2 балла
+22 °C
Курс ЦБ:
63,24
73,72

Модель с плюсом

 Почему лишний вес и плюс-сайз — разные вещи  24 января, 13:28
подходящие темы
Модель с плюсом
Фотографии Ильнара Салахиева

Год назад обложку гламурного журнала VOGUE впервые в истории украсила модель плюс-сайз (+Size) Эшли Грэм, за этим откровением последовали другие. Дома мод перетягивают в свои ряды «неформальных» моделей, открываются специализированные модельные агентства и школы для моделей плюс-сайз. Но что это? Новый тренд, сменяющий привычную худобу, или небольшие уступки в адрес защитников всеобщего равенства? Корреспондент Сиб.фм поговорил с представителем модельного агенства «PlusSize Siberia», его преподавателем и моделью Екатериной Захаровой, чтобы понять: модели плюс-сайз — дань полнеющему обществу потребления или второй Ренессанс пышных рубенсовских красавиц?

46 — размер, с которого начинается плюс-сайз для моделей

Екатерине Захаровой 22 года. Она успешная модель плюс-сайз с размером 52, преподаватель модельного агентства «PlusSize Siberia». В 14 лет Екатерина пошла работать на завод, в кондитерский цех Бердского хлебокомбината, затем — на химический завод. Семья Захаровой не испытывала финансовых проблем — девушка просто хотела помогать близким.

Екатерина, как из рабочей завода вы оказались в мире моды и красоты и начали строить карьеру?

Я с детства была самостоятельной и решительной, так что не стоит думать, что модельный бизнес — история только для принцесс. Никогда не считала себя очень красивой, да и всегда была девушкой в теле — но это была просто моя особенность, которую я принимала. С ранних лет я занималась творчеством: ходила на танцы, в художественную и музыкальную школу, занималась фигурным катанием и выступала с номерами в цирковой студии. После школы ушла на факультет мехатроники и автоматизации в НГТУ. Но это оказался не мой путь, так что на очном задержалась только на пару лет, потом сменила направление и форму обучения — ушла на заочное отделение факультета бизнеса.

Фотография предоставлена Екатериной Захаровой

Даже в вузе ничего модельной карьеры не предвещало. Как впервые пришли на кастинг?

Однажды моя подруга, которая работает стандартной моделью, пригласила меня с собой. Я, конечно, удивилась, что нужны именно модели больше 44-го размера, но решила попробовать. Мне было 17 лет, когда я впервые услышала от экспертов, что у меня хорошие внешние данные и большие шансы в профессии.

Выпускница «PlusSize Siberia», актриса театра и кино Софья Заика. Фотография предоставлена Екатериной Захаровой

Что является хорошими данными для модели плюс-сайз?

В любом случае это рост от 170 сантиметров. Чем выше модель, тем более пропорционально выглядит фигура, и девушка не смотрится колобком. Если говорить о размерах, то в Европе востребованы молодые девушки с размерами 48-52.

В России диапазон немного шире — 46-56, возраст — в среднем до 30 лет, но есть и модели постарше, которые подходят под контингент продаваемой одежды, хотя их не так много.

Всё-таки возрастные модели не так актуальны. Хотя в Омске существует модельное агентство «Олдушка», которое работает с возрастными моделями и принимает заказы по всему миру.


Первые модельные агентства, представляющие моделей плюс-сайз, появились в Нью-Йорке в 1970-х

Сами вы набираете на обучение только подходящих под параметры девушек?

Мы набираем две группы: «Model PlusSize» и «Natura XL». «Natura XL» — это девушки, которые не готовы сразу после обучения идти работать. Они хотят просто попробовать себя в этом образе: окунуться в атмосферу мира моды, поучаствовать в фотосессиях, научиться себя подавать.

В чём принципиальная разница между «Natura XL» и моделью плюс-сайз?

Группы очень отличаются. Я считаю культурной прорехой то, что члены нашего общества не могут отличить полную женщину от модели плюс-сайз. До того доходит, что у нас сегодня каждая женщина с лишним весом считает себя плюс-сайз. Это абсолютно не так. У модели есть фигура, она следит за собой, правильно питается, ходит в спортзал, поддерживает определённые параметры своего тела, кожи, она очень ухоженная.

Фотография предоставлена Екатериной Захаровой

То есть все выступления полных женщин в защиту своих прав на улицах, футболки с кричащими надписями, полные куклы Барби — всё это никак не относится к индустрии плюс-сайз?

Нет, то о чём вы говорите — это пропаганда бодипозитива (body positive). И у этих акций нет ничего общего с модельным бизнесом. Причём надо различать бодипозитив в разных странах — в частности, в Америке и в России это два разных явления. В России никто не устраивает митинги, где женщины отстаивают право на индивидуальность их внешности. В США же с этой задачей справляется движение бодипозитива. Это целый социальный тренд, который поддерживается большим количеством фондов и проектов, защищающих полных женщин. И не только.

Бодипозитив поддерживает разных людей: с ограниченными возможностями, патологиями, тех, кого по каким-то причинам не принимает общество. Что говорить, в России такого в принципе нет.

У нас всё ограничивается продажей одежды для полных без любых публичных заявлений, максимум в социальных сетях что-то на эту тему будет опубликовано.

Модельное направление — это совершенно другая область. Здесь существуют не только полные модели, но и модели с нестандартной внешностью. Например, в проекте «Топ-модель по-американски» была чернокожая девушка с дефектами кожи. Ещё сейчас в моду входят татуированные модели, иные нестандартные запросы. Но спрос на это диктует индустрия, а активисты бодипозитива, зачастую не имеющие модельных параметров, борются за свободу и признание в обществе, а не зарабатывают этим деньги. Это социальные выступления и борьба за идею: «Наша внешность — это наше дело, и как бы мы ни выглядели — это нормально». Фактически люди борются просто за то, чтобы быть собой, не получая осуждения со стороны.

Фотография предоставлена Екатериной Захаровой

Вам не кажется, что чем громче они заявляют о своих правах, тем больше другим кажется, что они оправдываются? Что девушка, например, пыталась подтянуть себя до эталонов — пыталась, пыталась, устала, психанула — и пошла на улицы, чтобы доказывать, что она и так прекрасна?

Именно. Многие люди понимают это именно так. Ведь подобного рода вызов всегда может стать оправданием, защитой себя. Но они не оправдываются. А людям со стереотипным мышлением так проще думать, чтобы не разбираться, а сразу вешать ярлыки.

На вас вешали ярлыки, из-за которых вы пытались изменить себя?

Было. Много раз. Я думаю, что это было в жизни каждой девушки, которая не подходит под стандартные параметры. Очень долго происходил у меня процесс принятия себя. В подростковом возрасте на меня косо смотрели, были и обидные слова в школе. Дети вообще очень жестокие. Я много работаю с девушками, психику которых подкосили именно в юности: в детском саду, в школе, в институте.

Выпускница «PlusSize Siberia» Екатерина Матёркина. Фото предоставлено Екатериной Захаровой

А в семье вас всегда принимали?

И в семье было недопонимание, хотя жёсткого давления не было никогда. Я просто хотела быть собой.

Как те люди, которые не принимали вашу внешность и пытались вас изменить, отреагировали на ваш успех в качестве модели плюс-сайз и преподавателя школы для моделей?

Завистью. Выражается она, кстати, по-разному.

Например, они очень скептически относятся к тому, чем я занимаюсь, смотрят на меня, как на фрика, и думают: «Что она делает? Зачем?»

Но по сути они просто не могут себе признаться в том, что они настолько себя понять и принять не смогут, даже находясь в стандартных параметрах.

Был в вашей карьере момент, когда вы думали, что ваши хорошие данные, если привести их к стандартным параметрам, сделают вас более высокооплачиваемой и более успешной моделью?

Сейчас я воспринимаю себя с профессиональной точки зрения и отчётливо понимаю, что у меня хорошие данные. Но если бы я похудела, то стала бы обычной моделью. Я была бы просто красивой девушкой, а с формами я чувствую в себе изюминку.

Фотография предоставлена Екатериной Захаровой

Стандартные модели признаются эталонами красоты и на обложках журналов, и в повседневности — как обстоят дела с девушками плюс-сайз? Есть упрёки со стороны общества?

Это стереотипы в головах людей. Их абсолютно никак не изменить, ты ничего не сделаешь с этим, тебе придётся постоянно с этим сталкиваться.

Не будешь же каждому встречному объяснять: «Я модель плюс-сайз, мне нельзя худеть».

69 килограмм — средний вес российской женщины в 2016 году

Как-то мне сказали: «Может быть, ты похудеешь?» Нет, мне нельзя. Иначе я потеряю то, что я люблю. Зачем мне худеть, если я люблю себя такой, какая я есть? Люди просто почему-то считают, что лучше знают, как кому жить.

Наверное, в российских патриархальных реалиях тем более.

Я никогда не была обделена вниманием мужчин, если вы об этом. У меня такой проблемы никогда не было.

Мужчины пытались вас менять?

Да, но у меня была чёткая позиция: либо вы любите меня такой, какая я есть, либо нам не по пути. Всё-таки вкусы у всех разные: кому-то нравятся такие девушки, кому-то нет. В любом случае не нужно об этом кричать. Пусть оно остаётся при тебе, и ты сам с этим живёшь.

А мужчины-модели плюс-сайз существуют?

Да но их не так много, и спрос на них есть в основном в Америке.

Вам лично какие мужчины больше нравятся — стандартных параметров или плюс-сайз?

Это зависит от человека. Нет предопределённости. Мне нравятся уверенные и целеустремлённые мужчины, интеллектуально развитые и с хорошим чувством юмора.

Как вы считаете, сибирское общество готово к «другим» моделям и принятию нестандартной красоты?

Люди делятся на две категории: одни считают, что у нас должны быть только манекенщицы 40-го размера на подиумах, а кто-то уверен, что модели плюс-сайз тоже должны быть.

Мы не пропагандируем лишний вес, мы за здоровое тело.

Есть люди низкие, высокие, полные, худые — это нормально. Хотя наши соотечественники пока к этой мысли привыкают со скрипом.

Фотография предоставлена Екатериной Захаровой

Что вы имеете в виду?

Сами девушки-модели порой нерешительны. Например, их уже отобрали на кастинге, а они не едут. Убеждают себя и окружающих, что хотят, но не решаются. Учеба, работа, ещё что-то, не верят, что это серьёзно. Но я стараюсь научить моих моделей, а вместе с ними и всех окружающих, что надо принимать себя, принимать мир вокруг. Когда-то мне было дико даже представить, что я кого-то учу. В школе я терпеть не могла выходить к доске, даже получала за это плохие оценки. Я боялась и стыдилась себя, не хотела, чтобы на меня все смотрели.

А сейчас на меня все смотрят. И, наверное, после того, как я приняла мою публичность, мою сущность, во мне пропали внутренние комплексы.

К этому я и веду моих учениц, этому учу их. И только этого желаю всем, кто наблюдает за индустрией со стороны: будьте терпимы и смотрите на мир шире. Ведь ещё столько горизонтов вами не покорено.

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное