Нужно довериться машинкам

 Интервью с директором по маркетингу сервисов Яндекса Андреем Себрантом  6 апреля, 10:29
Нужно довериться машинкам
Фотографии Сергея Мордвинова

Можете ли вы хотя бы день провести без интернета? Скорее всего, с большим трудом, ведь он давно стал неотъемлемой частью нашей жизни. Люди по всем фронтам начинают уступать машинам, которые умеют общаться, писать стихи и предугадывать наши желания. В каком направлении развиваются информационные технологии, нужно ли бояться «закрытого интернета» и какая реклама может нас радовать, корреспонденту Сиб.фм рассказал директор по маркетингу сервисов компании Яндекс Андрей Себрант.

Информации вокруг стало слишком много. Как её фильтровать? Например, сидит человек, ему скучно, хочется посмотреть фильм...

Нужно довериться машинкам: мы же сейчас в интернете почти все задачки решаем. К примеру, человеку нужно знать, где прямо сейчас в нужном качестве можно посмотреть фильм. Ему лень думать, какой фильм: нужно, чтобы ему дали тот фильм, от которого его вставит. При этом не надо, чтобы человек что-то набирал — хочется, чтобы он нажал одну кнопку.

Я сильно подозреваю, что функциональная безграмотность скоро станет нормой, поэтому предполагать, что человек ещё и писать умеет — излишне.

Говорить — пока да, поэтому, собственно, и идёт развитие голосовых интерфейсов. Должно быть что-то из серии: «Скучно, кино хочу!» И оно должно тут же появиться, ровно то, которое я не видел и которое я буду смотреть вместе с рекламой все полтора часа. Какой магией это будет сделано, неважно — для этого готовят хороших специалистов.

Для этого нужно проанализировать всё, что он делал в интернете до этого?

Всё, что про него известно: кто его приятели, что они смотрят, что он смотрел раньше... На самом деле, мы точно не знаем, но есть рекомендательные системы, которые работают хорошо. Мы видим, что Яндекс.Радио слушают всё больше, и не потому, что там показывается плейлист из любимых композиций, а потому, что в основе Яндекс.Радио бегает технология «Диско», от слова discovery. Эта технология умеет находить то, что вы не слышали, не знали: «Вау, хочу послушать!» Находить такое умеют современные алгоритмы, это их задача.

Есть ли разница в возрасте между теми, кто пользуется ПК и смартфонами?

Смартфон — это на бегу, это маленький экранчик, это, как правило, один мгновенный ответ. История про то, что человек будет долго что-то читать, искать и выбирать, нехарактерна. Когда ты где-нибудь в молле и тебе надо срочно что-то уточнить, то плевать, какого ты возраста. Другое дело, что пойти в молл, провести там время — это скорее молодёжный способ досуга.

Но когда в этой же ситуации, в этом же сценарии оказываются их родители, то и поведение становится похожим.

К примеру, мы с вами из разных поколений, но нас объединяет вот что. Вряд ли, когда вы родились, первым, что вы увидели после лица мамы, был планшет — так же, как и я. А я знаю детей, которые ещё не начали говорить, но они умеют найти планшет, доползти до него, сами, без обучения, найти там Skype, запустить его, найти бабушку (для этого читать не надо — есть иконки), связаться с ней, увидеть, что она улыбается и улыбаться ей в ответ. Когда эти ребята вырастут, я не знаю, как они будут обращаться со всеми этими устройствами.

Как вы думаете, это страшно, что с раннего возраста дети узнают гаджеты?

Вы шариковой ручкой пишете? А меня за это из школы пытались выгнать, родителей вызывали. Это же подрыв устоев: веками, с Пушкина, правильно писали, выбирая перьевой ручкой толщину штриха. Как вы смеете называть себя русским человеком, если у вас все буквы одной толщины?

Раньше считалось катастрофой, что люди не могут писать так каллиграфически, как Пушкин гусиным пером. Понятно, что сейчас всё по-другому, но по-другому — не значит страшно.


КВН-49 — первый массовый чёрно-белый телевизор в СССР. Для увеличения изображения прилагалась линза с водой или глицерином

Мы очень много навыков потеряли, и что? Вы тут ближе к лесам, наверное, у вас немного больше процент людей, которые могут в дождь костёр развести. По разным причинам, я тоже умею. Но я не считаю катастрофическим то, что большинство людей вообще понятия не имеют, что в лесу делать, если там нет дорожек и вдруг у тебя перестал работать GPS. Зато они во «ВКонтактике» могут на три порядка больше, чем я.

В чём нам их никогда не догнать, а в чём они никогда не догонят нас?

Трудно сказать: мы пока ещё не знаем, как они будут себя вести. Но есть ощущение, поскольку они более контекстны, более созвучны тому, что происходит вокруг, что им будет комфортнее. Мы привыкли, что какие-то изменения происходят на уровне поколений. Если взять те технологии, которые нам кажутся традиционными и правильными: кинематограф, телевизор, телефон — они, в общем-то, десятилетиями внедрялись. Полгорода к тому счастливчику ходило, который смог себе приобрести первый КВН с водяной линзой (а детям ещё придётся объяснять, что такое водяная линза). Эти изменения происходили медленно.

Здесь, кстати, и про то, что специальности устаревают гораздо быстрее. Раньше, когда специальность заканчивалась, готовить людей начинали по другой, но пока она будет вымирать, какой-нибудь дипломированный специалист по химии фотопроцессов до пенсии со своей химией фотопроцессов доживёт. А потом случилась история а-ля Кодак. Вся традиционная фотография — это, прежде всего, десятилетиями накопленные знания в области фотохимии, синтетических материалов, когда от пластинок перешли к плёнкам.

Потом была огромная революция, когда от чёрно-белой фотографии перешли к цветной. Кодак в этом месте считался полностью защищённым, у него реально было под миллион патентов.


Крупнейший в мире производитель фототоваров, не успевший перейти к производству цифровой техники. В 2012 году компания подала иск о банкротстве

Огромное количество очень высокой и очень точной науки, которая вмиг стала бессмысленной и никому ненужной. Я думаю, что подобное будет происходить гораздо быстрее, чаще и гораздо более широко. Подавляющее большинство специальностей будет жить мало. Ещё один пример: простой веб-мастер — писатель интерфейсов. Страшно выгодная была специальность в 90-е, потому что овладеть простеньким html можно было легко. За месяц можно было стать простеньким веб-мастером, за полгода — зарабатывать огромные деньги. А сейчас уже нет такой профессии. Кстати, государство успело включить её в список специальностей, когда она уже стала вымирать. А сейчас всё будет ускоряться ещё быстрей.

Те детишки, которые вырастут с планшетами и голосовыми интерфейсами, привыкнут жить совершенно в другом темпе. Как это скажется на их психологии? Как-то скажется. Будут истерики, что они другие, и это страшно. А они будут очень другими. Я не буду сейчас рассказывать про прямые нейроинтерфейсы: они будут общаться так, как нам в ужастиках рассказывают. Но, строго говоря, нейроинтерфейс ничем не хуже тачскрина.

То, что я сейчас рассказываю — это всё о том, что совершенно нельзя предугадать, что будет с нами через 20 лет. У меня ощущение, что программисты будут очень важной частью окружающего нас мира. Цифровые технологии будут настолько частью повседневной жизни, что умение разговаривать с программистами и понимать их станет во многих сферах решающим. Огромное количество проблем в бизнесе, который пытается информатизироваться, состоит в том, что владелец традиционного бизнеса не может внятно объяснить программисту, что ему надо.

Есть стереотип, что программисты вообще далеки от социума и от общения...

На самом деле программистов-одиночек нынче практически не существуют. Тот же Цукерберг как одиночка ничего бы не сделал: он сумел увлечь своей идеей сначала небольшое количество людей, в него поверивших, а потом стать иконой компании, в которой работают тысячи, если не десятки и сотни тысяч людей. Увлечь этих людей, стать их духовным и бизнес-лидером — это чисто коммуникационное свойство. Если говорить про программистов любого другого уровня, задачи программирования сейчас решаются командами.

Может быть, этот программист не очень хорошо умеет разговаривать с искусствоведами и у него проблемы с девушкой, но что он точно умеет разговаривать с коллегами — это факт.

37% жителей Новосибирска, писавших контрольную Яндекса по математике, справились с задачками

Вся стартап-культура — это реальная коммуникация, да, в очень специфических командах. Кажется, что они всё время клацают по клавиатуре и иногда заказывают себе пиццу. Нет, они всё время треплются. Когда я вожу гостей по нашему московскому офису, они обращают внимание на то, что у нас в изобилии переговорок, и они всегда заняты. Мне каждый раз приходится объяснять людям, далёким от IT-компаний, что это основа работы. При том, что уж у нас средств связи и в офисах, и между офисами... Но если люди регулярно не общаются с соседями по комнате и с ребятами, которые сидят в другом корпусе, но так или иначе связаны с ними по работе, работа начинает идти плохо.

В представлении людей работа будущего — когда все сидят в Таиланде или на Гоа, когда полный фриланс. Кажется, что Apple, Google, Facebook задают моду. Но ни в одной из этих компаний нет фриланса, им запрещено нанимать фрилансеров. Работа по созданию продуктов будущего делается в огромных офисах.

Сегодня существует огромный разрыв между старшим поколением, которое с трудом освоило мобильные телефоны, и молодёжью. На ваш взгляд, он может сократиться?

Я боюсь, что его сложно сокращать, просто потому что большинство людей, которые не привыкли жить в этих быстрых переменах, уже не приучишь. С этим действительно сложно. Но, если оглядеться, это касается не только информационных технологий. Я, например, знаю, что привычка к перемене мест, когда я поехал учиться в один город, работать в другой, поработав три года, в третий, а на все праздники летаю непонятно куда, многих представителей пожилого поколения нервирует.

Правильно — жить с родителями, а в идеале — в их квартире, работать на соседнем заводе, а на выходные ездить на дачу рядом с этим же городом.

Была командировка в Москву, и потом человек всю жизнь её вспоминает. Мысль о том, что, вообще говоря, непрерывно перемещаться в пространстве полезно для карьеры, здоровья и всего остального, им очень чужда. Поколению помоложе она кажется очевидной нормой. Все технологии развиваются быстро — в данном примере и транспорт.

Но есть места, где ничего не развивается: приходишь ты за какой-нибудь справкой, а тебе её выписывают от руки.

Оно медленней. Если всерьёз посмотреть на то, как изменился какой-нибудь портал госуслуг... Вообще такое понятие, как портал госуслуг, лет двадцать назад казалось бы фантастикой. Сейчас большое число операций ты можешь проделать в онлайне. Сейчас появились МФЦ: раньше надо было высунув язык бегать по всему городу, каждый раз стоять в длинной очереди. Да, сейчас ты в МФЦ три часа проведёшь, но это на порядок лучше того, что было. И во многом это потому, что под ними внизу бегают нормальные информационные технологии.

Есть место куда более медленное, называется «образование». До той поры, пока этому не считают нужным массово учить с детства, когда психика ещё пластична, большинство людей вырастает, считая, что это всё не очень важно. Ещё есть институты, которые и должны быть консервативны, и выполняют некую стабилизирующую функцию. Я бы, например, не хотел, чтобы юриспруденция менялась с такой же скоростью, как IT. А вот с образованием — да, катастрофа, потому что там задачи изменились.

Там нужно готовить людей, которые, может быть, мало чего знают, но умеют очень быстро учиться совершенно новым специфическим задачам.


Школа анализа данных — бесплатные двухгодичные вечерние курсы Яндекса на базе НГУ. Сейчас проводится набор

Это другой способ образования в принципе, другая образовательная методика. Вся пресловутая классно-урочная система, в которой наша школа живёт с середины прошлого века, неадекватна для решения этих задач. Местами это приводит к созданию слабо адаптирующихся к будущему людей. Мне 61 год, и я говорю, что мне не нравится этот избыточный консерватизм. Я представляю, как это не нравится людям помоложе.

Однако всё зависит от отрасли. Я, может быть, скажу непопулярную вещь, но считаю, что Минсвязи и Никифоров — довольно грамотные ребята, они понимают, куда всё должно идти в плане регулирования: доступ к каналам, доступ к частотам. Например, у нас ситуация с широкополосным доступом, да и вообще с доступностью интернета — одна из лучших в мире.

Другой пример — медицина, где консерватизм просто зашкаливает. Вот здесь требуется вмешательство государства, потому что кучу вещей нельзя сделать: под суд попадёшь. У нас телемедицина противозаконна: врач может ставить диагнозы, только физически осмотрев пациента. Это половину страны обрекает на раннюю смерть.

И это целиком проблема Минздрава с законодательной базой. И тут мы просим помощи у государства, чтобы оно нам позволило сделать то, что мы можем: минимальные технологии в медицину привнести. Обидно сидеть на технологиях, которые позволят людям не умирать. И это не заоблачные деньги, которые будут спасать жизнь только миллионерам. А мы ничего сейчас не можем делать, потому что связаны законодательством по рукам и ногам. И не только мы: если это станет доступно, появится куча медицинских стартапов, которые давно существуют по всему миру. Что сейчас может сделать в России медицинский стартап, кроме как уехать в Америку?

У жителей России последний год появился страх, что мир вокруг сжимается, и такими темпами скоро мы можем дойти до «железного занавеса» и изоляции. Насколько это возможно в современных реалиях? Может ли быть реализован в стране закрытый интернет как, например, в Китае или даже Северной Корее?


Лидер среди китайских поисковых систем. Занимает второе место в мире по количеству обрабатываемых поисковых запросов

Может. И Китай — хороший пример того, что большинству людей это будет пофигу. Кому сильно жмёт, тот и из Китая найдёт, как Google попользоваться. И феерические успехи китайского интернета, например, выход Baidu в африканские страны...

Поймите меня правильно: я нисколько не выражаю любовь к «железному занавесу», я просто разделяю две задачи. Сказывается ли история с наличием большого китайского фаервола на развитие китайского интернета? Нет, не сказывается. Сказывается ли она на моральном удовлетворении людей, которые не любят фаерволы? Да, конечно. Но не надо при этом заниматься спекуляцией и говорить, что это нас куда-то отбросит. Технологии фильтрации и отгораживания напрямую не связаны с технологическим отставанием. Удовлетворять изощрённые потребности 99,9 % китайских людей без Google, Amazon, E-bay возможно. Вопрос — всем ли это нравится? Нет. Но не надо своё личное горе выдавать за горе страны, это немножко не так.

Многие узнают новости, не читая конкретные новостные сайты, а просматривая ленту Яндекс.Новостей. Чувствуете ли вы ответственность за формирование повестки дня?

То, что люди в итоге будут читать, не нами написано. Мы подразумеваем, что во всех этих источниках работают профессиональные журналисты. При всём желании мы не имеем возможности, за доли секунды автоматически собирая данные со всей страны, ещё и проверить, а правда ли это происходило.

Ровно поэтому мы не можем иметь своего редакционного мнения.

Наша ответственность в том, чтобы эти алгоритмы работали максимально беспристрастно, были устойчивы к усилиям некоторых сайтов собрать себе побольше трафика. Под это заточен весь интернет, и мы, вместо того чтобы решать другие задачи, вынуждены бороться с теми, кто пытается обмануть поисковую систему, алгоритмы Яндекс.Новостей, Яндекс.Маркета, пробить спам-защиту на почте. В нашей компетенции эти нехорошие намерения технологически блокировать.

В какую сторону движется реклама — к персонализации? Перестаёт ли работать контекстная реклама?

Да, к персонализации. Коммуникация между бизнесом и потребителем — она тоже многостадийная. И контекстная реклама очень хорошо работает на самой финальной стадии. Пресловутый пример про холодильники: когда я определился с маркой холодильника, и весь вопрос в том, где купить его с быстрой доставкой по хорошей цене, в этот момент контекстная реклама абсолютно уместна. Но рекламодателю хочется рассказать, что есть холодильник, искать который тебе в голову никогда не придёт: он с зеркалом, музыку играет, а ещё в нём есть искусственный интеллект, который тебе жену заменит. И тут появляются те виды рекламы, которые всех пользователей интернета достают. Вот тут хочется придумать чего-нибудь поперсональнее, и рекламодателю надо понимать, что я точно не буду покупать: ну денег у меня нет на этот ваш интеллектуальный холодильник, не надо мне его показывать.

Например, я фанат фототехники, читаю про неё всё. А тут три дня не заходил на сайт Sony, а они новые объективы привезли в Россию. Я очень счастлив буду, если мне вовремя объявят: «Уже три часа как начались продажи!» Я же и кликну, и побегу, и куплю, и ещё спасибо скажу за такую рекламу.

Реклама должна быть жутко персонифицирована, под меня заточена, и такая реклама реально может меня радовать, а не раздражать.

Хорошая реклама должна быть про это: ты ещё не знаешь, а уже есть такая штука, и ты точно её полюбишь. И обнаружить во мне латентного потребителя какого-то нового продукта — это задача хорошей умной рекламы.


Дзен — экспериментальный сервис персональных рекомендаций. Работает в тестовом режиме

Если умная реклама понимает, как сделать мне ленту типа нашего Дзена, а Дзен — это такой наш продукт, который призван сделать наше медиапотребление персональным. Наши СМИ не настолько мультимедийные: по этому клику открывается ролик, по тому — новостная статья, здесь новый сериал, а вот тут вообще начинает играть музыка. В идеале это некий медиакомбайн. Дзен — это история про то, что я сейчас хочу что-то потреблять, и оно всё подогнано под меня.

И реклама там должна быть такой, чтобы не резала глаза, должна быть настолько же уместной, чтоб за неё сказали спасибо. И это то, куда реклама идёт. И в этом смысле AdBlock — это то, что поможет ей прийти быстрее: если ты будешь приставать ко мне со своей назойливой рекламой, я всё заблокирую.

Как этого достигнуть?

Это всё история про самообучающиеся алгоритмы и нейронные сети. Мы ещё не знаем до конца, как это работает: машина, которая обладает интеллектом, чувством прекрасного, умеет понимать смыслы. Это может грохнуть ещё одну профессию: если машина понимает смысл и умеет переводить его в очень многомерные векторы, с этого момента неважно, на каком языке написано то или иное словосочетание. Дальше ты можешь запускать перевод с любого языка на любой на уровне смысловых единиц, включая идиоматику.

Недавняя новость: в конкурсе японского классического рассказа топовые места взяли машины.

У меня есть чувство, что эксперименты с гарантированным доходом, которые проводятся в нескольких американских городах или, например, в Швейцарии, неслучайны. Возможно, это не баловство, а подготовка к неизбежному будущему: что будут делать люди, которые, строго говоря, никому не нужны? Понятно, что ряд профессий ничем не заменишь. Хорошие портные будут цениться всегда, или к хорошему парикмахеру ты ходишь не только за тем, чтобы делать правильные кудри, но и для общения. Есть куча мест, где слишком велика персональная составляющая.

Современные технологии — это история про то, что люди будут более одинокими, или, наоборот, будут стираться границы?

Это от людей зависит. Современные технологии просто дают большую свободу: если ты хочешь страдать и быть одиноким, тебе предоставят 150 поводов для этого. И наоборот: если хочется найти единомышленников и замутить что-то крутое, у тебя есть такие возможности, каких до этого не было никогда.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!