Союз нерушимый

 Истории любви пяти межнациональных пар в Новосибирске  14.02.2014, 17:00
были упомянуты
подходящие темы
Союз нерушимый
Фотографии Романа Брыгина

Сообщения о межнациональных конфликтах, захлестнувшие СМИ в последние годы, с трудом позволяют представить, что в России могут быть семьи, где мирно уживаются разные национальности, религии и традиции. Кажется, будто такие браки обязательно должны либо быстро распасться, либо вообще не состояться. Корреспондент Сиб.фм встретился с интернациональными парами Новосибирска, чтобы узнать, борются ли они за свою любовь.

Мислей Гонсалез (кубинка, 30 лет) и Александр Долгушин (русский, 33 года)

Мислей: Я приехала в Россию шесть лет назад: в Новосибирске был клуб, хозяин которого хотел делать шоу с темнокожими — таких людей здесь ещё не знали и никогда не видели. Из Кубы, откуда я родом, на работу в Сибирь уезжать было сложно. Я знала о сибирских морозах, но в то же время было интересно увидеть и снег, и этот народ. Вы, русские, очень красивые.


На Кубе существует выражение: «Кубинец, который не ел риса, как будто ничего не ел»

Александр: Я увлёкся латиноамериканской культурой в 2008 году, потом попал в клуб на тематическую вечеринку. Там мужчина танцевал хип-хоп, я его поддержал. Мислей вышла танцевать с нами. Я узнал её имя, но номер телефона не попросил. Контракт клуба с той кубинской группой вскоре закончился, и артисты уехали. Остались только двое мужчин и одна девушка. Я очень надеялся, что это Мислей.

М.: Через неделю Саша нашёл меня, а спустя месяц мы поженились. Его родители приняли меня хорошо. Когда мы познакомились, я не говорила по-русски. Вы представляете такие отношения? Предложение выходить замуж Саша мне делал со словарём.

Мы разные: я — чёрная, а он — белый. Когда мы выходим на улицу, люди на меня реагируют. Многие трогают, хотят поговорить.

В первое время мы жили с родителями Саши. Его мама просто приказывала мне есть русские блюда. Я помню одно: капуста, а внутри какое-то мясо. Голубцы, да. Когда увидела винегрет, то пришла в ужас — у нас другая кухня. А сейчас могу есть что-то такое.

Я очень ревнивая, мне не нравится, когда кто-то смотрит на Сашу. И всем подругам здесь я говорю: «Мы будем дружить, но я не хочу, чтобы ты смотрела на моего мужа».

А.: Мы постоянно друг друга дополняем, учим чему-нибудь. Вместе делаем то, чего никогда не делали. Например, смотрим индийские фильмы.

М.: Если кубинские люди узнают хорошие новости, то они очень кричат. Когда я узнала, что беременна, то сделала тест, позвонила мужу, не дожидаясь, пока он приедет с работы домой:
— Ми аморе (мой любимый, — прим. Сиб.фм), я беременна!
— Да? Правда? — переспрашивал он, а я знала: Саша максимально счастлив. Но когда я позвонила на Кубу, то услышала в телефонной трубке только крики родителей. Мы разные. Вы, русские, открываете рот и говорите без криков и эмоций именно то, что нужно.


Чем выше уровень образования и культуры человека, тем терпимее он относится к межнациональным бракам

Во время подготовки текста у Мислей и Александра родился сын Иреан.

Светлана Маргарян (армянка, 22 года) и Андрей Ищенко (русский, 22 года)

Светлана: Папа с детства настраивал, что замуж я выйду только за армянина. И меня с 16 лет сватали за нескольких взрослых мужчин. Мы жили в посёлке Чаны Новосибирской области, и родители даже не хотели отпускать меня учиться в город. Но в 2008 году я всё-таки уехала — поступила на факультет летательных аппаратов в НГТУ. Там 1 сентября мы и познакомились с Андреем. Сначала друг друга особо не приметили. А какое-то особое отношение к себе я почувствовала только через год.

Андрей: Я вообще не заморачивался. Просто понравилась и всё.

Худенькая, маленькая, стройная, на лицо симпатичная. Национальность — последнее, о чём я думал.

С.: Папа не знал, что мы встречаемся. У нас так вообще не принято. Маме же рассказала сразу, и она обрадовалась, что теперь я не одна в Новосибирске и со мной рядом есть мальчик. Целый год мы это от папы тщательно скрывали. Потом стали его подготавливать.

Однажды мы шли мимо площади Ленина, держась за руки. А там стояли на машинах армяне. Они злобно посмотрели на нас и громко несколько раз прокричали по-армянски, чтобы было понятно только мне:

— Ты — армянская девушка, а идёшь с русским. Тебе не стыдно?

Но Андрей абсолютно тот же армянин по своим внутренним убеждениям — я так чувствую. Это ничего, что национальность другая.

Мама воспитывала меня в армянских традициях, поэтому хозяйство полностью веду я. Мне становится дико, если муж помоет пол или приберётся. Андрей — глава семьи, он работает, а я учусь и занимаюсь домом. Армянскую еду готовлю иногда. Честно говоря, названий особо не знаю.

А.: Блюда те же самые, что и у русских, только сильно перчёные. Нравится не всё. Вот долма с виноградными листьями отличная.


Статистика утверждает, что в межнациональные браки часто вступают люди более взрослые, чем в однонациональные

С.: Вначале были конфликты. Я привыкла всё пряное делать, с кучей специй, соли. Андрей от такой еды иногда отказывался, а в последнее время ему, наоборот, не хватает соли. Уже привык, наверное.

Гынми Ким (кореянка, 28 лет) и Владимир Ахметов (русский, 28 лет)

Владимир: Я окончил факультет востоковедения в НГУ и сейчас преподаю студентам корейский язык. Гынми я встретил в 2007 году, когда мы с корейцами проводили совместные археологические раскопки в Амурской области. Потом я поехал в Корею учиться, там у нас с ней завязались серьёзные отношения, а в октябре 2011 года мы поженились.

Долгое время я здесь был один, а она там. Виделись мы раз в полгода. В Россию она приехала только весной 2013-го. Мама Гынми нормально отнеслась к тому, что её дочь вышла замуж за иностранца. При этом люди в их окружении мало знают о России. Ну разве то, что у нас здесь скинхеды, иногда взрывают что-нибудь террористы, есть мафия и медведи. Хотя для Гынми самое страшное — это чиновники и полиция. Последних корейские студенты почему-то называют «дайте сто».

Моя мама сначала удивлялась. Потом поняла, что выхода другого у неё нет. Теперь хочет, чтобы Гынми быстрее заговорила по-русски.

В Корее жить дороже, да и я не смог бы там работать по профессии.

А Гынми здесь не нравится. Она считает нашу систему странной: разрешение на проживание, получение прописки, визы — всё это очень много времени занимает и, соответственно, нервов. Из-за стресса у Гынми случился выкидыш.

У нас было две свадьбы: на родине невесты и здесь. На свадьбе в Корее Гынми не знала половину гостей — это были друзья её мамы. Там так принято. И торжество занимает всего 30 минут. На нашей российской свадьбе она удивлялась тому, что люди очень много пьют и при этом не пьянеют.


Гаурав Мехра рассказал Сиб.фм о том, как он рискнул открыть первый в городе ресторан индийской кухни

Гаурав (индус, 43 года) и Наталья (русская, 40 лет) Мехра

Наталья: Я в школе любила ходить в кино на индийские фильмы за 50 копеек. Себя русской никогда не считала, всегда чувствовала себя другой — и внешне, и внутренне.

В ЗАГСе меня запугивали: «Он тебя заберёт, он индус, ты что!» Не принимали заявление и не давали расписаться. Тогда Гаурав взял меня под мышку: «В Индии точно всё будет».

Своих родных я не слушала. Сначала сцепились, а потом отпустили. Я их понимаю: в конце 90-х к индусам относились как к инопланетянам. Никто не знает, какие они, только по фильмам. Но всё обошлось. Сейчас к Гаураву они отлично относятся, все счастливы.

Первая поездка в Индию была похожа на кино. Там все такие ласковые, улыбчивые. У нас же в России все злые, и я приехала такая же.

Помню, мы ехали из аэропорта часов в пять утра. И дорогу переходит корова. Вопрос русского человека: чья корова? Говорят: ничья. Я долго не могла понять, как так-то, должна быть чья-то.

Родственники мужа приняли меня хорошо. На свадьбе было около 400 человек. В Индии еда острая, очень острая, в итоге в день свадьбы я из-за этого осталась голодной. Я стала готовить русские блюда, но мужу они быстро надоели: безвкусная фигня без перца. Он начал понемножку готовить и учить меня. Сейчас я умею делать даже лепёшки — для меня это из мира фантастики.

Гаурав: Чем отличается индийская женщина от русской? Русская женщина очень сильная. В парикмахерских, троллейбусах, кафе — везде работают женщины. Где бы была Россия сейчас? Путин говорит, что Россия — великая держава. Я считаю, это так благодаря великой русской женщине. У нас с Натальей дочь — Жасмин, ей 12 лет. У неё русский характер и индийское понимание. Все, кто любит Индию, ей восхищаются.

Светлана (русская, 29 лет) и Ирлан (татарин, 33 года) Ифатулины

Ирлан: Мы познакомились в 2005 году. Я после армии пошёл работать в охрану, по командировкам ездил. Однажды охранял коров в деревне Малышево Сузунского района, там и познакомился со Светланой. Мы какое-то время общались, а потом командировка закончилась, и я уехал в город.

Светлана: Через полгода он нашёл мой номер, позвонил и говорит:

— Не могу тебя забыть. Если ты ещё не вышла замуж, то давай строить отношения.


По мнению некоторых исследователей, в своё время Ислам принял Иммануил Кант

Спустя полгода я переехала в Новосибирск. Жили обычной семьёй, могли в клуб сходить, в сауну, с друзьями пивка попить. Дочка родилась Лейла, ей сейчас пять лет. Скажете, что муж назвал? Неправда. Я всегда хотела дочку и мечтала назвать её Лейлой. Ирлану это имя понравилось.

И.: Однажды мне попалась книга Аллена Карра «Лёгкий способ бросить курить». Читая её, размышлял: почему всё так в жизни, почему мы кормим себя завтраками, что будет после жизни? А в исламе всё это объясняется.

С.: Года три назад Ирлан решил вернуться к исламу. Скажу честно: если бы у меня к нему не было чувств, я бы ушла. Тяжеловато, когда любимый человек просыпается рано утром и читает намаз. Потом Ирлан попросил не покупать мясо в магазине — сам, мол, буду привозить. Сейчас для меня всё это стало вполне нормальным.

Я приняла ислам по просьбе Ирлана. Мы прочитали никях (брачный договор, который заключается между мужчиной и женщиной в соответствии с правилами шариата, — прим. Сиб.фм), когда были в Казани. Шейх из Марокко сделал нам даже дуа (мольба, взывание к Аллаху, — прим. Сиб.фм), чтобы мы были счастливы на земле и в раю.

Мама у меня никогда не была против. Она сразу сказала: «Живи, с кем захочешь, кого полюбишь, лишь бы у вас всё было хорошо».

Она и сейчас к этому нормально относится и ничего не скажет, если я платок надену.

И.: Когда мы приезжаем в гости к родственникам, они сразу же празднуют, пиво берут. Это колоссальная проблема — человек, употребляя спиртное, совершает большой грех. Ангелы проклинают этого человека.

С.: Иногда конфликтуем по поводу моей одежды, особенно когда лето наступает. Но обычно договариваемся. Допустим, я шорты и короткие юбки не ношу в городе, могу надеть сарафан или джинсы — не слишком откровенные вещи. Естественно, Ирлан недоволен, ворчит, но в то же время видит, что я не готова. К тому же в Новосибирске общество такое.

Намаз я не читаю, но бывает сажусь с ним и делаю дуа. И, знаете, становится легче.

Дочь воспитываем в исламе, Ирлан ей что-то объясняет. Например, нужно бабушку слушаться, чтобы ангелы любили. Ребёнок сам вырастет и поймёт, чего хочет и как он будет жить.

Как и в любой семье у нас бывают трудности. Ругаемся, потом миримся. Только мы не уходим друг от друга и не напиваемся. Ирлан говорит так: «Чтобы мы ни делали и как бы сильно ни поругались, мы должны с тобой лечь спать в одну постель».

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!