Вместе теплее

 Как проходил митинг против повышения тарифов ЖКХ в Новосибирске  30 января, 16:45
подходящие темы
Вместе теплее
Фотографии Алексея Танюшина

В начале декабря 2016 года губернатором Новосибирской области Владимиром Городецким было принято, а депутатами городского совета поддержано «непростое решение» об увеличении тарифов ЖХК в среднем на 15 %. Решение не понравилось жителям города: кампания против повышения тарифов началась в социальных сетях и СМИ, возмущение в итоге вылилось в первый митинг, проведённый 24 декабря в 30-градусный мороз в парке «Городское начало». Второй митинг прошёл 28 января на площади Ленина. Корреспондент Сиб.фм поучаствовал в протестах и узнал, кто на них собрался, с какими лозунгами и как всё происходило.

В социальных сетях где-то мелькало время начала митинга в 11:30, где-то — 12:00, а где-то — и вовсе 13:30. В какой-то момент перестаёшь понимать, идёт речь об одном митинге или о разных. Мелькает мысль: «Неспроста!» Поэтому добираюсь до места на всякий случай чуть раньше.

На табло у главпочтамта — —22 °С. На лайтбоксе — плакат предстоящего концерта группы «Чайф», бодрый слоган: «Вместе теплее!» В Первомайском сквере тишина и благодать: мамы и бабушки фотографируют детей на фоне снежных скульптур. Единственный человек с папкой под мышкой, который по виду может иметь отношение к митингу, оказывается дежурным чиновником городской администрации. Пара полицейских нарезает круги по скверу.
Интересуюсь, кто подавал заявление на митинг.

Чиновник роется в папке: «Нефёдов!»

Кто это такой, он, похоже, знает не больше, чем я.

В сквере появляется свадьба. Они тоже фотографируются возле снежных истуканов, а Алексей Танюшин фотографирует процесс фотографирования.

В 11:30 становится понятно, что никакого митинга не будет (хотя некоторые СМИ сообщали, что на него собирают за деньги), и мы отправляемся на площадь Ленина.

У памятника Ленину группа из четырёх человек собирают стенды-кубы (ноу-хау, впервые применённое Алексеем Навальным когда-то) с надписью «Нет повышению тарифов ЖКХ». На другой стороне куба нарисованы три мутных персонажа, которые греются у батареи с четырьмя рёбрами.

Несмотря на то, что пока никого нет, вокруг площади уже гарцуют (правда, без коней) пары полицейских, а недалеко от выхода из метро уютно припарковалась легковая машина и автобус сотрудников правоохранительных органов.

Понемногу начинает подходить народ. Вот уже человек тридцать собралось у быстро сооружённой трибуны, по бокам которой расположились баннеры.

Пожилой человек в тёмно-коричневом пуховике громко разговаривает с Виктором Козодоем:

— Объясни мне, зачем нужно было делиться другим митингом, который здесь же пройдёт в 13:30?

— Вы у них спросите, у тех, кто делился. Я не знаю, кто там что заявлял, мы в группе давно писали, где и во сколько, — недоумевает Виктор Козодой.

Ничего не добившись и отмахиваясь, пожилой человек уходит.

11:49. Тем временем всё больше людей располагаются на площадке напротив трибуны.

— Добрый день, хотел бы познакомиться и вступить в вашу команду, — смеётся мужчина лет 40 в чёрном пуховике, пожимая руку бывшему заместителю губернатора.

— А такая команда есть? — отшучивается Козодой.

— Не знаю. Ехал в метро, меня спрашивают: вы из команды Козодоя. А я говорю: Да! Правда, не знаю, кто это такой?

— В СМИ повсюду Козодой-Козодой, а я что? Лежу на диване, никого не трогаю. Я даже не организатор этого митинга, а всё равно со всеми вопросами ко мне и всех собак на меня вешают!

Похоже, однако, что ему льстит такая известность.

Возмущённый пожилой мужчина в шапке-ушанке и плакатом на груди «Локоть предатель народа. В отставку» жалуется на принятые мэром меры под одобрительные «правильно-правильно» собравшихся старушек.

Из колонок хрипло звучит Высоцкий: «Я не люблю...» Следом — «Губернатор» Гребенщикова. Саундтрек продуманный, нечего сказать.

Организаторы раздают собравшимся плакаты — листы ватмана с написанными фломастерами разной степени радикальности лозунгами. Плакаты разбирают. Самые сознательные пришли со своими.

11:58. Начинается официальная часть. Мужчина в бежевой куртке приветствует собравшихся. Это один из организаторов митинга — Андрей Гладченко. Собравшихся уже сотен пять, не меньше.

— В первый раз, когда мы собирались, было −30 °С, сейчас на десять градусов теплее. Если так пойдёт и дальше, то к июню будет, ой, как жарко! — шутит он.

К июлю, может, жарко и будет, а пока на табло мэрии — —20 °С. Теплеет, но медленно.

Сразу обозначаются основные положения митинга: беспартийный, так как здесь собрались различные члены партий, и провластный, в поддержку позиции власти федеральной, но против власти местной.

Первым слово предоставляют предпринимателю и бывшему чиновнику команды нынешнего мэра Сергею Дьячкову, желающему сделать небольшой отчёт.

— С 24 декабря, с того дня, когда мы вместе пришли на набережную, как вы помните, мы разослали резолюцию нашего митинга федеральным властям и местным. Как отреагировала федеральная власть: полпредство запросило от нас экономическую экспертизу «Сибэко». Вместе с этими экспертизами резолюция отправилась в прокуратуру НСО и в региональное управление УФМС.

Дьячков, сделав паузу, продолжает.

— Буквально несколько дней назад нам пришёл ответ из правительства НСО, в котором описана причина повышения тарифов. Она в следующем, цитирую: «Основной причиной роста тарифов явилось снижение полезного отпуска, производимого ресурсоснабжающими организациями ресурса».

То есть мы стали больше экономить и должны за это платить. Мы стали меньше дышать — надо повысить налог на воздух.

Народ шумит: перспектива налога на воздух никому не нравится.

Сергей Дьячков особо напирает на то, что нигде в письме не сообщается об износе труб. Народ возмущённо переговаривается, кто-то цыкает языком.

12:24. По окончанию выступления Дьячкова Гладченко предлагает всем подписать резолюцию, так как власть не удосужилась дать достойным ответ, почему из-за нужды монополистов нужно поднимать тарифы.

— Это будет наша новая, вторая резолюция, — говорит он, добавив, что её также можно будет подписать в электронном формате.

В понедельник, по его словам, эта резолюция попадёт в правительство Новосибирской области, а в среду — в Москву. За подписями тут же выстраивается очередь. Подписывают в несколько потоков, прямо на постаменте, позади Ленина.

Тем временем слово достаётся одному из членов пенсионерских организаций. Пожилой низкий мужчина пышного телосложения начинает с того, что приятно видеть столько заинтересованных здесь, на митинге, что нужно поддержать оргкомитет и запросить соглашение между губернатором и монополистами. А заканчивает воззванием:

— Нет повышению тарифов! Отменить постановление губернатора!

Но собравшиеся — а их понемногу прибывает — отвечают довольно вяло, а кто-то молча перепрыгивает с ноги на ногу. Хоть на улице и минус двадцать, ноги мёрзнут всё равно.

Одна из женщин, стоящих неподалёку, спрашивает удивлённо: «Всё, что ли?»

Снова место у микрофона занимает Гладченко и рассказывает, что параллельно с этим мероприятием организовывались и другие, на некоторые звали за деньги; о том, как в социальных сетях искажали место и время сбора. Также организатор не забывает упомянуть, что большинству СМИ был запрет на сообщения о предстоящем митинге. И поэтому оргкомитет при финансовой поддержке участвующих самолично распечатал листовки со временем и местом проведения митинга и стал их распространять.

— Я был приятно удивлён, что мне писали люди, желающие расклеивать и раздавать листовки, у которых не было никогда опыта в агитаторской работе.

12:33 Выступающие напоминают, что решение о повышении тарифов поддержали 90 % городских депутатов. Но нашлись и те, кто был против — четверо. Одному из них и предоставляют слово.

— Здравствуйте, уважаемые новосибирцы, меня зовут Леонид Рыбин. Я как депутат горсовета надеялся на то, что наши власти будут принимать решение на снижение тарифов. Но этого не получилось. А голосовать, я считаю, надо...

— Сердцем, — подсказывают митингующие.

— Да, сердцем. Я бы хотел, чтобы в течение пяти месяцев, которые у нас есть, мы добились своего!

Под одобрительные возгласы депутат уходит, а организаторы между тем продолжают:

— Кто знает, из какого округа этот депутат? Вы вообще помните тех людей, за которых вы голосовали?

— Да! — уверенно отвечает кто-то, но в целом собравшиеся молчат.

На трибуну поднимается пенсионерка и что-то просит, но из-за удалённости сложно разобрать.

— Пожалуйста, мы не можем превращать митинг в пресс-конференцию, — вмешивается Гладченко.

— У меня предложение: почему нельзя организовать отзыв депутатов, которых мы выбрали?

Гладченко, едва улыбаясь, пытается успокоить гражданку, а между тем с разных сторон толпы звучат одобрительные голоса поддержки.

— Есть некоторые процедурные вопросы, которые нужно решать на холодную голову — сесть и разобраться с документами, — тактично отвечает он.
К микрофону выходит Александра Налобина.

— Здравствуйте, уважаемые новосибирцы. Я долго живу в Новосибирске и, знаете, раньше почти не бывала на митингах. Была гражданкой и вдруг, неожиданно для себя, стала гражданской активисткой. Я хотела бы сказать, что мы готовы согласиться с рекомендованным повышением — на 4 %, — воодушевлённо начинает активистка.

Но справа от сцены громкий мужской голос несколько раз прерывает её: «Мы против!»

— Против? Ну, можно и так смотреть на этот вопрос, — растерянно пытается продолжить она.

— У вас если деньги есть платить — платите. У меня их нет, — с ещё большим недовольством громко заявляет мужчина из толпы.

Через несколько секунд мужчина заводит толпу и человек десять громко скандирует «Против!» Растерянная активистка сдаётся:

— Я против! Против грабительского повышения тарифов!

В паузе внезапно звучит «Гренада, Гренада, Гренада моя!» — с чего бы это?

12:47 К микрофону приглашают общественника Владимира Кириллова.

— Сейчас будем взрывать информационную бомбу! А население станет — впервые, пожалуй, за историю Новосибирска — участником антиоффшорного расследования.

Кириллов зачитывает обращение к прокуратуре и президенту с требованием расследовать возможный вывод в оффшор руководителями «Сибэко». «Внимание, сумма!» — провозглашает Кириллов: 2,5 миллиарда рублей.

— Надеюсь, я жив буду после этого митинга, — продолжает Владимир. — Если эти 2,5 миллиарда рублей были бы показаны в качестве прибыли «Сибэко», то ни о каких повышениях тарифов ни в 2016, ни в 2017 речи быть и не могло. Ну, не поминайте лихом.

Александр Гладченко рассказывает о том, что «Сибэко» — крупнейший спонсор хоккейного клуба «Сибирь». А значит, и все мы, без нашего ведома.

— Это неправильно! — звучат голоса.

— Я за спорт, но против того, чтобы у меня отбирали деньги, не спросив меня, куда они пойдут, — возмущаются люди.

— Вы помните «Искусство побеждать» Махатмы Ганди? — задаёт Гладченко риторический вопрос, поднимая ладонь вверх, и начиная загибать пальцы. — Там четыре стадии.

Первая — вас не замечают.
Вторая — над вами смеются.
Третья — с вами борются.
Четвёртая — вы побеждаете.

И первые два шага за эти полтора месяца мы уже прошли. Теперь с нами борются. И у нас осталась последняя стадия.

К концу мероприятия зачитывается новая резолюция, под которой уже собрано около семисот подписей граждан. Этот документ решается направить президенту РФ, председателю правительства РФ, губернатору НСО, председателю заксобрания НСО, мэру Новосибирска и Совету депутатов Новосибирска — одним словом, во все возможные инстанции.

Гладченко просит освободить площадь: в 13.30 должно начаться другое, по его словам, «мероприятие», и полицейские с собакой должны проверить площадку. Народ расходится, кто-то остаётся, а я бегу погреться в подземный переход, чтобы хватило сил на последний митинг.

13.20. В тамбуре перехода пожилой мужчина объясняет немолодой женщине, чем их митинг будет отличаться от только что прошедшего.

— У них кто за деньгами гонится, кого в депутаты не избрали, всем что-то надо. А у нас всё по-честному!

За спиной Ленина выгружают звуковую аппаратуру, кучками собираются люди — в основном пенсионеры. НОД разворачивает транспарант с требованием призвать к ответу губернатора, мэра и депутатов, но полицейские просят подождать официального начала митинга.

На других плакатах — требования отставки губернатора, отмена тех же 15 процентов, в общем, то же самое. Крупный серьёзный мужчина негодует:

«Написано в 13:00, а оказалось, что один митинг уже кончился. А другой не начался! Безобразие!»

С рукописными плакатиками стоят «мальцевцы», у них, пожалуй, лозунги самые остроумные: «Продайте скрипки!» Немного похоже на «Монстрацию».

Поодаль пенсионеры раздают газеты: «Правда», «За Сталина!», «Справедливая Россия». Развеваются красные флаги. Народу уже около ста человек. На сцене пытаются настроить звук — но раздаётся глухое, невнятное бульканье.

Табло мэрии показывает 13:35, я понимаю, что ноги ничего не чувствуют, поэтому быстрым шагом направляюсь к метро. Хорошо, что следующим мероприятием запланирован рок-концерт 31 января в «Бродячей собаке» — наверняка будет гораздо теплее.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!