Когда девушка становится женщиной

 К какому поведению обязывают мужчин и женщин «красивые» обращения  24 ноября, 11:11

Юрий Крылов
филолог, преподаватель НГПУ
подходящие темы
Когда девушка становится женщиной
Иллюстрация Вероники Shootthecat Величко

В ноябре в Госдуму поступило очередное предложение вернуть обращения, которые были в Российской империи — «сударь» и «сударыня». Якобы это повысит моральный облик общества. Что происходило с обращениями с течением времени и какие из них популярны на данный момент, разбирался автор колонки.

Идёшь порой на работу зимним вечером и как захочешь мороженого! Удачно на пути киоск стоит. Заглядываешь: в глубине скучает за книжкой женщина возраста неопределённо-пятидесятилетнего.

И так сосредоточенно скучает, что понимаешь: ты у неё сегодня первый и, возможно, даже единственный!

И такая ситуация сразу напоминает, что что-то неладное у нас с обращениями: как обратить на себя внимание сей дивы прилавка и холодильника? То есть можно, конечно, и в окно постучать, но мы за чистоту эксперимента, кроме того, я сам почти джентльмен — свистом, стуком и подмигиванием девушек, а тем более тётушек, не завлекаю.

443 киоска по продаже мороженого находится в Новосибирске, по данным 2GIS

Первое, что приходит на ум, крикнуть: «девушка». Смотрю на киоскёршу и понимаю: «девушка» с параметрами 50 лет * 80 килограммов * кубический метр практически никак не девушка. То есть язык не поворачивается такое сказать: или она обидится, или просто глупо будет звучать, но «девушка» не подходит.

А почему, собственно, «девушка» так легко используется как обращение? Смотрим словарь:

ДЕВУШКА, -и; мн. род. -шек, дат. -шкам; ж. 1. Лицо женского пола, достигшее физической зрелости, но не состоящее в браке. //Разг. Форма обращения к молодой женщине. 2. Устар. Служанка, горничная. ◊ Красная девушка. О робком, скромном, застенчивом молодом человеке; красная девица. <Девонька, -и; мн. род. -нек, дат. -нькам; ж. Ласк. Девушкин, -а, -о. Девчина,-ы; ж. Разг. (Большой толковый словарь русского языка. Гл. ред. С. А. Кузнецов. 1998.)

Словарь подтверждает существование этой формы обращения, уточняя, что так следует обращаться к молодой женщине. А к зрелой? А к пожилой?

Чего греха таить, порой мы и к зрелым продавцам, и к пожилым кассирам обращаемся «девушка». Так что же, мы нарушаем нормы языка! И есть ли у нас выбор?

Для начала вернёмся мысленно лет на сто с лишним назад. В Российской империи в те ветхозаветные времена было несколько обращений в зависимости от социального статуса женщины. Простую горожанку, из обывателей, называли женщиной; ещё попроще, обслугу или деревенскую женщину, называли бабой, а помоложе — девкой; к женщине, которая была одета поприличнее и вела себя соответственно, обращались «барышня» или «сударыня», называли её «дамой». Обращения эти были безоценочны: не считались ни грубыми, ни возвышенными.

Если уж перед тобой девка, так девка.

Разумеется, социальный статус, как и сейчас, тогда определялся больше на глазок по одежде и манерам женщины. Например, барышня не могла курить публично. Это уже был однозначный признак падшей женщины — девки. Потом пришли социальные перемены, революции и войны. Обращения стали меняться — они отражали перемены общества. Сперва актуальными становятся обращения «товарищ» и «гражданин» или «гражданка». Как же, все равны, все свободны!

Всех барышень разогнали, баб окультурили, сударынь расстреляли. Остались только курящие Розы Люксембург и матерящиеся Клары Цеткин.


Клара Цеткин в 1918 году предложила «устраивать праздники свободной любви для коммунистических боевиков» для поднятия боевого духа революционеров

Остались, правда, девушки. В смысле, обращение такое осталось. И не осталось даже, а точнее закрепилось в речи, можно сказать. Жизнь после революций складывалась такая, что мужчины были либо уничтожены, либо активно занимались политикой и геополитикой — «о главном думали, о мировой революции». А такие исконно мужские профессии, как официант, продавец остались бесхозными. Разве за то боролся матрос Железняк с маузером на боку, чтобы после геройства за прилавком стоять?

Он в «чеку» пошёл контриков стрелять и золотишко экспроприировать. А вот девушкам надо было как-то выживать. Опять же ветры эмансипации и гендерного равноправия расправили крылья юных бабочек, и те полетели на свет обслуживающего труда и самостоятельности. И стали массово работать женщины продавцами и официантками. Обращаться к ним «барышня» или «сударыня» уже не полагалось: власть сменилась, да и какая ж она барышня, если тебе прислуживает? Так формируется обращение «девушка».

Обращения в стране потом продолжили меняться. К середине 20-х годов романтичное «товарищ» сменилось официальным «гражданином». Все стали гражданами молодой страны.

В то же время эта смена означала,
что не каждый товарищ нам товарищ,
а требуется уточнить: кто товарищ,
кто гражданин, а кто и уклонист, и троцкист!


Именные суффиксы в Японии указывают на социальный статус собеседников относительно друг друга, на их отношение друг к другу, на степень их близости

Потом товарищи постепенно вернулись, но уже без излишней романтики. Стареющие руководители страны называли жителей товарищами, гражданами, но сами граждане-товарищи друг к другу обращались как придётся. Мужчинам было попроще: за ними вполне закрепился ряд обращений: «молодой человек» — «мужчина» — «мужик». Варьировались эти обращения в зависимости от ситуации более или менее официальной, статуса собеседников и частично от возраста мужчины. Параллельно существовал и до сих пор остаётся актуальным ряд обращений «братишка», «дружище», «сынок», «папаша».

Я начал перечислять и остановился, поняв, что таких обращений к мужчинам предостаточно — все не укажешь. То ли мы терпимее к тому, как нас называют, то ли креативнее в самопрезентациях. И как тут не вспомнить самые неожиданные и творческие обращения современных бомжей-алкоголиков к проходящим мимо потенциальным спонсорам! Тут тебе и те же самые: братишка, дружище, мужчина, земляк, уважаемый, папаша, сынок.

Какое только словечко не придумает люмпен-интеллигент, чтобы расположить к себе и попросить денег на опохмел!

А к женщинам у него однообразное «девушка» и не более того. Получается, бомжи-то не так плохо коммуникативно подкованы — абстинентный синдром кого хочешь гением сделает.

78 миллионов женщин и 68 миллионов мужчин проживают в России, по данным Росстата на 1 января 2017 года

Легко поняв простую мужицкую сущность, займёмся проблемами обращений к женскому полу. Женщинам и с женщинами гораздо труднее. Пока мы вспомнили только «девушку». Вернёмся к нашей киоскерше. Можно, конечно, обратиться к ней «женщина». Почему бы нет? Порой приходится и такое слышать.

А давайте себя спросим, мужчины, часто ли мы пользуемся обращением «женщина»? Кажется, крайне редко. Почти никогда! Что-то подсказывает нам, что обидим таким обращением противоположный пол, что прилетит в ответ возмущённое: «Хам!» Почему? Будем разбираться.

Тот же словарь даёт следующее определение женщины:

ЖЕНЩИНА, -ы; ж. 1. Лицо, противоположное по полу мужчине. Молодая ж. Ж. средних лет. Замужняя ж. // Лицо женского пола как воплощение определённых свойств, качеств (изящества, нежности, доброты и т.п.). Превращение ребёнка в женщину. Выросла и превратилась в красивую женщину. В неловких движениях девочки всё-таки угадывается будущая ж. 2. Лицо женского пола, состоящее или состоявшее в браке. Стать женщиной. (Большой толковый словарь русского языка. Гл. ред. С. А. Кузнецов. 1998.)

Как видим, словарь даже не отмечает это слово как возможное обращение. Зато многие лингвисты уточняют, что так обращаться к женщине —
это грубость.

Например, Анатолий Балакай в своей замечательной работе «Словарь речевого этикета» помечает слово «женщина» как обращение просторечное, грубое.

Грубое-то оно грубое, но порой используемое. Так и вспоминается советский магазин, в котором та же продавщица с пергидролью на голове орёт на весь торговый зал: «Женщина, я же сказала: больше очередь не занимать — колбаса кончается!» И, да! Женщины порой позволяют себе друг друга обозвать женщиной. Почему? Точнее, зачем.

Учитывая, что женщина, судя по словарю, — это бывшая (то есть уже зрелая) девушка,
можно догадаться, что для женского пола намёк на возраст — уже преступление против личности!


Магомед Насибович Лабазанов — самый старый россиянин. Скончался в возрасте 122 лет

Кажется мне со стороны, что так они мгновенно определяют, «кто в доме хозяин». Назвала противницу женщиной, указала на её возраст, тем повысила немного свой статус (то есть, понизила свой возраст по сравнению с оппонентом) — хозяйка в разговоре! А что может быть обиднее для женщины, чем то, что ей на возраст указали? Мало что, если что. Вот и бьют порой дамы друг друга по самому больному.
Возвращаясь к желанному мороженому, замечу, я сразу сказал, что джентльмен, так что не буду я женщину женщиной называть — пусть не вспоминает о своём возрасте. Это с мужчинами всё наоборот — зрелый возраст их только красит.

В любом возрасте приемлемое и порой даже желаемое обращение для молодёжи «мужчина»! То есть зрелый, уже состоявшийся человек. У мужчин средний возраст — это точка отсчёта, «идеальный возраст». Потому даже в детстве малышам говорят: «Не плачь, ты же мужчина!» Получается, что «мужчина» — это образец, лекало, для сравнения всех остальных возрастов мужчины.

Можно ещё, конечно, польстить и назвать его «молодой человек», но неизвестно, что мальчикам льстит больше, что они ещё молодые и прыщавые или что уже зрелые и мужественные.

127 лет — возраст самой пожилолй женщины в России Нану Шаовой

У женщин и тут всё иначе. Если неправильно ведёт себя девочка, что ей говорят? «Не хулигань, ты же женщина»? Ни разу не слышал. Можно ещё допустить, что скажут: «Не дерись, ты же девушка!» То есть для женщин идеальным, желанным возрастом является возраст девочки-девушки. Если мальчики хотят поскорее стать мужчинами, то девушки и женщины хотели бы всеми силами задержать возраст девушки. И это, без сомнения, отражает система актуальных обращений. Есть ещё один пример, подтверждающий это наблюдение. Представьте себе: компания женщин «за сорок» общается, и одна из них говорит: «Девочки, давайте как-нибудь в театр сходим». Звучит узнаваемо: девочки, девушки — вот идеальный возраст женского пола, и продлить его до бесконечности — задача задач!

Вернёмся же к нашему киоску с мороженым. Ночь, улица, фонарь, киоск. Всё как у классика. И даже такая же разруха: окурки сбоку от киоска, грязь и оборванные объявления. Как же обратиться? Что остаётся? Сударыня, барышня? Тоже ведь красивые слова: как хотелось их возвращения после падения всеобщего равенства и товарищества в девяностые годы.

Один раз я проводил эксперимент: взялся группу студенток барышнями называть. Всех вместе и индивидуально. Хихикали они, но терпели. А потом случилось одновременно два события. Во-первых, проходя по двору университета, увидел я, как спиной ко мне одна из «барышень» окурок смачно к асфальту припечатывала и так же смачно матросским словцом припечатывала какого-то своего парня. И не смог уже я после этого к ней обращаться «барышня».

Да и сами они сказали в те же дни:
какие же мы барышни, если в автобусе толкаемся,
по грязи в подъезде до квартиры крадёмся
да в ночных клубах зажигаем.

Честная самооценка была у барышень. Получается, что всевозможные «красивые» обращения обязывают их носителя к определённому типу поведения. Обязывают как-то соответствовать.

Не может барышня материться как сапожник, а сударь пивасик из горла пить на лавочке.


Сударь — вежливая форма обращения к собеседнику в Российской империи. Произошло от слова «государь» путём отбрасывания первого слога

Не пристало даме две сумки из «Ленты» тащить, а господин как-то не вяжется с хамством на дороге.

Какое же обращение нам остаётся? Остаётся у нас обращение странное. Не замечали? Пользуемся мы кастрированным обращением «извините»:

— Извините, вы не подскажете, как пройти в библиотеку?

Мы что же, извинились? Не совсем. Конечно, и извинились, что отвлекли незнакомого человека, но ведь мы этим словом его внимание привлекли, выделили его из толпы. А это и есть основная функция обращения: апеллятивная (призывная) функция. Вот только неудобное это обращение, потому что тоже далеко не всегда можем мы его использовать:

— Простите, но я тут занимал!
— Да пошёл ты!

Вот и поговорили! Как-то неуместно начинать с извинения-обращения к хаму. Так и просится в ответ хамовитое обращение «слышь, ты...» Это тоже одна из актуальных форм обращений в разговорной речи. Любой лингвист-культуролог поседеет от такого обращения и предаст его анафеме за грубость, ненормативность и нарушение общего положения о том, что личные местоимения в форме обращения использовать не следует (а мы используем: «Ты, вот ты, подойди сюда!»).

И другой пример:

— Простите, но вы мне машину поцарапали!

Кто-нибудь так начинал говорить после аварии? Как-то неуместно тут извиняться даже в значении обращения. А что сказать?

Тут даже «словарь бомжа» не поможет,
потому что поцарапавший твою машину
заведомо тебе не земляк и не братишка,
а инородец и посторонний.


В литературе при переводе принято сохранять те обращения, которые используются в стране оригинала

Мороженое было куплено, обращение я выбрал банальное: «Простите, будьте добры...» Женщина вернулась к неведомой мне книжке, а я побрёл по улице на встречу с курящими барышнями и матерящимися джентльменами. И думал, что обращения косвенно отражают самооценку людей в обществе. Нельзя просто начать всех называть судари и сударыни, потому что глупо как-то получится: «Сударыни, не пачкайте унитаз, не забирайтесь на него с ногами». И задумка сети закусочных «Теремок», чтобы в «Макдональдсе» к посетителям обращали «сударь», «сударыня», — это бессмыслица. К нам могут обращаться хоть «ваше высокородие», только, пока мы толпимся в очереди за гамбургером и чавкаем им, не сняв с себя шапочку, мы так и останемся мужиками да бабами.

И никакие указы и предложения Госдумы не научат нас уважению друг к другу.

Может быть только наоборот: научимся уважать себя и других — начнём обращаться к незнакомым людям с уважением.

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное
присоединяйтесь!