Охота на моржей

 Как чукчи бьют морского зверя и что такое тукет и пыр-пыр  17 января, 13:40

Андрей Шапран
фотограф с необычной судьбой
подходящие темы
Охота на моржей
Фотографии Андрея Шапрана

Фотограф Андрей Шапран несколько лет реализует проект «Крайние земли» — о людях, живущих на окраинах нашей страны. Сиб.фм публикует часть этого проекта, посвящённую охотникам на моржей на Чукотке. Сам Андрей Шапран сейчас как раз находится на Чукотке, снимает жизнь охотников на китов.

Моржи в этих местах, так же как и киты — мигрирующие млекопитающие. И добыча их разрешена законом и оправдана с позиции выживания северных народов. Охота в районах крайнего Севера начинается летом, с приходом первого тепла, и продолжается на протяжении всего года: на льдах вместе со своими собаками чукчи продолжают заниматься исконным национальным промыслом — охотой на морского зверя. Здесь, в открытых водах Мечигменского залива, более спокойных по сравнению с северным побережьем Чукотки, охота на моржей начинается в июле-августе и продолжается до глубокой осени. Молодых неокрепших моржей сменяют старые и взрослые животные: путь миграции животных здесь, на северо-востоке Чукотки — один и тот же. Чукчи-охотники так и называют их — проходящие моржи.

Поблизости от посёлка сегодня не осталось ни одного лежбища моржей. Старый охотник говорит, что раньше оно располагалось южнее — и машет в ту сторону рукой. Здесь, у посёлка, эти животные проходят не так часто. Основный промысел ведётся севернее — в тридцати километрах от посёлка, в месте под названием Аккани. Некогда там был небольшой охотничий посёлок, чукчи и эскимосы жили тем, что могли добыть в море, а женщины собирали ягоду в тундре. Позже людей стали переселять из мелких посёлков в одно место. Так появился на свет новый посёлок под названием Лорино. Но охотники спустя десятилетия после всеобщего переселения продолжают возвращаться на старое место, поскольку миграция моржей происходит ближе всего к их старым охотничьим угодьям.

Однако ностальгии, говорят чукчи, по старому месту теперь у них нет. Здесь просто всегда было удобнее добывать моржей.

Спросил, когда будут проходить моржи? Ответили: они уже проходят.

Завтра охотники поедут в направлении Аккани. Одна бригада охотников постоянно дежурит там. Накануне в обед охотники привезли с Аккани четырёх моржей: их добыли вчера после обеда. Моржи идут сейчас как раз на север.


Из моржового мяса в кухне северных народов готовится блюдо копальхен: животное умерщвляют, охлаждают в воде, помещают в шкуру, оттуда выпускают воздух, затем зарывают под прессом песка или гравия на линии прибоя на несколько месяцев

Накануне охотник по имени Оттой спросил у меня, когда я уезжаю. Ответил: второго числа. То есть завтра я уже улечу на юг — в Анадырь.

— Оставайся, — предложил охотник, — возьму тебя на охоту. Моржи снова появились в заливе.

— Хорошо, я до утра подумаю.

2 сентября. Я остался.

Утром в совхозной конторе Оттоя уже не было. Он был на берегу, по телефону сказал: «Через десять минут бригада выезжает в море на охоту: успеешь — поедешь с нами. Моржи слишком близко подошли, ждать тебя мы не станем».

На берег из посёлка я спустился первым. Оттой возвращался зачем-то домой и на берег пришёл после меня. Потом стали появляться остальные охотники, мокрые от пота и быстрого бега. Грузили лодки, пыр-пыр (пластиковые разноцветные шары, к которым охотники привязывают гарпун крепкой верёвкой), оружие — всё делали на бегу. На бегу выталкивали, выносили на руках охотничьи лодки с моторами. Три маленькие лодки и шесть охотников.

Моржей было видно с высокого обрывистого берега невооружённым глазом. Рядом — песцовая звероферма. В бинокль было понятно, что моржи не уходят, а стоят на одном месте. Охотники в таких случаях говорят: моржи кормятся. К группе из трёх моржей и неслись сейчас чукотские охотничьи лодки.

Первый гарпун, брошенный в моржа, не вонзился в его шкуру.

— Тупой тукет , — сказал после броска Оттой, вытаскивая на ходу из-за кормы лодки обвязанное верёвкой древко, длинную деревянную палку, на острие которой надевается тукет — охотничий металлический самодельный гарпун.

Второй и третий удары закончились тем же самым: наконечник никак не хотел пробивать толстокожего зверя. Из четырёх бросков только последний увенчался успехом, и красный пластиковый шар — пыр-пыр — привязанный верёвкой, увязался вслед за моржом в морскую стихию.

Пыр-пыр — это одновременно и отметка для остальных охотников: зверь загарпунен, и мишень: в моржа, отмеченного шаром, стреляют на поражение.

Другого способа добыть морского зверя на открытой воде нет.

Через час охоты пять моржей оказались загарпуненными. Ещё три разбежались по заливу.

Эти четверо, пытаясь избавиться от назойливых шаров и преследующих охотников, перепутали все верёвочные фалы, словно ягоды винограда, повисли на виноградной-верёвочной лозе. Четыре пыр-пыра держали их туши на плаву — под водой. Но вытащить их теперь можно было только разом.

Шесть человек, соединив свои лодки и усилия, пытались поднять несколько тонн плавающего под водой — в нескольких метрах от поверхности — мяса. На осеннем холодном ветру коченели и стыли руки, мокрые просоленные верёвки врезались в задубевшую кожу ладоней. Моржи и верёвки едва поддавались.

Минут через двадцать отцепили первого моржа. Остальные, словно ягоды винограда на лозовой ветке, висели гроздью на скрученных фалах.

Но три моржа — легче, чем четыре.

Ещё через час пять огромных серых туш неподвижно лежали на берегу, выставив белые остроконечные бивни к небу.


При употреблении копальхена человек, не питавшийся этим блюдом с детства, получает отравление, возможен летальный исход

Люди из посёлка стояли тут же в ожидании разделки животных.

Часть добытого мяса, как обычно, заберут лоринские охотники — на собственное пропитание и на корм для собак.

Часть отвезут на склад и продадут позже жителям посёлка. В стороне ото всех рядом с деревянных сарайчиком стоит женщина-чукчанка, рядом — большегрузые старые весы. На них она взвешивает вёдра с мясом и делает записи в свою тетрадь.

3 подвида моржа обитает в водах России: атлантический, тихоокеанский и лаптевский. Тихоокеанский считается промысловым

Через два часа лодка с Оттоем привозит на берег ещё одного объемистого моржа. Оттой говорит, что моржу около четырёх лет. Огромных размеров животное, длинные белые клыки уставились в осеннее небо. Но сегодня чукчи убивают моржей не из-за клыков: надо кормить людей в посёлке, кормить собак и питаться самим.

Охотники говорят, что весной, с таянием снегов, когда охотиться приходится всё дальше от побережья, иногда встречаются огромные льдины, загромождённые телами убитых безголовых моржей. Спрашиваю: «Кто убивает морских зверей?» Охотники говорят, что сказать никто не может. Но стреляют с проходящих мимо морских кораблей. С каждым годом зверей в этих местах становится всё меньше.

Второй выход в море снова не был удачным для Оттоя: охотники добыли трёх зверей. И только лодка Оттоя — ни одного.

Так близко, как сегодня, моржи к посёлку давно уже не подходили. Спокойное море — не повод, чтобы звери решили приблизиться. Чукчи говорят, что только поздней осенью, с приходом в эти места серьёзных штормов моржи начинают приближаться к берегу. Здесь шторма не было очень давно. Охотники ждут и надеются на непогоду. Прошедший сезон был не самым удачным для охоты. Моржей мало, а заготовить мясо для собственного пропитания и на корм собакам — на предстоящий зимний сезон — надо потрудиться.


До 40 лет составляет продолжительность жизни моржей

...Весь день караулили в море моржей. Одна бригада охотников сидела в засаде на Горяченской речке, другая разместилась ближе к Аккани. Моржей не было. И лодки возвращались в посёлок абсолютно пустыми. Охотников было видно с дороги, проходящей вдоль линии побережья. Охотников и тройку моржей, что кормились невдалеке на пути возвращения лодок. Но на скорости и в сумерках различить что-либо с воды было совсем не просто. Просто сегодня охотникам не везло.

Воскресенье. Чукчи говорят, что в море на охоту в туман они не ходят: легко потерять зверя. Сегодня с утра туман. Дети — сыновья охотников — ловят на побережье крабов. Чукчи говорят, что такого затяжного отлива очень давно не было. Много детей, но много и крабов.

Их накалывают на самодельные пики, выбрасывают на берег и складывают в большие вёдра. Младшие сносят крабов наверх. Вечером будут варить в большом котле.

Это место охотники называют Аккани. Чукчи говорят, что название переводится как «окончание мыса, земли». Именно здесь пролегает путь миграции морских животных, и именно сюда раз за разом возвращаются лоринские охотники в поисках удачи.

24 ноября отмечается день моржа, учрежденный в 2008 году по инициативе Всемирного фонда дикой природы и Совета по морским млекопитающим

Напрямую из посёлка до Аккани — чуть более часа на хорошем, в 150 лошадиных сил, моторе. Утром, когда пришлось повторять все географические изгибы береговой линии, мы шли вдвое дольше. Но необходимости в спешке не было никакой: второй день в окрестностях Аккани стоит густой низкий туман и второй день охотники вынуждены коротать время на берегу. Прохладно, последние осенние едва тёплые дни, на земле долго не просидишь. И охотники попеременно сменяют друг друга: надо наблюдать за морем и ждать моржей. Бездвижимое наблюдение быстро утомляет, но другого способа обнаружить зверей здесь нет. В Аккани нет электричества, но есть маломощная дизельная станция, рассчитанная на несколько подвешенных под потолками в охотничьих домиках лампочек. Дизель включают под вечер всего на пару часов.

В Аккани рано ложатся спать и рано встают. Охотники говорят, что везёт обычно тому, кто первым выходит в море.

Настоящий Север, Заполярье, отсюда совсем близко. Здесь, в Мечегменском заливе, чукчи говорят, что море летом забирает всё тепло, а зимой — забирает лютый холод. Охотники говорят, что на местном побережье больших холодов не бывает. Только пурга. И ветер. Иногда кажется, что ветер на Чукотке может дуть бесконечно.

ВКонтакте
G+
OK
 
публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!