«Этот твит написан носом»

 Зачем проводить выходные в бинтах и на костылях  27.02.2015, 07:00
подходящие темы
«Этот твит написан носом»
Фотографии Романа Брыгина

Пока отовсюду слышны разговоры про доступную среду и в пример России ставят европейские города, в Новосибирске пятеро молодых людей решили на себе испытать, может ли человек с ограниченными возможностями здоровья жить в мегаполисе самой обычной жизнью. За экспериментом наблюдал корреспондент Сиб.фм.

В эксперименте участвуют пятеро добровольцев и два помощника. Молодые люди примеряют на себя атрибуты ограничений и пробуют жить так, как живут реальные люди с ограниченными возможностями. Каждый из них выбрал одно из ограничений. Алёна — идеолог всего эксперимента — на инвалидной коляске. Верхняя часть тела у неё полностью подвижна, но ноги перевязаны в коленях так, чтобы с коляски невозможно было встать. Конечно, у неё есть помощники, которые везут коляску там, где тяжело ехать самостоятельно. В первый день это Василина, или просто Вася, во второй — Валя. У ещё одной участницы — тоже Василины — глаза заклеены специальными пластырями, а сверху она надела тёмные очки. У Юры ведущая правая рука примотана к телу, и пользоваться ей невозможно. Диля будет передвигаться с помощью костылей, одна нога у неё зафиксирована в полусогнутом состоянии. Наконец, Настя: кисть правой руки у неё замотана так, чтобы получилась культя.

В пятницу вечером участники въезжают в отдельную квартиру, где будут жить до конца эксперимента. Они надевают атрибуты ограничений: пластыри, повязки, бинты. В таком состоянии ребята проживут два полных дня и три ночи. Проживут самой обычной жизнью и будут делать всё то, что делает типичный человек в свои типичные выходные.

«На улицу не хочется выходить»

Первый день — более или менее спокойный: сначала поход по магазинам, а вечером — приём гостей. И для начала вся компания отправляется в крупный торговый центр. Там они разбиваются на пары, чтобы при случае можно было друг другу помочь, и расходятся по магазинам.

На входе в торговый центр Алёна и Вася сталкиваются с первой проблемой: невозможность человеку на коляске спуститься в зал ни на лестнице, ни на эскалаторе.

Персонал центра объясняет: специальный подъёмник для таких случаев предусмотрен и уже сконструирован, но ещё не запущен.

После долгих размышлений пробуем спустить Алёну на эскалаторе: его останавливают специально для нас. В тот же момент подбегают двое мужчин, отгоняют нас, хватают коляску и быстро спускают. Благодарим их, но Алёна явно недовольна:

— Коляска в данном случае — продолжение меня, моё личное пространство. Когда вот так, без спросу, хватают и несут — это вторжение, переход через границу, и это дико некомфортно и страшно.

Взаимодействие друг с другом очень важно в таких ситуациях. Настя и Диля ходят по торговому центру вместе.

7,5% населения Новосибирской области — люди с инвалидностью

— Я чувствовала, что Диле действительно тяжело идти на костылях, — делится Настя. — И на себе ощущала, как это: быть с человеком, у которого есть ограничение, говорить реальные слова поддержки, что-то для него делать.

После прогулки по магазинам Василина с Юрой направляются на рынок. По тротуару Василине, ничего не видя, идти нелегко: то заденет тростью прохожего, то начинает клонить налево.

— Мне кажется, я иду прямо! — удивляется она.

На пути встречаются и небольшие препятствия: порожки, горки, ступеньки.

— Когда ничего не видишь, начинаешь замечать такие мелочи, на которые в обычном состоянии никогда не обратил бы внимание, — комментирует девушка. — Ну подумаешь, ступенька. А оказывается, это ощутимые сложности.

Пока девушка покупает фрукты, мы специально отходим в сторону. В ответ на расспросы продавщица машинально показывает на прилавок рукой, но затем спохватывается. Каждый фрукт даёт Василине в руку и ждёт, пока та сделает выбор.

В пакет продавщица кладёт только спелые и красивые плоды, сдачи даёт именно столько, сколько нужно, и, видя, что у неё нет мелочи, предлагает взять ещё что-нибудь на оставшуюся сумму.

У молочного отдела другая покупательница удивляется: «Неужели вы здесь одна?».

Наконец, мы подходим к дому. Коляска едет по заснеженной дороге с адским, почти невыносимым скрипом.

Я пробую завезти Алёну на крыльцо. Пандус у дома предусмотрен, но он практически не очищен и очень скользкий.

— Знаешь, как правильно держать коляску? Берись за ручки снизу, а большой палец должен лежать сверху.

Такое положение максимально безопасно и для человека в коляске, и для сопровождающего: минимизируется риск упустить коляску из рук при спуске или преодолении препятствия, да и руки устают меньше.

Вечером вся компания собирается дома и готовится к встрече гостей.

Диля перевязывает руки бинтом. За целый день она сильно натёрла те места, которыми опирается на костыли.

— Я устала, — жалуется она. — Руки очень болят. Но дома, конечно, полный комфорт.

На улице было ощущение неполноценности.

— Дома и правда хорошо, всё знакомо и понятно, — соглашается Василина. — На улицу даже не хочется выходить.

Настя чистит картошку. Придерживая картофелину культёй, пытается срезать кожуру с помощью специального ножа. Но нож она держит левой рукой, и процесс идёт медленно и не без трудностей. Ребята смотрят на неё поражённо, а Настя отказывается от любой помощи.


Ля-ля — это у нас «музыка»

— Для меня это был один из самых шокирующих моментов, — признаётся позже Вася.

Но никакие ограничения не могут быть помехой весёлому ужину с друзьями. Именно в такие моменты между людьми стираются все границы.

«В сутках часов восемь»

На следующее утро Юра и Настя решают бросить себе вызов, которого не хватило в первый день. Теперь у Насти перевязана и вторая рука, а у Юры на левой руке появилась культя. Алёна тем временем катается на коляске по коридору.

— Представляешь, я научилась балансировать на задних колёсах, — делится она. — Смотри, как круто!

Сегодня ребята решают отдохнуть: поиграть в боулинг. Первая проблема, конечно, — добраться до него. Ребята отправляются на наземном транспорте, а Алёна решает попробовать спуститься в метро, сегодня её сопровождает Валя:


Какие неудобства и мучения поджидают на улице

— Я перед экспериментом столько прочитала, видео пересмотрела: как правильно держать коляску, спускаться с лестницы, преодолевать препятствия.

Валя везёт коляску осторожно, предупреждая Алёну о каждой преграде на пути. Даже самая незаметная для пешехода кочка или горка может представлять трудность.

В метро появление человека на коляске — это целая история. Пассажиры оглядываются, дежурные выясняют, куда мы едем, и передают информацию на нужные станции, на ходу решают, как в такой ситуации поступить.

Равнодушие — это не очень приятно, но такое излишнее внимание к тебе ещё хуже, — хмурится Алёна.

Пока мы ждём поезд, дежурный признаётся, что работает в метро не первый год, но такой случай в его практике впервые. А уже на станции прибытия специально для нас выделяют один эскалатор, чтобы подняться наверх. И уже работающий там дежурный на вопрос, часто ли в метро спускаются люди на коляске, почти равнодушно бросает: «Да бывают».

— А я тут осознала, что Алёна — единственный человек на коляске, которого я встретила на улице за последнее время, — удивляется позже Вася.

Со станции «Маршала Покрышкина» до «Площади Ленина» днём можно добраться за десять минут. Плюс-минус пять минут на ожидание поездов. Для нас этот путь занял немного меньше полутора часов.

— На самом деле, это история про время, — подводит итоги Юра уже после эксперимента.

Каждый из нас понял, что время приобретает другие рамки, и у людей с ограничениями не 24 часа в сутках, а часов восемь.

Всё делаешь в разы дольше, и просто физически не можешь ускориться, как бы ни хотел.

В боулинг мы приезжаем, когда время на игру почти закончилось.


Пианист Пауль Витгенштейн потерял руку в Первой Мировой войне, но достиг мастерства, играя одной левой

Недалеко от дорожки на полу сидит Василина. Когда настаёт её очередь, кто-нибудь из игроков помогает ей встать и подводит к месту броска. На дорожку установлены ограничители, чтобы шар не скатывался в желоба.

— Оказалось, что когда ничего не видишь, чувствуешь одиночество, — делится позже Василина. — Ты не понимаешь, что происходит вокруг, не можешь подойти к людям. В боулинге приходилось просто сидеть и ждать, когда подойдут и помогут. Несамостоятельность — это ужасно.

После игры уставших ребят отвозят домой на машине друзья, а Настя и Юра решают опробовать свои новые ограничения на катке. Катаются они неплохо, и для них есть единственная сложность: сами переобуться они не могут, нужна помощь.

После они решают перекусить в кафе. Приходят туда специально одни, без помощников, чтобы до конца понять отношение к их ограничениям. Потом рассказывают, что официанты хоть и помогали, но нехотя, а Юре не до конца расстегнули куртку: сам он это сделать не смог.

В кафе Настя учится управляться со столовыми приборами, Юра — с телефоном.

К концу ужина в ленте твиттера появляется запись: «Этот твит написан носом».

Вечером Валя учит ребят настольной игре, а Юра пытается заваривать чай без рук. С ограничениями они проживут ещё одну ночь, а наутро снимут все бинты и повязки.

«Думала, что другим человеком стану»

— Этот момент я действительно восприняла как освобождение, — признаётся Настя. — С утра так странно было видеть всех без атрибутов ограничений. Наступает какое-то облегчение: и другим теперь легче живётся.

— Я думала, что это будет так, будто я побывала на космической станции, что я другим человеком после этого стану, — рассказывает Василина. — А на самом деле всё оказалось иначе. Ты точно так же встаёшь утром, идёшь умываться. Только ничего не видишь. То есть выполнение каких-то бытовых дел вполне возможно. И меня удивила отчасти будничность этого.


Кто и как
в Новосибирске помогает найти работу людям с инвалидностью

— Ты вдруг начинаешь ценить такие мелочи, которые раньше не замечал, — осознаёт Алёна. — И это даже не какие-то лирические штуки вроде «пройтись босиком по траве». А, например, умыться стоя, чтобы вода не стекала по рукам, или поваляться на кровати, вытянув ноги, — вот это было офигеть как важно. Не хватало таких простых радостей.

И хотя участники эксперимента пока даже не успели осознать, что это было, они точно знают: эта затея обязательно должна получить какой-то практический выход.

— Для меня с самого начала было важно, чтобы это оказалось в итоге не только личной историей каждого из нас, — рассуждает Алёна. — Мне очень хочется, чтобы из этого что-то получилось для людей с ограниченными возможностями. Рабочее название проекта — «Мир без границ».

Между людьми без ограничений и людьми с ограничениями существует определённая граница. Её по тем или иным причинам рисуют и те, и другие.

Мне хочется, чтобы и среда была доступна, и люди были открыты друг к другу, чтобы они хотели переходить границу, пробовать что-то новое. Сейчас я до конца не понимаю, насколько правильно всё получилось. Единственное, в чём я уверена сейчас — всё-таки это зачем-то было нужно.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!