Идеальный вариант

 Прощальный монолог главы Гёте-института в Новосибирске Юлии Ханске  27.08.2013, 08:30

Елена Штерн
переводчик и преподаватель немецкого языка
были упомянуты
подходящие темы
Идеальный вариант
Фотографии Сергея Мордвинова

Первый директор Гёте-института в Новосибирске Юлия Ханске завершает работу в Сибири — и пока неизвестно, вернётся ли. С конца 2000-х она курировала десятки выставок, мастер-классов, конференций и фестивалей, а регион посещали именитые фигуры культурной и научной сферы Европы. В последний рабочий день Ханске Сиб.фм публикует её размышления о жизни в снегах и холоде, русском долготерпении, местном цирке и национальных корнях.

Мне было восемь лет, когда я пошла в русскую школу и начала учить русский язык. В 2001 году я приехала в Москву — это был мой первый контакт с Россией. Спустя четыре года я снова попала в Москву, в Гёте-институт, и занялась изучением языка вплотную. Тогда же я впервые услышала о Новосибирске. На тот момент моя работа была связана с проектом дистанционного образования, благодаря которому российские учителя немецкого языка могли повышать квалификацию. За пару лет я объехала множество городов — от Благовещенска до Омска, была везде, кроме Новосибирска.

Наконец, в 2007 году, когда поездка была запланирована, меня перевели в Пекин. Прошёл год, и мне, уже смирившейся, что Новосибирск в моей жизни не появится, предложили запустить третий в России офис Гёте-института. Я сразу же согласилась.

Мне было несложно представить Новосибирск до приезда, я видела его на фотографиях. Он выглядел очень зелёным, современным, светлым, дружелюбным. У меня сложилось впечатление, что это очень энергичный, большой город — любой другой в Сибири я бы, пожалуй, и не рассматривала. И если бы меня сегодня спросили, где должен быть открыт офис Гёте-института, я бы ответила, что только в Новосибирске: нигде за Уралом нет подобного образовательного и культурного потенциала.

20 стран имеют дипломатические и консульские представительства в Новосибирске

НАСТОЯЩИЕ СИБИРЯКИ

Я приехала в морозном феврале 2009-го, а уже в марте мы открыли офис вместе с московскими коллегами. Февраль — никакой зелени, но я помню, как красиво всё выглядело. Кругом лежал снег, из-за чего город казался очень светлым и очень чистым. Я так вдохновилась этим белоснежным видом, как вдруг пришли март и апрель — самые трудные времена. Нужно много терпения, чтобы просто их пережить. Причём не только в Новосибирске, а вообще в России. Я ещё в Москве заметила, что как только тает снег, абсолютно всё выходит наружу и лежит на улице. Потом как-то неожиданно наступает весна, светлеет всё раньше и раньше — и уже не так плохо. Силы жить дальше приходят оттого, что переменилась погода, и, значит, трудности зимы позади. У сибиряков есть это терпение, я восхищаюсь им неимоверно. Люди здесь не жалуются, а, например, идут и затапливают баню.

Нашим семейным девизом в Новосибирске было: «Мы будем жить здесь так, как живут настоящие сибиряки». То есть делать всё так, как местные, жить по сезону, с оглядкой на время года и природные циклы. Помню, в том же марте мы притащили домой ящики, насыпали в них землю и посеяли семена. И так несколько лет высаживали саженцы, пололи грядки, поливали, собирали урожай, консервировали овощи, делали варенье. У меня до сих пор сохранилось несколько банок таких «запасов». Летом как все собирали грибы и купались. Далеко, кстати, мы не заезжаем, не хотим наткнуться на медведей. Немцы, как известно, люди осторожные, нам важно не переусердствовать.

У меня никогда не было чувства, что мои русские коллеги и друзья видят во мне иностранку.


Пекин входит в число четырёх древних столиц Китая

И это естественно: различия в культурном коде немцев и русских не такие уж и большие, как, скажем, у немцев и китайцев. Я могу говорить по-китайски, вести деловые переговоры, но интегрироваться и стать «своей» — это практически невозможно. Пекин — это гигантский мегаполис, в котором нет места другому ритму и мироощущению, а в Новосибирске есть возможность пожить деревенской жизнью — в хорошем смысле этого слова. Летом многие уезжают за город, на дачи, и неважно, насколько она большая и обустроенная. Все приглашают к себе гостей и соседей, вместе делают шашлыки. Если у тебя есть баня — тем лучше.

Мы с семьёй так часто были в русских банях, что теперь это моя мечта — построить баню. И не путать с сауной! Это должна быть печь с дровами и веником, никак иначе.

Поэтому тем немцам, которые предпочитают исключительно городскую жизнь, Новосибирск не подойдёт. Это место для тех, кто чувствует привязанность к природе и бродит по лесу с компасом в руке. Вот здесь для них настоящий рай. В Сибири много диких лесов, где не встретишь ни одного человека. В Германии, с её разработанными до мелочей маршрутами и специальными указателями, всё иначе. И мне как фанату подобных «лесных дорожек» с кафе и всеми удобствами этого, честно говоря, не хватает. Здесь просто нет такой инфраструктуры. Но если тебе не по душе чёткие маршруты и нужен нетронутый лес недалеко от города — тогда Сибирь для тебя, а Новосибирск и вовсе идеальный вариант.

За эти четыре года я поняла: чтобы понять и по-настоящему открыть для себя Новосибирск, нужно время.

Всё в том же Пекине ты получаешь информацию о городе очень быстро, а здесь она накапливается постепенно: общаешься с друзьями, ведёшь переписку, получаешь рекламную рассылку. О многих классных вещах долго просто не знаешь.


Кедровые бочки противопоказаны женщинам во второй половине беременности

Я так жалею, что совсем недавно услышала о ваших кедровых бочках (фитосауне, прогревании тела в кедровой камере-бочке, — прим. Сиб.фм)! Каждый год мы открывали для себя что-то новое. Зимой я не переставала удивляться, как много людей самого разного возраста катаются на лыжах в Заельцовском парке, насколько они бодры и спортивны. Мы были самыми медленными!

ПОИСК ИДЕНТИЧНОСТИ

В здешней повседневности меня мало что расстраивает. Разве что уличное движение. И неумение обращать внимание на других. В узком кругу друзей этого нет, но в общественном пространстве обычно так. На улице тебя могут обругать самыми последними словами люди, которые видят тебя первый раз в жизни. Социальные мотивации ни при чем: так может поступить и бизнесмен, и бомж. И тогда ты стоишь и думаешь, насколько не по-человечески всё это выглядит. Здесь все сконцентрированы на себе и мало обращают внимания на окружающий мир. По большому счёту, он им просто безразличен. Наверное, это связано с поиском идентичности: городу всего лишь 120 лет, откуда в нём могут быть корни и традиции? Так быстро они не появляются.

Больше всего в Новосибирске меня расстраивает цирк. Я вынуждена бывать в нём достаточно часто, потому что мои дети любят цирк, но я каждый раз сильно сержусь из-за дороговизны билетов и низкого уровня представлений. Мне не хватает эстетики. Сидишь в разваливающемся кресле и смотришь, как бьют зверей. В моём детстве цирк был местом магии, я очень его любила.

2300 зрительских мест в Новосибирском цирке

Помню, когда я училась в Амстердаме, мы посетили цирковой фестиваль, проходивший в одном из парков. Там были разбиты небольшие палатки, и далеко не в каждой происходило нечто невероятное, не везде были акробаты и животные. Зато там готовили по старым рецептам разные вкусные штуки, которые можно было там же и попробовать. Это был праздник души, красивый отдых.

В Новосибирске очень хороший балет. У танцоров блестящая техника, на высочайшем уровне. Как знать, может быть, моя старшая дочь через 10-15 лет будет выступать на сцене Оперного театра.

В свои четыре года она охотно ходит в балетную школу, и, надо сказать, школу отличную. Там очень правильный баланс дисциплины и свободы. Новосибирск вообще предлагает множество форм детского образования, и это, кстати, ещё один момент, которого нам будет не хватать.

Опера впечатляет меня меньше, но я не фанат оперы как таковой. Любимое место в городе? Пожалуй, кинотеатр «Победа».

НАДЕЖДА НОВОСИБИРСКА

25 тысяч евро составлял максимальный грант Гёте-института в рамках Года Германии в России

Сложно составить портрет типичного новосибирца, все люди очень разноплановы. Даже с этнической точки зрения: много приезжих, много семей учёных или ссыльных. Насколько я знаю, у большинства здесь смешанные национальные корни — украинцы, белорусы, якуты, татары, казахи. Уже только поэтому любое усреднение будет сомнительным. Если что-то и объединяет местных жителей, так это терпение и оптимизм. И ещё предприимчивость — здесь мало ленивых. Многие, правда, могут быть немного упёртыми, мол, мы всегда так делали и будем делать дальше. Но, как мне кажется, те, кому сейчас 20-25, более открыты, они — надежда Новосибирска. Я часто вижу их, они действительно хороши.


Читайте
это интервью
на английском

Мне крайне интересно, как будет развиваться Новосибирск в ближайшие десять лет. Что-то мне подсказывает, что изменения в этой части света будут проходить намного быстрее и интенсивнее, чем во всех остальных. Это ведь так типично для Сибири. Что ж, посмотрим!

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!