Ослепительный мир

 "Невидимая" выставка в Томске: тактильное искусство в кромешной темноте  1.08.2013, 08:30
подходящие темы
Ослепительный мир
Фотографии Марии Аникиной и Максима Кузьмина

Самое главное правило выставок — «руками не трогать» — нарушили организаторы «невидимой» экскурсии Blackvist в Томске. Студенты педуниверситета и медицинского колледжа создали настоящий психологический аттракцион — экскурсию со слабовидящими гидами в кромешной темноте, где без ощупывания экспонатов не обойтись. Корреспондент Сиб.фм попытался представить, что чувствует человек, лишённый зрения, и разобраться в собственных ощущениях.

Первое испытание ждёт посетителей экскурсии ещё до её начала. Нужно расстаться со всеми светящимися предметами: телефонами, фотоаппаратами и даже часами со светонакопителем. Нарушителей ждёт выговор, самых злостных — удаление с выставки.

— Меня зовут Иван. Следующие полтора часа вы проведёте со мной. Подойдите к стене, вы будете держаться за неё правой рукой на протяжении всего пути, — обращается к пришедшим экскурсовод.

На обычной экспозиции вы можете отойти от группы и отправиться изучать экспонаты самостоятельно. На невидимой выставке Blackvist экскурсовод, а точнее, проводник — ваш единственный ориентир и гарант того, что никто не заблудится в темноте.

Стена холодная, шершавая от штукатурки. С потолка то и дело падают крупные капли. Первые несколько минут в темноте — ощущение дискомфорта и полной дезориентации в пространстве. Группа заходит в первую комнату с инсталляциями.

Потрогав предметы на столах, нужно определить, где мы находимся. Мягкое, гладкое, холодное. Спустя минуту понимаешь: мы в комнате со спортинвентарём.

Экскурсовод Иван даёт задание — кинуть баскетбольный мяч в кольцо. Оно куда больше обычного и висит гораздо ниже, но кидать приходится только на звук: Ваня звенит у кольца колокольчиком. После нескольких неудачных попыток Сергея, профессионального спортсмена и тренера по джиу-джитсу, задача кажется невыполнимой.


К 2020 году число слепых в мире может возрасти до 75 млн человек, по данным ВОЗ

— Иван, а хоть кто-нибудь попадал в кольцо?

— Да, в каждой группе был человек, который забрасывал мяч. Кстати, у девушек почему-то лучше получается.

Мяч передают в руки египетскому студенту Эсламу.

— Эслам, пойми, почему у других не получалось. Они не верили, что попадут, — настраивает египтянина Иван. — Вообрази себе не то, как ты кидаешь, а как мяч залетает в кольцо. Это очень важно для достижения цели — увидеть результат.

— Он попал, — радостно сообщает через несколько секунд экскурсовод.

Эслам на выставке не случайно и в Томске не проездом. Он студент-бухгалтер, уже несколько лет приезжает в Россию по программе международных стажировок. Говорит, что его сердце разделено на три части между Томском, Красноярском и Египтом.


В России существует всего одна школа, которая готовит собак-поводырей

По его словам, в Египте отношение к инвалидам принципиально другое, и открытию такой выставки там никто бы не удивился. Однако невидимая экскурсия стала откровением и для него.

— Раньше я считал, что повседневная жизнь незрячих людей не отличается от нашей. А если быть честным, я вообще о них не думал. Сейчас мне кажется, что мы лентяи, ничего не делаем по сравнению с такими людьми. Выставка вдохновляет. Теперь хочу найти друга, у которого есть проблемы со зрением, — говорит Эслам.

— Как вы думаете, когда незрячий человек знакомится, нужно ли ему потрогать лицо незнакомого, чтобы понять, как он выглядит? — спрашивает экскурсовод.

Поспорив, аудитория решает, что, наверное, надо.

— Ощупывают лица только незрячие скульпторы или художники, — опровергает стереотип Иван, — им важно понять пропорции.

А вообще невидящие руководствуются своими ощущениями, всю информацию о человеке они получают, воспринимая его голос, интонации.

Эксперимент с определением внешности решено провести на корреспонденте Сиб.фм. В полной темноте экскурсовод верно определяет цвет и длину моих волос, тип телосложения и ошибается с ростом на один сантиметр. Он неверно назвал цвет глаз (карие вместо зелёных), но тут же объяснил промах: «Я воспринимаю изображение чёрно-белым, поэтому решил, что у тебя тёмные глаза».


В России нет ни одного банкомата для слепых

Посчитать деньги на ощупь и на вес — ещё один этап невидимого путешествия. Для незрячих людей это задача практически невыполнимая. Если с мелочью справиться ещё как-то можно, то с купюрами всё гораздо сложнее. Объёмный шрифт ощутим только на абсолютно новых банковских билетах, поэтому у слабовидящих есть свои секреты. Они располагают купюры разного достоинства в разные отделения кошелька или складывают их определённым образом: сотню — пополам, 500 рублей — по диагонали.

— Я всегда прошу в магазине посчитать мне сдачу, — рассказывает Иван. — И не стесняюсь спросить у продавцов: «А это что, а вон там?» Они говорят: «Ты что, не видишь, что ли?», — и я отвечаю, что да, не вижу.

Отличить корицу от имбиря, понять, что нарисовано на картине, лишь прикоснувшись к ней, собрать детскую пирамидку — эти испытания в темноте отнюдь не кажутся примитивными. Наши пальцы настолько привыкли к кнопкам клавиатуры и к сенсорным устройствам, что другие тактильные взаимодействия даются с трудом.

— Мы с одной группой всерьёз обсуждали, что в школе, в начальных классах, хорошо бы ввести чтение по Брайлю, — рассказывает Ваня. — Это не только позволяет понять жизнь незрячих, но и развивает мелкую моторику.

Кстати, в Томске чтению слепых не учат нигде, самая близкая школа находится в Алтайском крае. А самостоятельно научиться читать по Брайлю практически невозможно.

В кромешной тьме проходит не всё путешествие. У выставки есть и видимая часть — это зал, где собраны вещи, которые делают жизнь незрячих людей проще. Среди них есть как предметы специфические (трость, брайлевский трафарет, электронная лупа), так и привычные нам телефон, тонометр и калькулятор. Каждое нажатие кнопки на этих приборах сопровождается голосовым сообщением.


Фильм режиссёра Фернанду Мейреллиша «Слепота» рассказывает, как однажды все жители Земли ослепли

— Эти вещи нам никто не выделял, мы собирали экспозицию по частичкам, — говорит организатор выставки Айгун Сулейманова. — Все они принадлежат слабовидящим людям и, кстати, стоят безумно дорого.

Краткий ликбез по этике: говорить «слепые» и «глухие» — это дурной тон. Нужно — «невидящие» и «неслышащие». А вот на такие глаголы, как «видеть» и «смотреть» никаких табу нет. И хотя психологи советуют эти слова в разговоре с незрячими не употреблять, сами они их не избегают.

— Ко мне подходит незрячая девушка и говорит: «О, привет, я тебя уже неделю не видела!» — рассказывает Айгун. — Сначала было шоком такое слышать.

Осенью кураторы выставки Blackvist планируют сделать экспозицию постоянной и добавить в неё больше действия.

Кроме того, студенты педагогического университета собираются оформить франшизу и создать аналогичные психологические аттракционы в Новосибирске, Красноярске и других городах Сибири.

— Эта выставка полезна именно для нас. Мы можем поговорить о том, как ощущают себя слепые люди в повседневности. Выговориться — это тоже важно, — рассказывает Ваня. — У нас есть один экскурсовод, Лёша, потерял зрение семь лет назад. Он немного заикается, говорит «как бы», «так сказать». Но когда Лёша ведёт экскурсию, всё это проходит.

Одна из самых сложных групп, продолжает Ваня, состояла из разновозрастных «неформалов»: все в чёрном, зелёные волосы, косые чёлки.

270 тысяч человек состоят во Всероссийском обществе слепых

— Во время экскурсии у одной женщины засветился телефон, я отчитал её как школьницу. Она оправдывалась: «А я что, у него тоже загорелось!» Я чувствовал примерно то, что и учителя на уроке, когда им приходится утихомиривать детей, — признаётся он. — Я могу управлять людьми. Особенно, когда находишься с ними на равных условиях. Им же страшно здесь, им некомфортно.

Ваня потерял зрение из-за редкого генетического заболевания. Сейчас он может разглядеть только смутные очертания предметов. Пришлось отчислиться из университета, бросить любимый футбол. От Вани ушла девушка. С тех пор прошло два года, Ваня снова учится, правда, теперь не на менеджера, а на массажиста. Это, к слову, практически единственная профессия, которая доступна для незрячих людей.

— Для интеграции слабовидящих в общество сегодня не делается почти ничего, — убеждён Иван, — но они и сами ничего хотят. К нам в колледж приходят из общества слепых, говорят: «Ребята, вступайте, членские взносы рублей 10-20, не больше. Мы вам будем билеты доставать в кино, на спектакли, будем говорить с властями про звуковые светофоры, специальную плитку, ограждения». И на всё это один ответ: «На фига?» Им ничего не нужно, они замкнулись в своём мирке, стараются общаться только с себе подобными.

При этом на вопрос, чего не хватает лично ему и чего он ждёт от государства, Ваня отвечает, что, в общем-то, ничего.

— Было бы неплохо, если бы таблички на автобусах были в одном месте и большими буквами. Или если бы «маршрутка» подъезжала и водитель говорил её номер. Конечно, меня задевает, когда перед очками начинают махать руками и спрашивать: «А ты правда ничего не видишь?» Но меня не смущает, когда я достаю свой телефон и он начинает говорить на всю улицу. Я со своей третьей группой инвалидности чувствую себя абсолютно комфортно. Да, приходится больше полагаться на интуицию, но я открыт для мира.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!