До Европы раком

 Почему улица Ленина стала не пешеходным раем, а музыкальным адом  7 сентября, 12:20

Сергей Самойленко
искусствовед, культуртрегер
были упомянуты
подходящие темы
До Европы раком
Иероним Босх, фрагмент триптиха «Сад земных наслаждений»

Надо ли любить пешеходов? А то, кто бы спорил. Но надо ли любить их так, как любит мэрия? А она их любит, как Лев Толстой детей — поймает и гладит до изнеможения. Да так, что бедный пешеход уже не знает, куда и бежать.

Да, со времён Ильфа и Петрова, за без малого сто лет, если что и изменилось, то к худшему: пешеход как класс в современных российских городах практически уничтожен. Во всяком случае в Новосибирске. Количество автомобилей скоро достигнет числа взрослого населения, главная площадь города превращена в автопарковку, улицы забиты пробками, тротуары и дворы загромождены машинами. Да и изначально город строился без учёта пешего хода — широко, с размахом. Вот уже семнадцать лет обитая в центре, не устаю поражаться этой неприспособленности пространства для пеших прогулок — ни тебе бульвара (то, что на Красном проспекте — не в счёт), ни скамеечек, ни обжитой набережной, ни общественных туалетов. Никаких пешеходных радостей, по большому счёту. Тем более по сравнению со многими российскими городами, в которых и жил, и бывал (и тем более заграничными).

Нет, кое-что всё же за эти годы менялось. Уличные кафе, музыканты, променад.

Прошлым летом улица Ленина была полноценным променадом: столики на улице, не всегда навязчивая музыка, фланирующие прохожие, дружелюбная атмосфера.


Променад и культура мордобоя: интервью с Александром Гавриловым

Литературный деятель Александр Гаврилов, приезжавший в прошлом сентябре на книжный фестиваль, спел вдохновенный гимн променаду на нашей улице Ленина: дескать, в Ёбурге такое невозможно. Было лестно.

Ничего удивительного, что весной этого года, когда ни с того ни с сего все наперебой заговорили о пешеходной улице, кандидатом на заклание стала именно улица имени вождя мирового пролетариата. И с удивительной для бюрократического аппарата скоростью мэрия приняла решение запустить пешеходов. Пока в тестовом режиме. По выходным. На полтора месяца.

То есть не совсем ни с того ни с сего.

С прошлого года московский Институт Стрелка, переросший масштабы столицы, в партитуре преобразования которой он играет одну из ведущих скрипок, вышел на российский простор, запустив совместно с Агентством ипотечного жилищного кредитования программу исследования и преобразования городской среды практически во всех значимых городах страны. Программу поддержал Минстрой, из бюджета на исследования и сами преобразования выделены астрономические (в глазах провинциалов особенно) суммы, сами преобразования привязаны по времени к чемпионату мира по футболу.

Но по сути они должны стать огромным модернизационным проектом, способным изменить не только городскую среду, но и сознание россиян — грубо говоря, приблизить нас к Европе.

494 метра — длина самого длинного пешеходного моста, построенного в Швейцарии в 2017 году

В середине мая мне довелось побывать в городе Саратове на форуме «Среда для жизни: квартира и город». Форум, который организовывал в том числе как раз и Институт Стрелка, собрал чиновников, девелоперов, архитекторов, урбанистов со всей страны. Выступавший на форуме Александр Мамут (владелец Стрелки) говорил о ценности творческой личности, называл имена Джобса, Брина, Цукерберга и Гейтса, остро шутил про то, что вскоре многие профессии будут заменены искусственным интеллектом (например, можно заменить российских судей — на этой шутке никто не засмеялся; зал напрягся) и всячески подчёркивал, что программа не просто изменит среду обитания наших горожан, но и образ жизни, и сознание. То есть после приватизации, инноваций, современного искусства кремлёвские мечтатели решили попробовать продвинуть нас к цивилизации домом и городской средой.

Ключевым моментом преобразования городской среды выбрана пешеходность. В форуме принимали участие светочи урбанистики, наши и западные, в том числе и Джеф Спек, автор книги «Город для пешехода», идеолог, практик и теоретик гуляний на своих двоих. Выступление его было блестящим — ироничным, едким, остроумным, весь абсурд нынешней тотальной автомобилизации и пути возвращения к нормальной жизни он уложил в час, подробнее всё это изложено в его книге.

Суть: человеку нужно больше ходить пешком, это благотворно влияет на городскую среду, здоровье, коммуникации, жизнь городского сообщества и всё остальное.

Уверен, что у всех идеологов движения в сторону Европы это настольная книга.


Дизайн-код исторических улиц Москвы разработал в 2013 году Артемий Лебедев

В общем, Саратов стал пилотным городом этой программы Института Стрелка и АИЖК, губернатор дал зелёный свет, и перемены уже заметны: набережная; дизайн-код их главной пешеходной улицы; временная, тестовая новая разметка привокзальной площади; ещё несколько намеченных к преобразованию пространств. Замечу, что в старом купеческом городе Саратове, сохранившем старую архитектуру, гулять пешком и сейчас удобно и приятно. Как — шаг в сторону — и в Иркутске, по которому довелось погулять во время Иркутского книжного фестиваля через десять дней после саратовского форума. Могу сказать, что оба города по пешей доступности и удобству дадут сто очков вперёд Новосибирску, хотя в составленном Стрелкой индексе российских городов наша «столица Сибири» и опережает их, но не из-за развитой пешеходности, а за счёт других факторов.

Короче, будучи урождённым потомственным пешеходом, не мог не порадоваться объявленной программе изменения городской среды в Новосибирске: озеленение, велодорожки, скамейки, любовь к пешеходам. Опять же, проекты Стрелка даёт делать местным архитекторам, можно только порадоваться за них. И проекты ведь получаются симпатичными — умеют же, когда захотят!

И сторонники перемен — люди, казалось бы, вменяемые, образованные, интеллигентные. Поэтому решение о запуске пешеходной улицы, пусть и в тестовом режиме, встретил с одобрением.

Ну, думал, будет у нас Барселона не Барселона, Рамбла не Рамбла, но хоть что-то вроде кемеровской улицы Весенней, всю жизнь служившей местным Бродвеем, по которой и в советское время от театра до набережной густо фланировали местные стиляги, битники и хиппари, далее по списку.

Действительность, однако, намного превзошла скромные надежды и ожидания. Получилось не пешее движение в сторону Европы, а совсем наоборот, отступление раком куда-то не то в 90-е, не то ещё дальше, в «совок». В полном согласии заветам вождя: шаг вперёд, два шага назад.

Главным неприятным сюрпризом стало то, что пешеходностью дело не ограничилось. На перекрытой бетонными блоками улице возникли ретроавтомобили, композиции из розочек для селфи, какие-то киоски с блинами и пловом, а хуже всего — небольшая сцена напротив кинотеатра «Победа», оснащённая плохого качества, но мощной аппаратурой.

И на этой сцене нон-стоп с полудня до вечера начались выступления уличных музыкантов — соло, дуэтами, трио, группами, с вокалом и без, с каверами и оригинальными опусами.

Непременные Цой с «Кукушкой», Летов с «Всё идёт по плану», Земфира и «Сплин», — всех этих достойных авторов, живых и мёртвых, вскоре начинаешь ненавидеть, поскольку прослушать одно и то же по три раза за день — много для любого меломана.

Нельзя сказать, что беда подкралась незаметно — ещё на Дне города этот формат фестиваля уличной музыки был испытан и показал, что оружием массового поражения он стать вполне способен. Два дня гуляний под музыкальную какофонию (по причине множества площадок) жители близлежащих домов мужественно терпели: день рождения города всё же раз в году. Но когда музицирование с барабанами и колонками стало непременным атрибутом выходных — взвыли. В очередной раз услышав про то, что я живу на улице Ленина, и меня зарубает время от времени, у жителя этой самой улицы появлялось желание как минимум пойти и перерезать провода.

В данном случае житель — это он самый я и есть. Год назад нас угораздило поселиться аккурат над баром «Уголок святого Патрика», и с тех пор воленс-неволенс нам приходится наслаждаться и творчеством уличных музыкантов, бесконечных собачко с секатором (их правда так зовут), облюбовавших для выступлений место на углу здания Ростелекома, и организованными концертами у «Патрика», и пьяными выступлениями а капелла заполночь, и шумными разборками у бара «Скайуокер» под утро. Вот как раз за несколько месяцев прошлого лета и осени выработалась стойкая идиосинкразия на уличную музыку — особенно в таком сермяжном варианте. Терпеть, однако, ещё было можно: не так уж громко и не целый день.

А когда вдруг возникал саксофон, скрипка или акустическая гитара без вокала — это уже казалось шедевром почище Курентзиса.


Кто играет и поёт на улицах Новосибирска и зачем

В общем, когда всё те же персонажи музыкальной уличной индустрии получили в своё распоряжение сцену, аппаратуру и карт-бланш от городской власти — стало невыносимо. Ни на Рамблу, ни на Монмартр совсем не похоже. Хуже всего, что эти концерты продолжались, хоть и с меньшей интенсивностью, даже после неоднократных призывов их прекратить. Да, самые громкие выступления перенесли к началу улицы, к самой площади имени того же вождя, но пару раз в день каждый выходной то дуэт гитаристов (вполне профессиональный), то завывающая юная певица глушили жителей окрестных домов. Вряд ли ошибусь, если скажу, что именно это упорное и демонстративное игнорирование законных требований соблюдать закон о шуме и привело к тому, что сама идея пешеходной улицы стала восприниматься в штыки даже теми, кто изначально такую перспективу приветствовал. Плюс, конечно, неспособность заранее предвидеть проблемы с туалетами и уборкой мусора, несовпадение интересов с местными владельцами автотранспорта.

Хочется спросить всех тех милых и образованных людей, планировавших и допустивших это музыкальное издевательство: где вы видели нечто подобное в Европе?

В большинстве столиц музыканту необходима лицензия, его музыкальные компетенции и исполнительский уровень должны быть подтверждены, прежде чем он начнёт выступать в городском пространстве. В Лондоне, например, существует карта города, где «баскинг» (то есть игра музыкантов «на шляпу») строго регулируется — в разных местах допустим разный уровень звука и разное число слушателей. До недавнего времени действовал закон, по которому музыкантов не должно было быть слышно дальше 50 метров, не помню, сколько точно в футах. Что позволяет, замечу, мирно существовать многим музыкантам на одной улице, не перекрывая звук друг друга.

А чья светлая голова, интересно, додумалась бесконтрольно глушить жителей и гуляющих у нас? Замечу, что любовь к громкой музыке повсеместна в Новосибирске почему-то — от заведений общепита до городских пространств. Если устраивается какой-нибудь концерт в Первомайском сквере, у Краеведческого музея, то от звуков русского романса тоже нигде невозможно укрыться.

У художника Иеронима Босха есть триптих «Сад земных наслаждений». Одна створка его называется «Музыкальный ад».


Триптих «Сад земных наслаждений» хранится в мадридском музее Прадо, входящем в двадцатку самых посещаемых музеев европейского изобразительного искусства

Там людей пытают музыкальными инструментами — пронзают струнами, вставляют в задницу флейты. Жаль, что такого ада не существует — я хотел бы, чтобы организаторы музыкальной преисподней на улице Ленина оказались в нём. Музыкантов я бы пощадил — они не ведают что творят, играют как умеют — но те, кто малых сих соблазнили и вывели к микрофону, виноваты куда больше.

В умных книгах, изданных в последний год Стрелкой, говорится в том числе о звуковом загрязнении, от которого страдают жители больших городов. Даже Джеф Спек, говоря о факторах, которые создают привлекательную пешеходную улицу, если и поминает эстрады для оркестров, то в последнюю очередь, упирая главным образом на развитие общественного транспорта, зелёные насаждения, тротуары, занятые кафе и магазинчиками первые этажи — короче, на создание городской ткани.

Ни слова в этих умных и полезных книгах нет и о тирах, штангах с гирями и картодромах для юных картингистов на пешеходных улицах.

Кто только уже не высказался по поводу этого, как только не изощрались остряки: колхозный клуб, советский дом отдыха, балаган, цыганский табор...

Но организаторы этого безумия, кажется, априори отказались воспринимать любую критику — вот картодром появился в последние выходные, как будто всего остального абсурда было мало. Что, интересно, заведётся на улице Ленина в два последних уикенда, к финалу тестового периода, который будет длиться до 17 сентября? Цирк с конями?

Сторонники нынешнего бардака упрекают критиков: это же только начало, дайте инициаторам попробовать, набить шишки. Увы, шишки набиты на лбах жителей, пытавшихся достучаться до городской власти с требованием уважать их интересы. Противников пешеходной улицы в нынешнем виде упрекают в консерватизме и сравнивают с православными активистами, стоящими на пути прогресса и требующими запрета концертов и фильмов. Отнюдь. Улица — пространство общественное, если на концерт ты вправе не пойти, то тут деваться некуда. И, знаете, советы жителям переселиться куда подальше, на Затулинку — не лучший аргумент в поддержку прогресса. Это, знаете, как распространённый совет от «патриотов» либералам убираться в свой Куршавель.

Город, сделаю лирическое отступление, — это прежде всего люди, сплетение и столкновение, и сочетание их интересов.

Город — это греческий полис, если что, отсюда и слово «политика», и городская политика в том числе. Близко по звучанию, хотя и с другой этимологией, старое слово «политес», то есть вежливость, происходящее от латинского глагола «полировать», делать гладким. Так вот, политика — это искусство сглаживать противоречия, притираться, и жизнь в городе — непрерывный процесс такой вежливой полировки.


Улица Ленина
на сервисе Яндекс.Панорамы

Власть же за месяц с небольшим показала свой незаурядный талант настраивать людей и против себя, и против хорошей идеи. Катастрофическое неумение и нежелание договариваться. Недавнее собрание жителей «тихого центра» в «Кобре» это показало: абсолютное большинство присутствующих было категорически против самой мысли о пешеходном статусе улицы. На такой почве легко расцветают теории заговора: проект затеян ради чистого пиара; для того, чтобы отвлечь горожан от обсуждения действительно важных вопросов — «тепловой» и «мусорной» концессий, например. Да хоть чтобы все забыли про плохую уборку снега и разбитые тротуары по всему городу, в том числе и по тихому центру. Некоторые защитники тоже считают, что этот бедлам устроен специально — чтобы скомпрометировать Анну Терешкову, ставшую лицом проекта. Дескать, многим в мэрии эти её начинания уже поперёк горла, вот её и подставили.

Думаю, конспирология не нужна. Ответ прост: элементарное раздолбайство, глупость, неумение считать на два хода вперёд, уверенность, что сойдёт и так. Пренебрежение интересами и желаниями людей.

И, конечно, спешка — стремление как можно быстрее доказать сейчас возможность создания этой пешеходной улицы.

Застолбить тему, чтобы в следующем году на саму реконструкцию получить 120 миллионов денег из федерального бюджета. Это как раз не удивительно.

Удивительно, что во всей команде инициаторов проекта не нашлось мало-мальски здравомыслящих людей, не остановивших этот ужас. Не предложивших ограничиться только променадом, не накачивая его «активностями» (как любят выражаться наши чиновники от культуры).

Удивительно, что вопрос о целеполагании не возник ни у кого. Для чего вы хотите сделать улицу пешеходной? Для развлечений? Большая часть развлечений, включая музыку, без труда может переместиться в Первомайский сквер и Центральный парк, где им и место.

Оставьте улицу пешеходам. Улица — театр и зрелище сама по себе.

Не надо бояться, что останутся только столики летних кафе, за которыми будут собираться только алкоголики: барная культура — штука более важная, чем тир и картинг, она тоже должна как-то формироваться и развиваться. И да, музыка должна быть только акустическая. И да, даже вечерние джазовые концерты перед «Патриком» хороши лишь в акустическом варианте, при всём уважении к хорошим музыкантам.

Мне кажется, во всём этом кейсе, как в капле воды, отразились несколько характерных черт нашей власти. Желание руководить процессом во что бы то ни стало и недоверие к способности общества к самоорганизации. Хотя казалось бы, достаточно определить рамки и установить правила, решить вопросы с безопасностью, санитарией, туалетами — а остальное возникнет само, как завелись из откуда ни возьмись уличные жонглёры. Большевистско-комсомольский задор, с которым власть берётся «окультуривать» население. Непокобелимая уверенность в собственной правоте. Всё это, к сожалению, сильно скомпрометировало прекрасную идею и наплодило её противников.

А в недавно обнародованном проекте выглядит очень заманчиво: суженная проезжая часть, новое озеленение, расширенные двухъярусные тротуары. Улица связана в единую ткань с Красным проспектом и набережной. Гулять, наверное — одна прелесть. Почти как в Европе. До которой известно сколько вёрст известно каким ходом.

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное
присоединяйтесь!