«Мимо нас по 5 чёрных мешков провозили»: новосибирец с коронавирусом ведёт дневник об ужасах реанимации

21.07.2020 15:45

Фото Платона Гудкова

Новосибирец заболел коронавирусом и решил подробно об этом рассказывать. Болезнь у Платона Гудкова протекает не в лёгкой форме, из-за чего сибиряка поместили в палату, которая находится на одном этаже с реанимацией. За несколько дней нахождения в месте, откуда труднее всего выбраться живым, Платон понял всю опасность болезни и её последствий. Сиб.фм публикует монолог мужчины без значительных правок и сокращений.

Первые симптомы

Так получилось, что где-то 14-15 июня я почувствовал, что как-то на так себя чувствую: голова болит, слабость. «Ничего страшного», подумал я и продолжил заниматься своими делами. А вот 18 июня я прям почувствовал слабость и что у меня поднимается температура. Я пошёл домой и лёг спать, думал, что продуло где-то. На следующий день температура поднялась и день прошёл как в тумане. Сбивая температуру я то ли спал, то ли бредил. Начал пить противовирусные препараты, сбивал температуру, иногда она падала сама до 36,6, но к вечеру снова поднималась.

На шестой день вызвал врача на дом, пришёл молодой врач и сказал, что у меня гнойная ангина — выписал самый простой антибиотик и сказал полоскать горло, чем я и занимался весь день. Но я понял, что надо подстраховываться и записался на КТ лёгких на следующий день после визита врача.

Утром, сбив температуру поехал на КТ, но не успел я доехать до дома, как мне пришёл анализ — двусторонняя пневмония и 25% поражение лёгких!

Мои родителям врачи, и когда мама увидела анализ КТ, то позвонила мне и сказала вызывать скорую и ехать на госпитализацию. После приезда с КТ температура поднялась до 39,4 и не мог сбить весь день, вызвал скорую в 13.00 и в 20.00 ко мне пришла пешком медсестра, взяла мазки (тест на COVID-19) и ушла, а с ней не было врача даже. Она предупредила, что тест будет делаться 10-14 дней: если тест будет положительным, то мне сообщат, а если отрицательным, то нет! Сказали, что если тест будет положительным, мне предстоит ещё 2 недели просидеть на строгом карантине, за несоблюдение которого предусмотрена уголовная ответственность!

Первые дни в больнице

Посоветовавшись с родителями, я поехал своим ходом в больницу и сдался в 25 медсанчасть. Я поступил в больницу 26 июня в 21.20. Температура при поступлении 37,4, сатурация 95 (уровень кислорода в крови). Меня определили на 3 этаж в палату из 6 человек, я успел только сдать кровь и ещё один тест на COVID-19, прилёг на кровать и мне поставили уколы: антибиотик и гепарин. После пришёл дежурный врач и померил мне сатурацию — 85. И меня тут же переводят в другую палату, вставляют кислород в нос, говорят лежать на животе и подушку под живот!

Первая ночь в больнице прошла в агонии, я спал по 10-15 минут, ждал, когда придут врачи, было, если честно, страшновато! В очередной раз проснувшись, я понял что просто насквозь мокрый, как будто искупался в речке. Не задумываясь, я переодеваюсь и ложусь обратно, как будто так и надо.

Наступает утро и на очередном обходе я решил спросить у врача: «А где тут туалет и как бы мне туда сходить?». На что врач ответил мне: «Ты же не ходячий, вот тебе утка!». Не ходячий?! Я же только вчера сам сюда пришёл!

Через пару часов я решил проверить, почему это я не ходячий и решился на поход в туалет, узнав у соседей по палате, где именно туалет — он был метрах в 10. С первых шагов я начал покашливать, хотя кашля до этого не было вообще. Дойдя до туалета я сильно кашлял, при мочеиспускании я испытывал острую нехватку кислорода и буквально просил, чтобы это всё быстрее закончилось. Помыв руки, я понял что идти толком не могу, я сел в туалете и закашлялся. Собрав все силы, практически бегом я вернулся в палату и как можно быстрее засунул кислород себе в нос.

На следующий день так получилось что в половине 25-й медсанчасти кончился кислород, без которого большая часть пациентов просто не может. Меня переводят на 4 этаж в палату также из 6 человек. Так получилось, что в течении суток там меняется 100% пациентов, т.е. я один остаюсь, а всех остальных меняют. Ну как меняют: переводят из коридора в палату.

Чтобы вы примерно понимали, мест в палатах на этаже примерно 100 человек, а на этаже лежит человек 150, в коридор выходить вообще не хочется: все кашляют, стонут, плачут, едят, спят. Поход в туалет превратился в очень неприятный квест.

Ко мне в палату заселяют новеньких: два дедушки и два «аборигена», один из них сразу спросил: «Есть феназепам? А как я тут очутился?».

Через сутки в 7 утра он спросил: «А есть водка, хотя бы чекушка?». Второй «абориген» это дед лет 50, но он практически не умел говорить, у него ноги были в непонятно в чём, он вёл себя крайне странно! В такой компании я провёл, пока мне не пришёл тест на коронавирус — он оказался положительным. Сперва я не знал, как на это реагировать — стадия отрицания. Меня переводят на 5 этаж, куда заселяют всех, кому приходит положительный анализ.

Ужасы реанимации

Пятый этаж это «красная зона» и тут же располагается реанимация! Поднявшись со своими вещами на этаж, сразу отметил что тут чище, и люди в коридорах не лежат. В палате было двое неходячих и одному из них был подключён аппарат, который позволял ему ходить в туалет в пакет, так себе картина! Но в этой палате не оказалось кислорода и меня перевели в другую, прямо рядом с реанимацией.

Палата не с солнечной стороны, есть кислород, возраст соседей начинался от 65 лет и заканчивался 79 годами. И в этой палате лежал Василий Васильевич Макаров, я с ним один день лежал на четвёртом этаже, он был совсем плох, ничего не ел, был в памперсе и не ходил. Тут ему было чуть лучше, он хотя бы что-то ел, но даже сидеть не мог. Остальные дедушки вроде были более-менее адекватны и могли ходить.

На третью ночь реанимация подкинула нам ночью приключение. Прямо под дверь посадили больного, который очень громко стонет и кричит, но оказалось, что это была фигня. В один вечер привезли одну бабушку, которой по видимому было очень плохо, она орала с 22.00 до 8.30 часов.

Она звала дочерей и сыновей, чтобы они дали ей попить: «Галя, Галя, Галя! Надя, Надя! Вииииитяяяя!». И так всю ночь — беруши не помогали совсем!

Чуть позже ко мне в палату перевели мужика, который месяц провёл в реанимации и как раз лежал рядом с этой кричащей бабушкой. Ужасные истории рассказывал, как люди выкарабкались или просто переставали держаться за жизнь, а потом их вывозили в пакетах. Люди не болейте и не попадайте в реанимацию!

За день мимо нашей палаты провозили до 5 таких чёрных мешков, один раз даже загнали всех в палаты и закрыли двери когда везли одновременно много таких каталок. Иногда я сравнивал статистику погибших за день от коронавируса по городу с числом погибших у нас. Иногда оказывалось что погибают только у нас.

Коротко о статистике

Чтобы выписаться из больницы, нужно чтобы было два отрицательных теста на коронавирус. Когда придёт анализ, вообще никто не знает. Если вы вызвали врача на дом, и у вас взяли мазок, значит вас предупредили, что обрабатывается анализ 14 дней и только если результат будет положительный, то вам сообщат. Не раз видел ситуацию, как анализ терялся. Простая математика: вы поступили в больницу, сдали тест, прошло 5 дней и у вас нашли коронавирус. Затем вы ждёте ещё 5 дней и сдаёте новый тест, ждёте 5 дней и вот он — первый отрицательный тест, а уже прошло 15 дней, как вы лежите в больнице! Борьба со статистикой страшная.

Ваш комментарий

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...