Оппозиция к дурости

 Каково приходится жителям города, когда их мэр — оппозиционер  27 мая, 07:00

Стас Захаркин
журналист
были упомянуты
подходящие темы
Оппозиция к дурости
Фотографии Ильнара Салахиева

Случай оппозиционного экс-мэра Петрозаводска Галины Ширшиной уникален во всём. Во-первых, она стала мэром, не стремясь к власти: Ширшина стала кандидатом от оппозиции лишь за две недели до голосования, после того как суд снял основного кандидата от партии «Яблоко» Эмилию Слабунову. Во-вторых, за недолгое время своего мэрства Ширшина так и не стала «системной». Весь период её управления городом ознаменован противостоянием с республиканской властью и депутатами горсовета. Неудивительно, что спустя два года и три месяца петрозаводские депутаты отправили её в отставку, но её пример прогремел на всю Россию. Ширшина приехала в Новосибириск по приглашению местного «Яблока» и рассказала корреспонденту Сиб.фм, что бывает с городом, когда им управляет внесистемный мэр.

В разных интервью вы говорили, что стали мэром случайно. Какие вы испытывали ощущения, когда получили в руки власть, к которой целенаправленно не стремились?

Все случайности закономерны. Когда «яблочная» команда в Карелии принимала решение, кто пойдёт запасным кандидатом на выборах мэра города Петрозаводска, моя кандидатура также была проанализирована среди прочих, и мы были уверены, что я — это самый выгодный страховочный вариант для кандидата Слабуновой. В принципе я знала, что такое выборная кампания, я работала на выборах с теми людьми, которые собирались голосовать за Слабунову.


Галина Ширшина была мэром с сентября 2013 года по декабрь 2015 года

Хотя, конечно, изначально в политических кругах меня нельзя было воспринимать как опасного конкурента для нашей власти. Мы, честно говоря, немножко запудрили мозги конкурентам. Они сделали вывод, что выдвигается Слабунова, а Ширшина — это технический кандидат от «Яблока». Однако изначально, если бы мы хотели поставить технического кандидата на замену Слабуновой, то это точно была бы не я.

То есть, вы подозревали, что Слабунову снимут?

Да, мы обыгрывали и такой вариант. Конечно, мне бы хотелось, чтобы Слабунова стала мэром Петрозаводска. Это мой любимый город, он самый лучший, самый красивый в России. Там самые талантливые, креативные, уникальные люди живут. И я хотела бы, чтобы у этого города был честный, самодостаточный мэр — Эмилия Слабунова. Но тогда мы все понимали, что будет сделано всё, чтобы Слабунову снять, потому что она очень сильный кандидат. И говорить о том, что к этому варианту мы не готовились, нельзя.

Единственное, что мы не учли: снять человека можно совсем без повода.

Они просто придрались к записи в её трудовой книжке, где девичья фамилия Слабуновой вычеркнута, а вместо этого записана фамилия по мужу. Якобы трудовая книжка старого образца Слабуновой не может служить подтверждением её места работы.

Трудно было вести кампанию в оставшиеся недели с учётом резкой смены кандидата?

Да, стоило того, чтобы сесть и собраться с мыслями. Мы в любом случае нацеливались на победу. В рамках предвыборной кампании ко мне приходила известная карельская общественница, которая так и сказала: «Ну, вам, конечно, первое место не взять, но мы готовы сделать всё, чтобы вы стали второй». Я ей только и ответила: «До свидания». Про второе место мы тогда не говорили вообще, оно нас не интересовало. Мы шли на первое.

Она тогда, наверное, подумала, что у меня не всё в порядке с головой, и так тогда думали очень многие.

Однако наша победа была закономерна. В том числе это был и результат ошибок действующей власти. Если бы они поступали не по-хамски, просто снимая тех, кто им не нравится, тех, кто им создаёт проблемы и задаёт вопросы, если бы учились работать с активными людьми и опираться на них, тогда бы, возможно, и этой победы бы не было.

Наверное, хорошо запомнили ту самую ночь, когда узнали, что теперь будете мэром.

Да, в ту ночь в наш штаб один за другим приходили люди и несли с собой протоколы с участковых избирательных комиссий. Они приходили, бросали их мне на стол и говорили: «Мы выиграли».

42 % голосов на выборах мэра получила Галина Ширшина, действующий мэр единоросс Николай Левин — 28 %

Это было похоже на «парад победы». Однако, радуясь, мы понимали, что есть опасность того, что власть просто возьмёт и отменит результаты выборов. И тогда мне ничего не останется, как возглавить наших людей и идти с ними «на баррикады». В ту ночь наши жители почувствовали себя победителями, они наконец-то избрали того мэра города, которого захотели.

А какие у вас были ощущения, когда первый раз вышли на работу? Страшно не было?

Понимаете, я менеджер до мозга костей. Все задачи управленческой деятельности почти одинаковы: анализ, постановка цели, подбор ресурсов, контроль. Основной проблемой для меня стал вопрос команды. По уставу города, когда приходит мэр, команда не меняется. Людей, которые работали в мэрии, команда губернатора стала заряжать на мысль о том, что я здесь ненадолго: «Подождите, мы ей создадим такие условия, что через полгода она убежит сама, только пятки сверкать будут. Ширшина же девчонка!»

Городские служащие у нас защищены законом — их просто так не уволить. Необходимо было проделать колоссальный труд, чтобы привести в мэрию людей, близких тебе по духу. Поэтому в начале основной сложностью стал подбор людей. Перед выборами ты заявляешь цели и ценности, берёшь на себя обязательства, но один ты ничего не способен сделать.

Сегодня больше нет понятия «идеальный менеджер», есть понятие «идеальная команда».

Современный менеджер должен уметь совмещать в себе разные стили управления. В какой-то момент он должен быть демократом и спрашивать совета, а в другой момент должен уметь сказать: «Здесь будет так» — и взять ответственность на себя. Новых людей я приглашала под демократический стиль управления. Если люди из моей команды могли аргументированно мне доказать, что я не права, я готова была с ними согласиться. Самое классное, что было в команде Петрозаводска — искренность и честность. Ведь бывает, что люди просто боятся высказать своё мнение, но у моей команды такого не было. Я считаю, что если люди относятся к тебе с уважением, они всегда будут говорить, что думают. Однако, сейчас я говорю именно об управленцах, потому что основной чиновничий аппарат я не меняла, до него руки так и не дошли. Впрочем, подчинённые просто исполняли те задачи, которые им ставили новые руководители. Если честно, я завидую тем городам, в которых команда меняется автоматически с приходом нового мэра, я считаю, что это правильно.

Вы делали много вещей, за которые вас наверняка многие невзлюбили. Это и отмена «золотых парашютов» для чиновников и действия, которые шли вразрез интересам крупных лоббистов: застройщиков и перевозчиков. Вы чувствовали противодействие системы?


«Золотые парашюты» предполагают крупные денежные компенсации для чиновников в случае их увольнения

Когда я шла на выборы, я чётко осознавала, что мы идём с определённой программой, которую в конечном итоге и поддержали жители города. У меня есть понимание того, как выглядит город, как живут его жители и какие у них проблемы. Я никому ничего не должна, кроме жителей города. Если я не согласна с губернатором и считаю, что его действия идут в ущерб интересам моего города, то я должна открыто выражать своё несогласие, потому что жители города за это мне платят зарплату.

Через некоторое время после победы я поняла, что не стоит надевать какие-то маски, я должна быть такой, какая я есть. Мне было в принципе комфортно, потому что я знала, на кого работаю.

Некоторые жители говорили мне: «Ты бы лучше брала взятки, как другие, но зато, может быть, больше для города сделала».

Я всё время пыталась объяснить: взятка платится не из чужого кармана, она платится из кармана того, кто её берет, из кармана нашего общего бюджетного кошелька, по-другому не бывает. К сожалению, наши люди плохо это понимают. У нас в стране существует серьёзная оторванность чиновничества от жизни реальных людей.

Были какие-то попытки со стороны чиновников с вами «договориться»? Или как-то перекрыть кислород?

Когда мы поставили задачу сохранить троллейбусное управление, я решила опустить цену с 17 до 10 рублей. Это было моё достаточно авторитарное решение, я пошла на риск, и это решение привело к своему результату: наполняемость троллейбусов повысилась. Тогда же мы столкнулись с частными перевозчиками. Речь идёт о питерской компании, которая вошла на рынок частных перевозок как монополист и по сути дела захватила город. Недавно я была в Томске и была восхищена: транспортные компании перевозчиков заранее объявили мэрии, что выйдут на забастовку.

Для Петрозаводска было немыслимо, чтобы транспортные компании заранее соизволили предупредить население, что они выйдут на забастовку. У нас просто в один момент взяли и остановились все маршрутки. Это было в январе, я ехала по городу на служебной машине и видела, что первоклашки стоят на остановках, забитых битком, стояли и мёрзли старики. Это была акция устрашения, направленная в том числе и в мой адрес. Несколько дней город был в заложниках, люди не знали — то ли выйдет маршрутка, то ли нет. Я бы уже и расторгла с ними договор, по закону нужно, чтобы было зафиксировано два нарушения. Но суд встал не на нашу сторону. Эта проблема решалась долго, болезненно.

А были попытки со стороны региональных властей как-то укротить «строптивого мэра»?

Я приведу простой пример, он касается республиканского дорожного фонда. 51 % всех жителей республики, которые платят транспортный налог, живут в Петрозаводске. Это они в первую очередь наполняют республиканский дорожный фонд. Так вот в 2015 году Петрозводск не получил ни копейки на ремонт дорог из республиканского дорожного фонда.

Такое было впервые?

До выборов на ремонт дорог в Петрозаводске были выделены достаточно большие деньги — почти 800 миллионов рублей. Но всё-таки, если учесть, что за год мы почти 300 миллионов денег транспортного налога даём, а ещё и платим акцизы, то, по большому счёту, невыделение денег можно расценивать как давление.

Вы чувствовали свою ответственность за то, что с городом так поступают?

Конечно, чувствовала. Но я пыталась объяснять людям: почему в их городе теперь не чинят дороги.

И что люди? Готовы были что-то понимать?

Очень много людей, которые были воодушевлены моей победой, разочаровались после избрания. Потому что поняли, я — не волшебник, и не могу по щелчку пальца решить все проблемы города. Не могу залатать дороги, расселить весь военный фонд, закрыть все очереди в детский сад. Конечно, у нас люди очень добрые, они хотят в чудеса верить.

Чудом стало то, что я в течение двух лет могла поэтапно, последовательно реализовывать программу, с которой шла на выборы. А других чудес и не бывает.

Вот, к примеру, когда меня удалили в отставку, среди прочих причин мне вменили, что я не построила очистные сооружения на ливневой канализации. Однако, дело в том, что на это нужно потратить 7 миллиардов рублей. А годовой бюджет города Петрозаводска составляет около 4,3 миллиардов рублей. С 70 годов эти сооружения никто из мэров так и не построил. Но удалили в отставку именно меня. У жителей интерес простой: ты найди деньги, где хочешь, и отремонтируй дороги.

А ещё какие-то попытки дискредитировать вас перед горожанами были?

Конечно, были. Вот чем мэр должен заниматься? Помимо прочего, он должен чистить город. Да так, чтобы у людей не было претензий. Проанализировав всё, мы решили провести конкурс на очистку города не на один сезон, а на 2,5 года. Это экономически выгодно: подрядчик, который выигрывает конкурс, может составить план, купить технику в кредит, предоставить план выплат банку. И вот мы объявляем конкурс впервые в истории Петрозаводска за 2,5 года, и на него выходит государственное унитарное предприятие «Мост».


Жители Карелии считают своего губернатора Александра Худилайнена «варягом». Его карьера развивалась в Ленинградской области

Изначально мы предлагали потратить на очистку города 400 миллионов рублей. Они снизили ценник сразу на 150 миллионов рублей, и заявили, что готовы всё сделать за 250 миллионов. На тот момент я обрадовалась, ведь заявились не какие-нибудь там «Рога и копыта» из другого региона. Учредителем был комитет республики Карелия по транспорту, наши родные ребята. И вот как бы не так! Потом уже выяснилось, что это предприятие даже не собиралось выполнять контракт. Это предприятие заключило договор и ничего не делало. А когда мы начинали задавать вопросы о чистоте улиц, они делали вид, что они дурачки и не понимают, чего от них хотят. И вот представьте: в выходные дни мэр бегает по городу, пытаясь поймать эту технику, как зайцев, чтобы понять, чистят ли они вообще город хоть где-нибудь. В конечном итоге, они меня до такой степени достали, что пришлось расторгать контракт. Мы, конечно, через суд им понаставили штрафов в несколько миллионов рублей. Длились, правда, эти тяжбы год и даже больше. Но бедные наши люди, они прокляли всех: и «Мост», и Ширшину, и Худилайнена [губернатор Карелии — прим. Сиб.фм] — одним словом, всех, потому что им-то хочется, чтобы всё было чисто.

Вначале вы рассказали, как жители страдали от забастовки маршрутчиков, теперь упомянули, как непросто пришлось горожанам от вашей тяжбы с республиканской компанией, которая улицы чистить не хотела. Может, и не нужны вообще прямые выборы мэров? На них ведь могут выиграть люди внесистемные, а страдать в итоге будут горожане.

Почему я за то, чтобы оставить выборы мэра? Потому что выбранный мэр будет работать на жителя. Так, как работает выбранный мэр, никогда не станет работать сити-менеджер, которого назначает комиссия, состоящая из депутатов Петрозаводского совета и команды губернатора.

Сити-менеджер не работает на конкретного человека, потому что его работодатель — это депутаты и губернатор.

И если я, например, понимаю, что республика сейчас поступает неправильно, когда забирает с местного самоуправления на уровень субъекта полномочия по распределению земельных участков города, то сити-менеджер никогда не скажет «нет» своему работодателю. Он всегда только и будет говорить: «Верной дорогой идёте, товарищи!» и будет объяснять жителям, почему то или иное решение, спущенное сверху, хорошее и правильное. Также в чём отличия меня от нашего губернатора? Наш губернатор — назначенец, его не избирали, и он к Карелии прямого отношения не имеет. И, как мне кажется, к нашему краю даже как к ценности не относится. В то же время для меня Петрозаводск — самый любимый город на свете.

Ну а если всё-таки говорить о том, что избирается человек, оппозиционный властям? Не худо ли от этого жителям?

Я оппозиционна не по отношению к властям, я оппозиционна дурости, отсутствию здравомыслия и эффективности. Конечно, нельзя ставить своей целью противостояние региональной власти — это будет плохо для жителей. Но договориться, найти компромисс можно только в двух случаях: если есть законодательство, позволяющее тебе этот самый компромисс найти, и если обе стороны действительно этого хотят. Я просто старалась выстроить правильное и ответственное управление городом. И всем, кто хотел того же, было со мной по пути. Вот, например, у нас в городе есть территории, покрытые лесом. Но по генплану эти территории можно под застройку использовать.

Но мы понимаем, что экология в городе ухудшается. Плюс, наш город после войны засадили тополями, а у них срок жизни 50 лет. Они стали падать, и пора их уже срезать. Таким образом, наш прекрасный зелёный город стал оголяться. Что здесь можно сделать? У мэра есть два варианта. Первый вариант — зарабатывать деньги: срезать деревья и разрешить там строительство; второй вариант — искать возможности предоставления земельных участков под застройку на тех территориях, где нет леса. Мэр, который живёт не только сегодняшним днём, но интересами развития города, его сохранения, не будет рубить деревья и ставить многоэтажки. Поэтому мы вносили изменения в правила землепользования при застройке и переводили эти земли в статус рекреационных зон. Конечно, нам мешали застройщики в Петросовете, ведь их интересует выгода. Но далеко не всех ведь. Я самых сознательных даже спрашивала, почему они не действуют заодно с коллегами, ведь у них тоже есть свой бизнес, пыталась понять, как они вообще совмещают интересы людей, которые живут в Петрозаводске, и свои бизнес-интересы.

Они отвечали просто: «Ну мы же депутаты, нам нельзя борзеть, мы живём в этом городе».

Вот с такими людьми мне всегда по пути, по отношению к ним я не в оппозиции.

Вот много говорят о том, что я инаугурацию отменила и «парашюты» для чиновников, но это не достижение. Реальное достижение — это то, что мы сделали аллею Памяти и Славы к 75-летию победы, достижение — это то, что смогли сделать спортивные площадки, причём не потратив почти ничего из бюджета. Вот это достижение для меня, вот это действительно круто.

Вы проработали два года и три месяца мэром. Поменялось ли у вас мировоззрение? Может, начали по-другому думать о системе отношений власти, о работе мэра?

Я поняла, что у нас, к сожалению, вещи, заявленные в Конституции, такие как федеративное устройство и независимое местное самоуправление, не соответствуют действительности — и из-за этого, прежде всего, возникают конфликты между регионами и муниципалитетами. Мы говорим, что местное самоуправление должно быть независимым и самостоятельным, а по факту оно находится в жёстком подчинении у губернатора. Дело не в том, что губернатор не давал мне деньги из республиканского дорожного фонда, дело в том, что законодательство позволяло ему так поступать. После отставки я некоторое время думала, чем мне заниматься — открыть своё дело, идти преподавателем на кафедру или заняться частной психологической практикой. Но потом поняла, что сейчас есть дела поважнее. Скоро выборы: вначале в Думу, а затем — выборы президента. И, если я хочу жить спокойно в моём любимом Петрозаводске, то нужно идти на них для того, чтобы попытаться победить и выстроить правильную систему отношений между федеральным центром и регионами.

Крайне важно, чтобы в Госдуме появились люди, которые действительно будут защищать местное самоуправление и менять законодательство в сторону перераспределения бюджетов. У вас я тоже, кстати, заметила похожие настроения: на последней Монстрации главным новосибирским лозунгом была фраза «Здесь вам не Москва». Недавно я была в Алтайском крае, и там та же ситуация. Как в крае, где так хорошо развито сельское хозяйство (там одной только гречихи 70 % производится от общероссийского объёма!), где расположены богатые недра, люди могут жить так бедно? И это ведь никак не решить на уровне региона. Решать проблему надо комплексно и на федеральном уровне.

Ваша история немного похожа на нашу, новосибирскую. Вы стали мэром в сентябре 2013 года, а у нас коммунист Анатолий Локоть выиграл выборы в апреле 2014 года.

Это был такой фурор в России.

Да, фурор и правда был. На Локтя тоже возлагали большие надежды. Но вот, два года спустя: вы в отставке, а он, кажется, удачно вписался в систему.

Во-первых, у каждого человека свои жизненные цели. У меня нет цели быть чиновником или депутатом, я просто хочу быть самодостаточным человеком, который может делать то, что считает правильным. Поэтому мне легче избавляться от каких-то должностей. Достичь своих целей я могу и на другом месте. Во-вторых, есть вариант Жени Ройзмана, мэра Екатеринбурга. Мы знакомы, часто общаемся, он горячо поддерживал меня накануне отставки. Однако его функции отличны от моих и от тех, что у Анатолия Локтя. В Екатеринбурге, по уставу города, мэр лишён хозяйственных функций, он лишь политическая фигура. Наверное, в Екатеринбурге сейчас много разочарованных людей, которые думали, что Ройзман, как глава города, сможет решить все их проблемы. Но как он это сделает, если у него нет ресурсов для решения проблем? Ну и в-третьих, посмотрите на меня: я не выгляжу несчастной, но я всё же лишилась работы, которая мне нравилась. Ваш мэр же работает до сих пор. Это значит, что у него есть поддержка депутатского корпуса, и он смог найти приемлемые компромиссы с областными властями. И это нормально. В нашем регионе все компромиссы заканчивались бы лишь моей уголовной ответственностью, а у вас, видимо, всё не так жёстко, и есть компромиссы, на которые ваш мэр может идти. Насчёт моего мэрства у вас иллюзий быть не должно. Это, возможно, из Новосибирска кажется, что Ширшина — звезда и идеал для подражания. А если вы представите, что это такое, когда вы выходите на улицы, а у вас на дорогах яма на яме, сами дороги не убираются, и у вас нет возможности что-либо с этим сделать, то что вы тогда подумаете про своего мэра? В Новосибирске, насколько я понимаю, такой проблемы в глобальном масштабе нет.

У нас кардинальных улучшений в хозяйственной жизни города никто не почувствовал после прихода Локтя. Но зачем-то мэр начал делать ещё и политические заявления, которые многих оттолкнули, рассказывать про «пятую колонну», запрещать Монстрацию и прочее. Вроде бы его и не заставлял никто.

Вы никогда не сможете опереться на меня в своём разочаровании в вашем мэре. Я сама была в этой шкуре и знаю, какая это работа, поэтому хочу, чтобы вы меня процитировали:

«Это очень тяжёлый труд — и большое достижение вашего мэра хотя бы в том, что он ещё не сидит».

У оппозиционного мэра вообще очень мало возможностей, чтобы удержаться на плаву, не подставиться и добиться хоть каких-то результатов.


После отставки Ширшиной институт мэрства в Петрозаводске был упразднён, теперь городом управляет сити-менеджер

У меня, наверное, последний вопрос. До вашего прихода Петрозаводск был мало кому интересен. Теперь же ваша победа привлекла колоссальный интерес и к городу, и феномену мэрства как такового. Как вы можете это объяснить?

Ну, во-первых, с точки зрения политтехнологии, это была довольна интересная избирательная кампания. Тогда карельское «Яблоко» сработало, как команда профессионалов. Ну и второй момент: Ширшина не разочаровала людей. Лозунг нашей избирательной кампании был «Верни право на город себе» — и мы придерживались его до самого конца. Мы стремились к тому, чтобы власть была не оторвана от людей, а работала вместе с населением. Когда у тебя дефицитный бюджет, огромный муниципальный долг, куча проблем, и почти нет ресурсов на их решение, ты должен опираться на население и активных людей — по-другому никак. Это тяжёлый труд. Конечно, активные люди независимы, они часто ругают тебя, но только так можно было решать наши городские проблемы.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!