«Ёлки-палки»

 Новосибирские художники и архитекторы показали искусство на пепелище  7.08.2012, 12:05

Сергей Самойленко
искусствовед, культуртрегер
подходящие темы
«Ёлки-палки»
Фотографии Евгения Иванова, Сергея Самойленко, Натальи Алексеевой

Можно начать пафосно: первый сибирский эко-фестиваль ленд-арта и архитектуры в Новосибирске, о котором столько говорили, свершился. Можно иронически: сбылась мечта идиота. Можно как угодно, но фестиваль действительно состоялся — и уже есть твёрдая уверенность, что за первым будут и следующие. В общем, «Ёлки-палки» форева.

Несколько слов о самом фестивале и о том, как он случился. Идея витала в воздухе давно. Архитектор Андрей Чернов уже несколько лет носился с планами построить свою «Деревню дураков», а последние пару лет даже шли конструктивные, как казалось, переговоры с администрацией Колыванского района, заинтересованной в том, чтобы создать в дополнение к исторической части с реконструированным Чаусским острогом арт-парк, где современная креативная архитектура могла бы обрастать и ленд-артом, и музыкой, и прочими сопутствующими программами.

Дальше разговоров дело не пошло, а грант, на который рассчитывали, не обломился.

Фонд поддержки современного искусства тоже планировал какое-то не то ленд-арт мероприятие, не то арт-пленэр, правда, в более отдалённой перспективе — в этом году «Родина» отняла столько сил, нервов и средств, что, казалось, ни на какой ленд-арт не хватит. Хватило.


Работы лэнд-арта не являются по отношению к ландшафту привнесёнными, последний используется скорее как форма и средство создания произведения

У журнала «Современный интерьер» были свои резоны — тема близка, потенциальных участников среди друзей и партнеров хватает. Наконец, парк «У моря Обского», нуждающийся в культурной составляющей, предложил под фестиваль территорию без каких-либо условий и ограничений, обеспечил материалом и помог с организацией. На всё про всё, от первых телодвижений до реализации, ушло едва ли больше месяца.

Главный вопрос, который можно задать организаторам — зачем? Просится ответ из анекдота: во-первых, это красиво. Нет, правда, без всяких шуток — красиво получилось. Даже при том, что за четыре дня до начала какие-то уроды подожгли горы топляка, собранного для строительства объектов, — пожар тушили четыре машины, и участникам досталось огромное пожарище с обугленными брёвнами и головёшками, которое надо было как-то гуманизировать и эстетизировать.


Одна из самых известных работ ленд-арта — «Спиральный мол», созданная Робертом Смитсоном в 1970 году на Большом Солёном озере в Юте. Материалы: камни, грунт и водоросли

И таки да, через несколько дней поляна приобрела вид вполне достойный. Пожар способствовал ей много к украшению, вспоминая классика. В конце концов, искусство — это наведение порядка, устройство гармонии из хаоса. Фестиваль «Ёлки-палки» как раз этим и занимался — наводил порядок на отдельно взятой поляне. Возьмём шире — не этим ли пора заняться в возлюбленном отечестве?

Можно глянуть дальше. В Новосибирске катастрофически не хватает масштабных летних мероприятий, и в самом городе, и в окрестностях. Ну вот, в этом году в упомянутой Колывани прошли «Живая вода», фестиваль реконструкторов. Пара мероприятий, включая День города — в самом Новосибирске. Как-то не густо. В европейской части нашего возлюбленного отечества летняя жизнь идёт гораздо активнее, и не только в столицах. Пример Перми, устроившей в этом году грандиозные «Белые ночи» и ставшей на месяц настоящим европейским городом — перед глазами. Больше миллиона посетителей — это не хухры-мухры.

Про более отдалённые, забугорные города и веси вообще лучше молчать. Даже не надо вспоминать самые знаменитые фестивальные города — театральные Авиньон и Эдинбург, оперные Экс-ан-Прованс, Зальцбург и Брегенц, по всей старушке Европе, буквально в каждом регионе, в каждом департаменте или кантоне что-то происходит — музыкальные, театральные, танцевальные, художественные, кулинарные и чёрт ещё знает какие мероприятия, собирающие тысячи, десятки, сотни тысяч местных жителей и туристов.

Фестивали — мощнейшее и самое эффективное средство развития территорий, повышающее их привлекательность, меняющее в лучшую сторону качество жизни, создающее культурный и событийный контекст.

Ленд-арт фестивали в этом событийном ряду занимают не последнее место. Это направление искусства появилось в 60-е годы в Америке — как движение к природе, как способ выйти за пределы музеев и галерей, прочь от коммерциализации и арт-рынка. Ленд-арт артисты следовали концептуализму и минимализму, создавая при этом произведения огромных масштабов. Достаточно вспомнить и упакованные объекты Кристо, и каменные спирали Лонга, и спиральный мол Смитсона, и циклопические фигуры Роджерса,похожие на рисунки в пустыне Наска, созданные в самых экзотических уголках мира.

В новом веке ленд-арт охватывает мир со скоростью эпидемии — фестивали проходят на всех континентах, кроме, разве что, Антарктиды. На побережье возле Сиднея строят скульптуры из песка, в Каппадокии создаётся парк гигантских скульптур, в Неваде на фестивале Burning Man объекты воздвигают в пустыне. Франция в последние несколько лет охвачена ленд-арт лихорадкой — счёт фестивалей идёт на десятки, в оргкомитеты приглашают мировых звёзд этого направления, а местные власти выделяют серьёзные средства на организацию и гонорары. Да, конечно, у властей, надеющихся за счёт художников сделать свои территории привлекательными для туристов и отличными от соседей, свои меркантильные и прагматичные резоны, но у художников в этом буме появляется возможность реализовать свои планы и проекты, даже очень амбициозные.

В нашей стране самый известный ленд-арт фестиваль — «Архстояние», который проводит в калужской деревне Никола-Ленивец Николай Полисский. За шесть лет огромная территория обросла диковинными архитектурными и ленд-арт объектами причудливых форм и удивительных названий, фестиваль (открывшийся, к слову, в этом году 27 июля, в день, когда на наших «Ёлках-палках» участники презентовали свои творения и создания) дополнился продуманной культурно-образовательной программой, стал областной достопримечательностью, посмотреть на которую едут и из окрестных мест, и из Москвы.


Ленд-арт возник как художественный протест против искусственности чувств, пластмассовой эстетики и коммерциализации искусства в конце 1960-х годов в США

Я это про то, что у наших «Ёлок-палок» может быть долгая счастливая жизнь. Да, в первый раз в нём приняли участие в основном новосибирские архитекторы и художники, а за сибирский статус отвечал один красноярский Вася Слонов (Дамир Муратов не смог выбраться из Омска) — зато разноцветные гусеницы от Слонова украсили и готовые сооружения из горелых брёвен, и деревья.

Да, участников было не так много — но за несколько дней они успели создать на удивление много, причём без какой-либо механизации и почти без привлечённой рабочей силы. Андрей Чернов упорядочил планировку поляны и понастроил полдюжины сооружений, включая пляжный павильон из горбыля, в котором прошла фотовыставка Евгения Иванова, и монструозное стадо босховских чудовищ из обгорелых чурок. Слава Мизин из оставшейся части пожарища устроил россыпь гигантских цветных карандашей — без ложной скромности признаюсь, что лично «обстрагивал» эти обугленные брёвна бензопилой четыре дня подряд.

«Кисти» Мизина принадлежит множество мелких объектов — от подписи Малевича на стене туалета, расписанного вполне супрематическими фигурами неизвестным автором, до деревянного компьютера. Андрей Буслаев, Андрей Бычков, Игорь Шерко, группа «Белый Slon», Андрей Курченко, Наталья Алексеева и Татьяна Волкова — авторы основных объектов. Ну и да, спасибо всем гостям и партнёрам, приехавшим на открытие — вместо того, чтобы купаться и загорать, все коллективно таскали и жгли ненужные ветки, собирали мусор, красили пеньки, дополняли площадку своими работами. Мне кажется, было весело. Результат, что называется, превзошёл ожидания.

Столько сделано за несколько дней на медные деньги, а если будут ресурсы? Страшно представить, дух захватывает.

Современное искусство упрекают то за политизированность, то за заумность, то за провокативность. Ну так вот, ленд-арт, в котором ни политики, ни зауми, один сплошной позитив — близок к природе и национальному менталитету. У половины народонаселения нашей необъятной на шести сотках построено из подручного материала что-то подобное сооружениям Чернова, в этом смысле он абсолютно народный архитектор. Русское, бедное, чего там. Говоря учёно — инвайронмент, нечто среднее между архитектурой малых форм, скульптурой и инсталляцией.

Что будет с фестивалем? Будет продолжаться, куда ему теперь деваться. Первый, между прочим, фестиваль ленд-арта по эту сторону Урала, ёлы-палы. Ноблес оближ, как говорится. Ожидается, что новые постройки и объекты будут прибавляться к уже построенным и уцелевшим до следующего лета. Много ли уцелеет — вот вопрос. В этом смысле фестиваль — тест на выживание искусства в агрессивной среде. Может сгореть. Может сгнить. Может устоять.

Очевидно стоит усилить экологическую направляющую фестиваля — дабы использовать в создании объектов не просто экологические материалы, вроде топляка и всякого дерева, но и собранный мусор. Легко можно представить сооружения и скульптуры из бутылок, например. Фестиваль обязательно будет расширяться — вполне реально сделать его действительно и российским, и международным. Почему бы не пригласить в Сибирь кого-то из мировых и отечественных звёзд? Никто из них в Сибири ещё ничего не создавал — так дадим им эту возможность. Ещё понятно, что фестивалю не пойти в рост без реальной поддержки — власти, частных структур, общественных организаций, волонтёров. Хочется верить, что она будет — дело стоящее, живое, весёлое.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!