Десять баек: Травкин травит

 О том, во сколько звенит будильник судьбы и куда уплывает бленда  20 апреля, 16:02

Мария Тищенко
журналист
были упомянуты
подходящие темы
Десять баек: Травкин травит
Фотографии Ильнара Салахиева

Борис Травкин знаменит не только своей профессиональной деятельностью, но и рассказами. Известны истории о том, как Борис Борисович, пролетая через Северный полюс на самолёте ледовой разведки, помогал командиру с обедом — разделывал оленью ногу; как снял медведя, который вышел на него из берлоги. За кадром в интервью корреспондента Сиб.фм с кинооператором Борисом Травкиным остались его знаменитые байки, которых накопилось много за время работы.

Но рассказать байки просто так, по просьбе, не получается, поэтому они приходились к слову во время разных наших встреч — дома и на работе. Часто подсказывала тему интересной истории жена Бориса Татьяна, за что ей огромное спасибо. Она же дала возможность продегустировать секретный ингредиент знаменитой солянки знатного кулинара Травкина — солёные черёмуховые почки.

Судьбоносный будильник

— Начиналось всё со школы: мне и нескольким моим друзьям одновременно подарили фотоаппараты. У меня был широкоплёночный «Любитель», у одного друга была «Смена», а у другого — ФЭД. Стали снимать друг друга.

Это был 1957 год — телевидения толком не было. Мы любили ходить в кино, так как телевидение ещё не было развито. На щитах висели плакаты «Скоро на экране» и комплект фотографий вместо сегодняшних рекламных роликов. Выбирались наиболее выразительные кадры из фильма: если детектив, то люди с пистолетами, военное кино — с автоматами, ножами. Мы решили с друзьями делать подобные снимки. Дома нашли военную форму, фуражку — и строили композиции: кто-то на кого-то с ножом нападает, стреляет.

Много наснимали, скоро нам стало тесно в рамках фотографии. Захотелось, чтобы всё это задвигалось.

В то время как раз появилась любительская аппаратура — камера «Киев-16-С2». Мы пошли к директору школы Сальме Андреевне Торф и попросили купить кинокамеру. Она была фронтовичкой, инвалидом — без руки. Удивительная женщина, любила конкретику. Сразу спросила: «Что для этого надо? Вот через дорогу находится Западно-Сибирская киностудия, идите туда, чему-нибудь научат». И мы сняли первый фильм «Здравствуй, школа» — очень оригинальное название.

После школы знакомые поступали в основном в мединститут, и я тоже понёс туда документы. Тогда я уже ходил с кофриком, с фотоаппаратом. Снимал всё подряд, думал о ВГИКе. До мединститута оставалось 30 метров, и вдруг у меня в кофре звенит железный будильник: кто-то из друзей пошутил, оказывается, — завёл и сунул туда.

И так громко звенит! Я кофр открыл, посмотрел на будильник, на фотоаппарат и не пошёл дальше. Хотя.

Кукуруза Крайнего Севера

— С Виктором Серовым мы вместе сняли несколько фильмов. «Сибирь на экране: мифы и реальность» — один из первых. О том, как работали хроникёры в советское время, как нам приходилось соблюдать идеологию.

Там много интересных эпизодов, например, о том, как мои коллеги красили грязных коров извёсткой, чтобы они выглядели чистыми.

На комбайнёров надевали белую рубашку и галстук, хотя комбайны были открытые и вся пыль летела в кабину. Они проезжали 50 метров в парадной одежде для съёмки, а дальше надевали свою робу и ехали дальше.


«Киев-16-С2» — первая модель семейства любительских узкоплёночных кинокамер

В этом фильме я рассказываю об операторе Мише Колесникове, известном хроникёре, который работал на разных киностудиях страны. История времён Хрущёва, когда кукуруза внедрялась на всех просторах нашей родины, в том числе и на Крайнем Севере. По всей стране была система местных киножурналов (у нас — «Сибирь на экране»), и был центральный всесоюзный журнал «Новости дня».

Поступила разнарядка: снять сюжет о внедрении кукурузы на Крайнем Севере. Сюжет для всесоюзного журнала — значит, требования выше. Дирекция вызывает Колесникова и отправляет в какой-то колхоз. Мише показывают кукурузу, которая высотой сантиметров 60.

А нужен же апофеоз! На съёмки приехали парторг и секретарь райкома. Миша им говорит: «Становитесь на колени!» — чтобы кукуруза была по грудь.

Если бы фотографии делали, то этого хватило бы. А здесь же сюжет — несколько планов, должна быть динамика. Миша просит их немного пройти — на коленях.

А на коленях же человек своеобразно ходит, покачиваясь. Миша всё снял, смонтировал сюжет. Поскольку он шёл на всесоюзный экран, его приехал принимать секретарь обкома КПСС, чтобы всё было идеологически верно. Принял, уехал. А директор киностудии спрашивает: «Миша, что это у тебя мужики так странно идут по полю?»

Миша тут же нашёлся: «Нет, это они не идут.
Это они на конях едут!»


В 1990 году вышел фильм «Берёзовые голоса». Он снимался в городе Мариинске Кемеровской области, где 8 августа 2008 года открыли музей «Береста Сибири»

Танцы в буреломе

— Снимали с Юрием Малашиным фильм «Берёзовые голоса» о том, как мастера-берестянщики заготавливают бересту. Был такой кадр: они идут с ворохами берёзовых свитков за спиной. Сняли, и Малашин говорит: «Сними ещё, как они выходят из леса, а то не очень понятно. Два-три плана, чтобы можно было смонтировать». Я повёл наших героев в лес, поставил их и думаю: сейчас сниму один общий план, потом сменю точку — и всё. Они пошли, я за ними — камеру не выключаю, продолжаю снимать.

Зашёл сбоку, потом с другой стороны сзади обошёл их — в кустах, в тайге, по бурелому с камерой в руках оттанцевал 360 градусов.

И внезапно появился страх: если сейчас кончится плёнка и этот кадр не завершу, то не будет финальной точки, и его выкинут, не возьмут.

Я остановился — и дальше не двигаюсь. Сделал панораму в конце. Они делают ещё несколько шагов, и у меня как раз заканчивается кассета.

Вернулись, Малашин спрашивает: «Сколько планов снял?» Один. Он так нахмурился, сказал что-то не очень цензурное и что всё равно возьмёт кусок в пять метров. А план получился примерно 50 метров. Но когда проявили материал и увидели всё на экране, он молча встал, пожал мне руку: мол, спасибо.

Путешествие бленды


Телецкое озеро входит в список Всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО в составе комплексного объекта «Золотые горы Алтая»

— С Валерием Новиковым снимали фильм «Колыбельная для озера», чуть выше Телецкого, возле небольшой речки. Там ставились так называемые гирляндные ГЭС, энергии которых хватает на небольшие посёлки. Такую маленькую местную ГЭС мы и снимали. Я забрался к срубу, где падает вода, хотелось, чтобы шла струя перед камерой. На объективе была широкая бленда — тонкая жестяная, с небольшой резьбой, поэтому легко отскакивала. Я немного прислонился к срубу — бленда отщёлкнулась и улетела в бурлящий поток.

Наша съёмочная группа расположилась на турбазе на Телецком озере. Жили довольно долго, поэтому местные уже знали, что там обитают киношники. Подходит к нам директор турбазы и спрашивает: «Ребят, вы оборудование не теряли?» Нет, говорим. «А то мне конюх сказал, что нашёл что-то в посёлке Балыкча».

На следующий день приходит конюх и достаёт мою бленду. Я смотрю и не понимаю.

Оказалось, что её сбило потоком, перекатило на противоположный берег и выкатило в том месте, куда конюх, сотрудничающий с нашей турбазой, приводит лошадей на водопой. Так бленда нашлась. Вот она. По сей день жива.

Хлеб во время ледостава

— С Валерой Соломиным поехали на Байкал снимать сюжет для киножурнала «Сибирь на экране» о том, как научные сотрудники Института геохимии и аналитической химии имени В. И. Вернадского выводят буровую установку на барже в момент ледостава в нужную точку для бурения дна Байкала и вмораживают её в лёд. Баржа остаётся зимовать, а теплоход, пока лёд слабенький, должен быстро уйти и вернуться в порт. Сняли всё на плёнку, но с собой уже была и видеокамера, которую Соломину подарили на каком-то фестивале в качестве приза.

Собрались возвращаться, до порта примерно часа три. Я лёг, смотрю в иллюминатор и замечаю, что солнце куда-то уходит, а я же знаю, где оно должно быть. Подумал, может, ледовое поле какое-то обходим.

Вдруг ко мне в каюту спускается режиссёр и говорит: «Старичок, ты аппаратуру и вещи собрал? Можешь разбирать. Мы возвращаемся к барже».

Была подвижка льда, поэтому у баржи образовалась пробоина, нужно помогать.

Во время ледостава лёд прибавляется на пять сантиметров в сутки. У теплохода возможность двигаться есть до 25 сантиметров, а пока мы помогали, стало 30. В итоге вмёрзли и остались там: теплоход-то совсем на зимовку, а мы в ожидании момента, когда лёд станет достаточно прочным, чтобы за нами машины пришли. И вместо недели жили там месяц. У нас уже и плёнка закончилась, а так как была видеокамера, сняли фильм о работе сотрудников института на барже — «Ледниковый период академика Кузьмина».

В общем, зимуем. Запасы начали заканчиваться. Там была повариха Валя. Думаю, что можно уже рассказать. Лицо доброе, но такая добродушная простушка.

Живём мы недели три, и вот Валера однажды говорит: «Слушай, старичок, а тебе не кажется, что наша повариха Валя с каждым днём всё красивее и красивее становится?»

500 граммов пшеничной муки первого сорта в одной буханке хлеба весом 700 граммов по ГОСТу 1986 года 26987-86

Готовить она как-то особо не умела. Хлеб ей особенно не удавался: невкусный, весь крошился, поэтому его толком не ели. Капитан как-то спросил у нас: «Ребята, никто из вас хлеб стряпать не умеет?» Я говорю: «Что там печь-то!» И он отправил нас на камбуз.

Я вообще-то кулинарный человек, но хлебом не занимался. Почему-то буквально на пороге перед отъездом спросил у жены: «Тань, как хлеб готовить? Напомни, что нужно». Она объяснила в двух словах. Зачем я это спросил — до сих пор сам понять не могу.

Так и пошло: столовая закрывается, а мы опару замешиваем. За ночными разговорами. И три батона в промышленную печь. К утру уже хлеб готов. Садимся как-то за обеденный стол, а капитан говорит: «Ребята, у меня к вам претензия: вы хлеб неправильно печёте». Мы: «Как это „неправильно“?!»

«А вот так! Слишком вкусный, его стало не хватать. Мало того, что за обедом съедают, так ещё и по карманам расталкивают. Можете немножко похуже печь?» Я говорю: «Это не к нам, это к Вале».

Арктический фильтр

— Мне приходилось бывать в Арктике эпизодически — на разных картинах: приехали, сняли и уехали. Но Север захватил меня крепко. Когда с Юрием Шиллером снимали фильм «Встречи в Арктике», жили там больше месяца. Почувствовали, как Арктика фильтрует людей, насколько это экстремальный регион. Люди приезжают туда по разным причинам: кто-то заработать денег, кто-то за романтикой. Кто-то остался, кто-то уехал.

Есть у нас в фильме эпизод — не снятый, но в рассказе героя присутствует. Санно-тракторный поезд из-за трещины ушёл под лёд. Все думали — погиб человек. А тракторист подождал, пока кабина наполнится водой, открыл дверь и вынырнул.

У него на это хватило мужества и самообладания. Но на следующий день он собрал вещи и уехал на материк. Так происходит фильтрация.

Там было очень тяжело: пурга, метели, несмотря на то, что это март, апрель и май. Зимой делать нечего — полярная ночь. Но не успели мы домой приехать, как я Шиллеру говорю: «Юра, а тебе ничего не хочется?» Он отвечает: «Хочется обратно. На Диксон».

В Арктике я познакомился с известными в то время полярниками. Практически договорился, что они меня возьмут в Антарктиду. Но тут подошла перестройка, и всё — эта история не случилась. Жалею, что не побывал в Антарктиде.

Секретный ингредиент солянки

— Главное моё блюдо — это солянка. Меня иногда спрашивают, сколько в ней ингредиентов. Не знаю, честно скажу. Много раз начинал считать: то сбиваюсь, то что-то забываю.

Больше 50. У меня для неё есть специальная кастрюля на 16 литров.


По мнению лингвиста Л. И. Скворцова, «солянка» изначально была «селянкой», а историк В. В. Похлёбкин считает, что «солянка» зафиксирована в «Домострое» 1547 года

Суть блюда заложена в названии — солянка сборная мясная. И готовится она в кастрюле такого объёма неспроста: обязательно нужно собрать гостей для такого блюда. Вот слово «сборная» — ключевое, поэтому ты её собираешь. Основные ингредиенты мясные: варёное мясо, варёный язык, почки в небольшом количестве. Ветчина, но нужно найти хорошую. Обязательно сосиски в натуральной оболочке. Колбаска какая-нибудь, вроде «Любительской». Это основное.

Естественно, лук. И конечно, классический солёный огурец. Слава богу, у нас в семье эти огурцы есть всегда. А дальше всякие тонкости, пряности. У меня этого добра полно — откуда только ни привезённого. Маленькие лимончики в пасте карри, манго и так далее. Так что на уровне специй уже создаётся букетный стержень. А один из секретных ингредиентов, который вряд ли у кого ещё используется, — солёные нераспустившиеся черёмуховые соцветия.

Свидание с юностью

— В настоящее время, помимо съёмок кино, я работаю руководителем отдела кинопроизводства «Новосибирсккиновидеопроката». В создании, наверное, трети фильмов «НовосибирскТелефильма», которые мы сейчас оцифровываем, я принимал участие.

Многие из них — коробки, которые я держал в руках лет 50 назад. Можно сказать, что у меня свидание с юностью.


В 1960 году был образован «НовосибирскТелефильм», после постановления ЦК КПСС «О дальнейшем развитии советского телевидения»

Мы сканируем фильм, выводим его в цифре на компьютер и после цветокоррекции добиваемся хорошего качества. Оцифровка важна и нужна, потому что фильмокопии показывать уже нельзя — выцвели. Никакого эстетического удовольствия, голая информация. А после оцифровки фильмы снова можно смотреть. Они ничем не отличаются по качеству изображения от тех, что выходят сейчас.

Когда я пришёл сюда работать, сканер стоял без дела. Оборудование запустили, нужно было попробовать оцифровать что-то. Взяли фильм, который мы снимали с Валерием Соломиным — «Шофёрская баллада». О ветеранах Чуйского тракта, история создании популярной в одно время песни «Есть по Чуйскому тракту дорога, много ездит по ней шофёров», которая в фильмах Василия Шукшина звучала. Считалась народной, а мы нашли её автора. Им оказался новосибирский писатель Михаил Петрович Михеев, который работал электриком на Чуйском военизированном тракте.

Мы с Соломиным считаем этот фильм одним из лучших наших детищ. Все дети хорошие, но этот «ребёнок» — особенно.

Мы и оцифровали фильмокопию. Возрождение снятого в 1985 году твоего фильма в лучшем качестве, конечно, очень впечатляет.

52 года на полке

Вот коробка с моим первым фильмом «Егоров», снятом в 1965 году. До этого я уже, конечно, снимал сюжеты, а именно фильм — первый. Можно даже потрогать руками — это позитив. Негатив не сохранился. Этот фильм был положен на полку по идеологическим причинам, его запретили к показу, потому что наш герой не очень лестно высказывается о деятелях областного комитета партии.

Тогда было два способа идеологического влияния на художника — положить фильм на полку и смыть (для крайних случаев).

Киноплёнка содержит серебро, поэтому горячим раствором можно эмульсию смыть, высушить и отправить на завод, где её переплавят в серебро.

Этот фильм ещё ни разу не был показан целиком, только небольшой его фрагмент в рамках одной передачи в перестроечное время. Мы его оцифровали, планируется, что он будет впервые показан на ГТРК весной. Дойдёт до зрителя через 52 года.

Фильм с байками

— В Красноярске мы снимали фильм «Замороженное время» о писателе Михаиле Тарковском, племяннике известного режиссёра. Я был оператором, а режиссёрами — Володя Васильев и Саша Калашников. За него я получил два приза за лучшую операторскую работу: один — в Самаре, другой — в Саратове.

У Володи Васильева была с собой любительская камера.

В жизни много интересного происходит же, поэтому когда я начинал рассказывать о каком-то случае, он кричал «подожди», хватался за камеру и начинал снимать.

Он моих баек наснимал — не знаю сколько. Но кино, правда, так и не смонтировал. Я ему недавно сказал, что у меня есть возможность оцифровать плёнку, и попросил прислать кассеты. Вроде обещает привезти.

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное
присоединяйтесь!