.

Таких пятиэтажек и председателей в городе — сотни. Внимание, задача: посчитайте, сколько можно выводить денег из ЖКХ Новосибирска без особого внимания жителей и воплей о повышении тарифов.

Продолжение следует.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!