Хорошая девочка

 Почему воспитывать взрослых приёмных детей способны только сильные люди  10.11.2014, 11:02
подходящие темы
Хорошая девочка
Фотографии Романа Брыгина

Олег — в прошлом офицер запаса, его жена Светлана тоже служила в армии. Когда-то они приехали в Новосибирск из Казахстана, сейчас — успешные предприниматели. Никита, Илья, Алиса и Алёша — их кровные дети. Серёжа появился в этой семье год назад. Спустя полгода — Юля, с августа в доме живёт Света. Родители рассказали корреспонденту Сиб.фм о спортивном интересе, и зачем бизнесменам много детей.

Светлана: Когда прожили с мужем пять лет, нам врачи поставили диагноз — бесплодие. Сказали, что никогда в жизни я рожать не буду. Муж меня поддержал, сказал: «Свет, не переживай, мы возьмём детей из детского дома. У нас будет большая-большая семья». Прошло восемь лет, и я случайно забеременела. Родился Никита. После чего я опять не могла забеременеть ещё восемь лет, потом родила Илью. Проходит ещё восемь лет — рожаю двойняшек. Но в это время мы уже оформляли документы на Серёжу.


Как Юля, Женя и Артём оказались без мамы, но с бабушкой

Как появился первый приёмный ребёнок? У нас правило в доме одно: наши дети нигде и никогда не ночуют. К нам веди друзей, хоть десять человек. Так дома оказался Серёжа — близкий друг нашего сына, он жил здесь же в Верх-Туле, к нам ходил, ночевал. Как-то раз они до четырёх ночи просидели с сыном. Папа их наругал. Через два дня Никита подходит: «Пап, можно у нас Серёжа переночует снова?». Я говорю: «Почему он у нас ночует постоянно? Его мама ни разу не позвонила». А он отвечает: «У него нет мамы и папы».

Олег: Оказалось, что в 2008 у Серёжи умирает мама, и он живёт практически на улице. Отчим даёт ему по две тысячи рублей в месяц. Он сам кормится, сам одевается, угоняет машины. Такой мальчик был, тяжёлый в этом плане. Потом его отчим в детский дом сдал, он сбежал оттуда и был в федеральном розыске.

С.: Естественно, я расплакалась. Потом спрашиваем Серёжу:

— Жить хочешь у нас?

— Да.

— Если я заберу тебя из детского дома, ты примешь условия нашей семьи?

— Да.

И пошли оформлять документы, буквально за месяц всё сделали и его забрали. Так у нас получилась семья сначала с одним приёмным ребёнком.

Мы просто представили с Олегом, а если что-то случится с нами? Кому наш ребёнок будет нужен?

В этот же год у меня рождаются малыши. Тут подходит средний Илья и говорит: «Ага, значит Алёше с Алисой не скучно, Никите с Серёжей не скучно, а мне хотя бы сестрёнку». Пришли в детский дом, нам начали предлагать ребятишек, я хотела взять помладше. Вдруг к нам подбегает Юля, садится к мужу на коленки и говорит: «Дяденька, возьми меня, пожалуйста, в гости». А он ей: «Тебя зачем в гости-то брать?». Юля отвечает: «Говорят, что в гости ходят, чтобы отдыхать от детского дома». Мы, конечно, все посмеялись.

Когда она нас провожала, задала простейший вопрос: «Вы за мной вернётесь?». И не вернуться мы уже не смогли.

А как появилась Света? Подумала, что подружку уже мне надо.

О.: Родителей Юли лишили прав за жестокое обращение с детьми. Потом она попала в приёмную семью, где тоже что-то такое произошло. У неё очень тяжёлые психологические отклонения, шрам на голове огромный. Если девочку начать ругать, она может встать и орать: «Не бейте меня!».

С.: Ей десять лет, а она никогда не училась в школе. Для нас это стало большой новостью. Я наняла репетиторов, всё лето они с ней занимались. Пытаемся каким-то образом таблицу умножения учить. Плюсы, минусы мы не знаем, буквы не знаем.

О.: Прочитала книжку или мультик посмотрела, может рассказать до мельчайших подробностей, интонаций, всё в красках — память хорошая, а в учёбе застопорилось.

С.: И поэтому мне в помощь взяли Светланку ещё. Она нам очень понравилась — девочка такая красивая. Она сама очень хотела семью. Мы когда разговаривали с директором детского дома, она говорит: «Вот кому бы я хотела счастья, так это Светланке, потому что не везёт ей как-то». Так мы её взяли и, честно говоря, очень рады.

Да, мы немного испугались, когда взяли Юлю, но сейчас успокоились и приняли её такой, какая она есть.

О.: Она любит животных, часами с ними может возиться. Очень красиво рисует. Обратно мы её уже не отдадим, потому что это будет предательство.

С.: Сначала, конечно, хотела маленьких ребятишек. Но появились свои двойняшки, и я поняла, что с малышами нужно больше времени проводить, и нужен больше уход, и в туалет они сами не ходят. И потом — маленький ребёнок — это очень хорошо, он привыкает к тебе, а у нас сейчас, наверное, спортивный интерес: мы с ребятами разговариваем наравне. Увидеть какие-то минусы, их исправить не каждый может. Потому что кому они нужны были в детском доме? Они не знают, что такое хорошо, а что такое плохо. Мне, допустим, интересно со Светой. Мы вместе ходим в магазин — покупаем куртки, штаны, как подружки.

У нас цель, чтобы они выучились нормально, удачно женились, создали свои семьи.

О.: Мы сами себя считаем сильными людьми. И в школе можем зубы показать за любого ребёнка. Первого сентября Света жуёт жвачку, директор школы на неё криком: «Убери!». Она не стала её выбрасывать, а начала медленно жевать. Поворачивается к нам: «Я не буду учиться в этой долбаной школе». Родного ребёнка как-то можно отвести на разговор, а тут не знаем, что говорить, когда она у нас только третий или четвёртый день.

Сами директора, учителя, соцработники и все остальные подсознательно не любят детдомовских детей. Мы начинаем с ними цепляться за каждого ребёнка.


Быт и судьба приёмных семей на селе

С.: Я прихожу к директору школы и кладу ей документы Юли на стол, говорю, надо девочку в третий класс. Знаете, я-то думала, что когда буду детей брать, мне скажут «Спасибо, молодец, хорошая девочка», а в результате, директор школы сидит и говорит мне: «Куда вы их набираете?». Хотя у меня Серёжа один был всего, Юля вторая как раз.

О.: Когда мы Сергея оформляли и Юлю потом, многие нам говорили: «Зачем вам это надо?». Ни один человек не сказал: «Молодцы, что взяли».

В отдельных случаях детей берут из-за денег, наверное. Мы как раз не из тех, поэтому можем любому сказать: «Это наш ребёнок, пошли вы все к чёртовой матери». Нам нашего бизнеса хватает. И мы, вот, честно говоря, наоборот, из-за детей остановили ремонт в доме.

С.: Юля мамой и папой начала нас называть уже в детском доме. Серёжа называет нас тётей Светой и дядей Олегом, но когда приходит со школы, всегда задаёт вопрос: «А где родители?». Света мамой меня называет в шутку. Мы не настаиваем, потому что у них есть свои биологические родители. Возможно, на свадьбе Света назовёт меня мамой, и я буду рада.

О.: Говорит: «Что, думаете, в 18 лет я от вас уйду? Фиг вам: квартиру буду сдавать, а жить — у вас».

Я вот, что хочу рассказать. В 2008 году мы занимались сетевым бизнесом, в Чимкенте был сбор, на котором мы разговаривали с Антоном Заниным — это долларовый миллионер. Я как наедине с ним остался, спрашиваю: «Антон, скажи, что бы ты поменял в жизни вообще?». Он отвечает: «Бизнес нормальный, бабки есть, здоровье. Наверное, ничего». Потом подумал и говорит: «Вообще-то поменял бы. Я бы хотел, чтобы у меня было много-много детей (ему тогда уже 52 года было). Чтобы меня все любили. Одни подрастают, другие ещё маленькие, потом внуки появляются, и я вечно молодой и всем нужен». Я эти его слова тогда хорошо запомнил.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!