Сибирский валенок

 Шерстяная обувь ручной работы против аномальных морозов  14.12.2012, 08:30
подходящие темы
Сибирский валенок
Фотографии Александра Бендюкова

Секреты изготовления самой тёплой зимней обуви спрятаны за высоким забором. Несколько маленьких деревянных домиков охраняют две огромные среднеазиатские овчарки. Иногда сюда приезжают девочки на «Lexus» или «Porsche» и просят скатать им валенки, «беленькие, красивые». Корреспондент Сиб.фм провёл один день в новосибирской пимокатне.

У Ивана Лапина голубые глаза. Всю зиму он ходит в валенках, даже в ресторан, а всего три года назад занимался автомобильным бизнесом.


Пимы — валяная обувь у русского населения Урала и Западной Сибири

— В 2008 году всё потерял и поехал на барахолку к знакомым ребятам, которые продавали омские валенки. Попросил поторговать, — рассказывает пимокат. — Вышел с этими валенками на рынок. Приходили бабушки, покупали, а потом приносили мне их обратно. Были валенки женские, а стали подростковые — сели размера на три. Звоню на барахолку, спрашиваю у ребят: «Что мне делать?» А они отвечают: «Ничего, такие валенки сейчас».

Бабушки между делом говорили, что «вот раньше у нас катали валенки в деревнях». Меня заинтересовали эти разговоры. Думал, что куплю где-нибудь таких самокатных в деревне и буду торговать ими на радость бабкам. Поехал по всей Сибири искать, а оказалось, что никто и не катает уже.

— В Алтайском крае нашёл старичков, которые ещё что-то умеют. У одного жил батраком в сарае, ходил за скотиной, а в свободное от работы время он учил меня валенки катать. Я, на самом деле, до сих пор учусь.

2 тысячи рублей стоят валенки Ивана Лапина

На столе рядом с нами белые, расшитые цветными нитками пимы.

— Это валенки первого года. За такие бы уже не взялся, непрокатанные они. Сожми подошву, видишь, жамки появляются? — показывает Иван. — А сейчас делаем, что не продавить.

Под руководством Лапина работают 42 человека. Шерсть закупают и обрабатывают на Алтае. Заготовки для валенок делают здесь в Ельцовке и в Маслянинском районе. В ближайших планах у Ивана открытие ещё двух пимокатен — в Чулымском и Черепановском районах.

— Приходили тут устраиваться всякие. Одна прям боялась до шерсти дотронуться. Говорит: «А что, её не стирают?» А кто её стирает! Вот как объяснить? Баранов, что ли, не видела? — Надежда Якимова в пимокатне работает с августа, приехала из Черепанова. Увидела объявление в местной газете и решила устроиться на работу. Ночует здесь же в маленьком помещении с кулером и двумя кроватями. Научилась всему быстро. Сейчас делает заготовки для валенок. — Каждый раз волнуюсь, когда шерсть раскладываю — нужно же равномерно, чтобы валенок был одинаковым. Самое страшное — разложить. Катать-то потом — ерунда, — добавляет Надежда.

На длинном деревянном столе тёмным маркером нарисована схема. На неё Надежда выкладывает шерсть. Килограмм мягкой на ощупь шерсти идёт на один пим. Если где-то «не доложить», то в следующем технологическом звене валенок окажется бракованным.

— Знаешь, скучно здесь, конечно, одной целый день. С другой стороны, спокойно, никто не трогает, делай себе и делай, — рассказывает Надя за работой.

В день женщина может сделать заготовки для пяти валенок и 15 тапочек. Летом чаще всего делают последние. В прошлом месяце на заготовках Надя заработала 27 000 рублей.

170 тысяч пар валенок изготавливает омский комбинат валяной обуви

После того как Иван проверит работу на тонкие, небезопасные при катании участки, добавят шерсти — на стол расстилается большая тряпка. Шерсть смачивается горячей водой, и Надя очень осторожно по лекалу начинает создавать форму будущего валенка. Получается огромный неказистый шерстяной носок. С ним будут работать в следующем цехе — в бане.

В заполненное паром и инструментами помещение периодически забегают погреться кошки. Сюда относят наш «носок» и заваривают его на 10-15 минут в кипятке. После чего насаживают на колодку и начинают «катать». Минут через 40 валенок обретает нужную форму. Теперь только сталось его высушить.

— Если вы позвоните приёмщику шерсти на омской фабрике и спросите, почём они её закупают, он вам скажет: «По двенадцать рублей». Можете спросить: «Какую шерсть?» На что он посмеётся и ответит: «Какая разница? Нам на валенки». А мне огромная разница, потому что мне на валенки! Валенки — это живой организм, — рассказывает Лапин.

— С химикатами можно подходить проще. Берёшь какую попало шерсть: со шкуры коровы, линьку, мертвяк. В кислоте она вся скатается, но такие валенки никогда греть не будут. Без кислоты надо, чтобы каждый волосок был живой. Мы все привыкли, что ноги у нас мёрзнут, а это ненормальное явление.

Валенки Ивана Лапина часто в подарок покупают министры областной администрации, в прошлом году к праздникам большой заказ сделала компания «Газпромнефть».


Читайте
этот репортаж
на английском

— Как-то пришли ко мне за валенками: «Сыну в Москву отправим». Спрашиваю: «А кто ваш сын?» Отвечают: «Александр Пушной».

Одна бабушка недавно позвонила, говорит: «Иван, вы мне верните деньги за валенки, в них жарко, не могу ходить!» Вот это самое главное признание.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!