Париж — это детский сад

 Как из Сибири переехать во Францию и перейти на органическое питание  1 сентября, 13:34

Виктория Вовк
журналист
подходящие темы
Париж — это детский сад
Фотографии Екатерины Крыловой

Сибирячка Екатерина Крылова закончила магистратуру университета Пьера и Марии Кюри в Париже, живёт в небольшом городе Тур и работает в компании «Тотал». Корреспонденту Сиб.фм она рассказала о том, чем учёба во французском университете отличается от учёбы в российском, сколько стоит молодой специалист на рынке труда, и почему во Франции хорошо жить в регионе.

Расскажи, как ты оказалась во Франции, почему именно там?

Я училась на факультете энергетики НГТУ по специальности «Теплоэлектростанции». Мне хотелось продолжить образование, но с уклоном на альтернативные источники энергии: энергосбережение, экологию и всё такое зелёное и лучезарное, чем в России на тот момент практически никто не занимался. И на третьем курсе мой будущий муж рассказал мне о программе двойных дипломов между НГУ и Высшими инженерными школами Франции. Решила участвовать, хотя мой вуз и не был партнёром программы.

Первую попытку поступления сделали после третьего курса. Сдавали экзамены удалённо, я завалила, муж поступил,
но решил остаться ради меня.

39 место в Академическом рейтинге университетов мира 2016 года занимает Университет имени Пьера и Марии Кюри

Мы продолжали подготовку в течение следующего года, решали задачи по химии, математике, физике. После четвёртого курса полетели во Францию, чтобы сдать экзамены на месте. Я написала их гораздо лучше, но всё равно не прошла, а он поступил. Тогда я сказала, что больше ему такой шанс терять нельзя и нужно ехать, а я в Новосибирске ещё год доучусь и сама как-нибудь поступлю.

Во время пятого курса я полностью пересмотрела схему поступления: вместо подготовки к экзаменам в высшую инженерную школу сдала французский на уровень B2 (DELF) и подала документы в магистратуру университета Пьера и Мари Кюри по специальности «Энергетика и окружающая среда», куда меня и приняли. Плюс ко всему выиграла стипендию на оплату проживания и образования.

В течение девяти месяцев мне платили 760 евро.

Чем учёба во французском университете отличалась от учёбы в российском?

Для меня главное отличие было в том, что во Францию я приехала с багажом достаточно узких знаний, а в магистратуре началась теория: физика, химия, программирование. С нас спрашивали супертеоремы по высшей математике и сопромату. Мы программировали интересные штуки по механике жидкостей и газов, колебаниям, волнам и ещё каким-то предметам. Все они казались мне архисложными, потому что в НГТУ теоретическая часть проходится на первом курсе и на базовом уровне, потом начинается уклон по специальности.

Во Франции предметов по энергетике было немного. Но когда они были, я чувствовала себя комфортно, потому что по сравнению с одногруппниками обладала огромными знаниями о том, как проектировать теплоэлектростанцию или подготавливать уголь к сжиганию.

Для них же всё это было абсолютно новым: «Турбина, что это?», «Котёл, как это работает?»


Франция является ядерной державой и одним из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН

Если рассматривать практическую часть, то оснащение лабораторий французских университетов в несколько раз превосходит оснащение российских. Я помню, как на втором курсе магистратуры мы делали лабораторные работы по солнечным батареям, ветряным установкам, симулировали горение в двигателях автомобилей, смотрели содержание выхлопных газов. Это всё происходило в реальном времени на замечательном оборудовании и было сногсшибательно в плане того, насколько грамотно всё это устроено для студентов.

Сложно было начать учиться на другом языке? Или сразу втянулась?

Я завалила первый семестр, в том числе из-за языка. На шестой день после приезда у меня начались занятия по шесть-восемь часов в день и непрерывный поток французской речи.

Я не понимала, что преподаватели писали на доске своим корявым французским почерком.

Когда читала книги, читала их очень медленно. Единственное, что спасло — технический профиль образования, потому что были какие-то общепринятые формулы, которые можно понять вне зависимости от языка, на котором говоришь. Помаленьку вылезла, у меня была огромная мотивация получить французский диплом.

А после его получения быстро нашла работу?

Можно сказать, что я нашла её ещё до окончания университета. На второй год магистратуры у меня закончилась стипендия, и были нужны деньги. А оплачиваемая стажировка для написания диплома была предусмотрена только в конце года. Но я смогла договориться с университетом об очно-заочной форме обучения, чтобы в течение всего года работать, получать деньги и засчитать стажировку. Такой компромисс между выполнением учебных целей и зарабатыванием денег.

Я нашла стажировку в энергетической компании «Тотал», мне платили 1 500 евро в месяц.

Четыре года назад это были совершенно огромные деньги, но и сейчас очень хорошие.

Во Франции стажировки всегда так круто оплачивают?

Нет, на первом курсе магистратуры я проходила стажировку в государственном научном центре, и она оплачивалась очень плохо. Это был просто социальный минимум для студентов — 436 евро в месяц. Для Парижа это колоссально маленькие деньги, но я выживала — не без помощи добрых людей.

Сколько стоит молодой специалист на рынке труда?

— Средняя зарплата молодого специалиста в Париже находится
между 38 и 45 тысячами евро в год.

Но из этого нужно вычесть налоги, которые могут составлять 3-5 тысяч евро в зависимости от того, что ты делаешь и сколько ты получаешь.

Раз в год компания отправляет мне финансовый отчёт, чтобы показать все затраты, которые несёт за меня. В нём указана начальная сумма — сколько компания тратит на меня как на специалиста, и сколько потом я получаю на руки. Когда я рассчитала социальные отчисления государству, пенсию и вычла налоги, получилось, что эта сумма составляет около 62 % от общих затрат.

То есть на руки я получаю только 48 % от того,
что компания реально платит за меня
как за специалиста.

30 % ВВП Франции расходуется на социальные нужды ежегодно

Когда я увидела эту сумму, был такой интересный момент осознания, как дорого во Франции стоит человеческий труд и сколько реально компании платят за своих сотрудников.

После стажировки тебе предложили место в компании? Или пришлось участвовать в конкурсе на общих основаниях?

На стажировке меня заметили и предложили попробоваться на вакансию. И несмотря на то, что я уже у них работала, то, что я останусь навсегда, не подразумевалось априори. Всё нужно было делать заново. Я отправляла резюме и проходила IQ-тесты в агентстве, которое занимается составлением психологических профилей людей для «Тотал». Потом была на интервью с директором департамента, директором отдела и так далее.

Ко всему прочему, мне пришлось сдавать на права, что стоит бешеных денег — 2 000 евро, так как это необходимо для моей должности.
В год я проезжаю от 30 до 50 тысяч километров.

Было тяжело, но почему-то я не отсылала резюме в другие места. Сегодня это кажется мне глупым, потому что никакой уверенности оставаться работать в «Тотал» у меня не было. Но я настолько углубилась в процесс и горела желанием, что в итоге всё получилось. И официальная работа у меня началась через три недели после защиты диплома. Это было очень здорово, потому что от работы зависела виза.

Охотно французы берут на работу иностранцев?

Насколько я слышала, иностранцу может быть тяжело устроиться на работу, если компания, в которой он хочет работать, небольшая. Им приходится писать государству и объяснять, почему они хотят взять на работу иностранца, а не француза. Но официального подтверждения этой информации у меня нет.

Моя же компания интернациональная, поэтому у неё есть огромная квота на иностранных сотрудников. И мой профиль был, наоборот, более выигрышным при принятии на работу, чем профиль француза.

После выпуска из университета в Новосибирске можно либо остаться в нём жить, либо переехать в Москву или Питер, других путей внутри России особенно нет. А как с этим во Франции?

Есть некая централизация в Париже, наверное, как и в любой столице мира, но происходит нормальное перенасыщение.

И люди меняют свою точку зрения на жизнь, стараются удаляться от Парижа, развивать жизнь в других городах: Бордо, Леоне, Нанте.


В Туре 20 мая 1799 года родился Оноре де Бальзак

Даже мой город, Тур, совершенно замечательно функционирует, я чувствую себя здесь комфортно.

Хотя это был не мой выбор, мне просто сказали на работе, что я переезжаю. А я даже не знала, где находится Тур и что это вообще такое, потому что город относительно маленький. Но он совершенно уютный, здесь много студентов, отличные культурные мероприятия, фестивали, божественная природа. Я живу в нём в течение двух с половиной лет, и мне уже даже не хочется уезжать в свой любимый Париж.

Когда живёшь в Париже, динамика жизни высокая: все куда-то бегут. Транспорт съедает огромную часть жизни, а высокие цены на всё — огромную часть зарплаты.

Хотя если сравнивать Париж с Москвой, то Париж — это детский сад.

Москва в плане темпа жизни во много раз может переплюнуть Париж. Поэтому французскую столицу я нахожу очень уютной и дружелюбной.

Насколько легко и охотно французы переезжают внутри страны ради работы? Часто ли едут в другие европейские страны?

Внутри страны французы передвигаются очень мобильно, а вот переезды в другие европейские страны случаются реже и чаще всего на какой-то определённый срок: год, два, три — а потом всё равно возвращаются.

Просто условия жизни на месте совершенно нормальные. Ведь люди бегут из страны по политическим, экономическим или социальным причинам. А здесь меньше давления на человека в этом плане.

Очень многие предпочитают работу в регионах работе в Париже, потому что понимают, что в нём нет места для всех. А когда появляется семья, люди хотят жить в большом доме с садом, что стоит баснословных денег в Париже и его округах, но совершенно приемлемо в провинции. А поскольку Франция — культурно и природно богатая страна, то здесь приятно жить и на западе, и на юге, и на востоке, и на севере. Всё зависит от того, чем ты занимаешься.

Это забавно, но как у всей России к Москве,
так и у всей Франции к Парижу
есть некоторое пренебрежительное
и иногда насмешливое отношение.

270 городов населением больше 30 тысяч человек находятся во Франции

Жители регионов подтрунивают над жителями столицы за то, что парижане заносчивы и находятся в своём коконе, не хотят никуда из него выезжать и думают, что Париж — это столица мира. Но эти шутки, наверное, есть про всякую столицу.

Было трудно влиться в ритм жизни французов, привыкнуть к их культуре и стилю жизни?

Трудно, потому что французы постоянно ведут какие-то поверхностные разговоры о погоде, работе, путешествиях. Сначала мне было непонятно, зачем всё это. Я была воспитана русским обществом, которое любит глубокие философские разговоры на кухне, трагедии, драмы, докапываться до сути вещей. Во Франции же этого в разы меньше, и первое время, когда я хотела лучше узнать человека, возникал странный психологический барьер.

И только позже я поняла, что таким образом французы защищают себя от ненужных и иногда очень тяжёлых последствий человеческого общения.

Ещё позже приняла, что никогда не буду общаться с ними так же, как с русскими, и что это нормально: не нужно перекладывать одно на другое. Привыкла, и такой стиль общения мне уже не в тягость.

Теперь мне нравится, что французы легки на подъём и у них много добровольческих ассоциаций. Кто-то помогает инвалидам, кто-то организует фестивали. Я сейчас много занимаюсь танцами, и у меня замечательная группа друзей, с которыми мы постоянно встречаемся, делаем барбекю, танцуем, поём песни. У нас происходят какие-то классные креативные вещи. Наверное, это абсолютно другой стиль жизни, нежели в России. Здесь всё легче организовать.

Но если честно спросить меня, нашла ли я себе настоящих, верных друзей среди французов — наверное, нет.

Но опять же, это если мерить моими русскими критериями. Во Франции я окружена замечательными людьми, с которыми мне интересно проводить время и которые меня вдохновляют. Среди них, кстати, большое количество иностранцев и практически ни одного русского. И мне этого достаточно. Но не стоит забывать, что я сохранила крепкие и удивительно глубокие отношения со своими старыми друзьями-сибиряками.

Жизнь в Туре сильно отличается от жизни в Париже?

Да, просто потому что размер не тот. Население Парижа в его официальных границах — около двух с половиной миллионов, Тура — 130 тысяч. Поэтому в Туре, например, сложнее найти работу. Мне через год нужно будет менять позицию внутри компании, чтобы развиваться по карьерной лестнице, и 90 % моих возможностей находятся в Париже. Думаю, мне предстоит переезд.

Я этому не противлюсь, но понимаю, что очень многое потеряю в плане комфорта. Здесь я занимаюсь танцами, и у нас постоянно проходят какие-то дружеские танцевальные вечеринки, это всё прекрасно, чудесно и по-семейному уютно.

По сути, это как большая деревня с очень высоким уровнем жизни.

Ещё здесь легче, чем в Париже, найти качественные продукты. Сейчас я питаюсь только органическими продуктами, и это во многом помогает мне в плане здоровья.

Когда какие-то выходные, из Тура гораздо легче выехать в какие-то другие регионы, к берегу моря. В Париже во время каникул постоянные пробки, и ты можешь провести полдня на шоссе, чтобы вернуться в свой город. В Туре такого нет, у него замечательное географическое расположение, которое позволяет съездить и в Бордо, и на Север в Нормандию и Британию, и куда-то в центр страны.

Я постоянно мотаюсь по стране, потому что у меня есть машина, и обычно мои выходные проходят в каких-то других городах на танцевальных фестивалях. А иногда мне нравится оставаться в Туре, потому что здесь всегда есть чем заняться, у нас достойные рестораны, заведения, бары.


До 1970-х годов «Высокая кухня» определялась традицией классической французской кухни, оформленной Огюстом Эскофье

А как ты перешла на органические продукты?

Один мой друг привлёк моё внимание к тому факту, что овощи и фрукты из супермаркетов хранятся в холодильнике подозрительно долгое время, что все они красивые и лощёные, без червячка и зазубринки. И тут я с горечью поняла, что человечество уже долгое время стоит на пути борьбы с природой во вред себе и всему окружающему.

И когда я купила помидоры в магазине органических продуктов, я вдруг снова почувствовала вкус настоящих помидоров. Не каких-то пластиковых, нейтральных, а настоящих.

Я даже не положила их в салат, я врезалась зубами в эти помидоры, потому что это было так вкусно, как будто с бабушкиного огорода.

Теперь я только такой едой и питаюсь, потому что больше вкуса, больше уважения к самой себе, своему организму.

Сейчас я закупаюсь в магазине, который отказался от поставщиков органических продуктов, использующих воздушный транспорт. Потому что самолёт — один из самых грязных видов транспорта именно в плане вредных выбросов на долю продукта. Получается очень дорого по отношению к нашей окружающей среде. Что касается меня, то надеюсь, что в ближайшем будущем я смогу купить себе электрический автомобиль и внести свой небольшой вклад в зелёное будущее.

И всё больше и больше людей во Франции приходят к этому стилю жизни и ко всему, что связано с экологией: меньше потреблять воды, меньше использовать пластика, максимально перерабатывать.

Если что-то ломается, тут есть ассоциации людей, которые готовы бесплатно починить технику, чтобы она не сразу выбрасывалась,
а служила намного дольше.

Люди стараются обучать друг друга, информация протекает отовсюду, но, конечно же, лоббинг корпораций очень силён и вездесущ, несмотря на то, что и они уже вовсю готовятся к переходу на альтернативные источники энергии. Пока что с существующим положением вещей трудно бороться, но в Европе я всё-таки вижу изменения в лучшую сторону и мотивацию людей выйти из замкнутого круга самоубийства.

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное
присоединяйтесь!