Мутные люди с прозрачными ящиками: сборщики денег для больных детей снова вышли на улицы Новосибирска

16.03.2020 15:07

Фото Сиб.фм, из группы «Типичный Новосибирск» в социальной сети «ВКонтакте», с сайта «Сильные дети», с сайта stop-obman.info

Новосибирцы в соцсетях жалуются на молодых людей, которые устраивают благотворительные сборы в пассажирских автобусах и на площадях; горожан не устраивает не только настойчивость парней с прозрачными ящиками для денег, но и то, что дальнейшую судьбу такого пожертвования очень сложно отследить.

Синие жилеты с надписью «Гражданский активист» на спине, папка с документами и стандартный пластиковый ящик-копилка – сборщики денег на лечение больных детей с наступлением весны снова начали гастролировать по новосибирским площадям и автобусам. Волонтёры – как правило, это откликнувшиеся на объявления о поиске промоутеров школьники и студенты, — представляют зарегистрированный в Чувашии фонд «Сильные дети». На все вопросы жертвователей отвечают заученными фразами – «Если не верите, позвоните маме ребёнка, вот её номер», «Если хотите, зайдите на наш сайт, там есть вся отчётность». Ведут себя настойчиво: на улицах – преграждают путь прохожим, в автобусах – стараются за две-три остановки «обработать» как можно больше пассажиров

Материнский инстинкт

О том, что мир не без добрых людей, мама четырёхлетнего Ромы Рудика из Красноярска знает не понаслышке. Как она сама говорит, на счёт её банковской карты периодически поступают деньги от совершенно незнакомых людей – тех, кто готов помочь сыну сибирячки облегчить симптомы ДЦП. Ольга утверждает, что на собранные средства уже удалось пройти курс реабилитации, впереди – продолжение лечения. Из необходимых 389 тысяч рублей собрано 254 тысячи.

«Очень надеюсь, что люди будут и дальше откликаться, и нам удастся поставить Ромашку на ноги», – добавляет она.

Знает мама Оля и о том, что у фонда «Сильные дети», с которым она сотрудничает ради сына, довольно сомнительная репутация.

Роман Рудик, фото с сайта «Сильные дети»

Только ленивый не писал о бойких гражданских активистах организации – ребята с прозрачными ящиками для денег давно стали привычной картиной на всех площадях и скверах, в автобусах и метро. Они собирают пожертвования без привязки к городу проживания больного ребёнка – в Новосибирске и Красноярске, Санкт-Петербурге и Твери, Оренбурге и Рязани. И везде находятся те, кто не только опускает купюру с ящик, но и спрашивает – а всё ли доходит до получателя?

«Да, я слышала, что такое про них говорят. Но я, конечно, не знаю, сколько всего они собирают, и сколько поступает Роме. Мне, как и любой маме, важнее то, что они всё-таки дают моему ребёнку возможность лечиться», – сказала Ольга в разговоре с корреспондентом Сиб.фм.

Так же рассуждает и Мария Омельченко, мама трёхлетнего Артёма из Хакасии. У него тоже ДЦП с сопутствующей бронхиальной астмой. Фото малыша с августа 2018 года размещено на сайте фонда «Сильные дети», из необходимых для лечения 800 тысяч рублей собрано 590 тысяч рублей.

«Деньги нам поступают небольшими частями, раза по три в месяц», – говорит Мария. Она добавляет: «Я не знаю, сколько они там собирают на самом деле, но нам счета на реабилитацию они закрывают в полном объёме».

Марию и Ольгу понять нетрудно. Обе – матери-одиночки, и обе столкнулись со страшным заболеванием сыновей. Справиться с бедой в одиночку – нереально, поэтому женщины и соглашаются на требования фонда.

Схема сотрудничества, в принципе, несложная – мать больного ребёнка пишет обращение (оно стандартное и размещено на сайте фонда, – ред.) на имя президента «Сильных детей» Сергея Ерощенко.

«Для повышения эффективности кампании по сбору пожертвований прошу задействовать гражданских активистов вашего благотворительного фонда и использовать все возможные варианты сбора пожертвований, включая обзвон юридических и физических лиц, сбор средств в социальных сетях и сети интернет, подача объявлений в СМИ, сбор гражданскими активистами на улицах городов России», – говорится в тексте обращения.

То есть фактически одна сторона наделяет другую неограниченным полномочиями по сбору денег, по принципу – «делай, что хочешь, лишь бы был эффект».

Кроме того, матери дают письменное согласие на использование фото их детей на сайте фонда, в соцсетях, на листовках – везде.

После того как юридические вопросы оказываются урегулированы, на сайте «Сильные дети» появляется снимок больного ребёнка, его история и – реквизиты банковского счёта для перевода пожертвований (сейчас на сайте ведётся сбор денег только для двоих детей – Артёма и Романа, – ред.)

Сбор средств происходит одновременно онлайн и офлайн. Деньги можно перечислить как на указанные в интернете реквизиты, так и положив купюру в ящик гражданского активиста.

Закон о ящиках

В межрегиональном общественном фонде «Сибирский центр поддержки общественных инициатив» за «Сильными детьми» наблюдают не первый месяц. В прошлом году общественники завели расследование на сайте правозащитной сети «Так-так-так», к которому подключились юристы, представители НКО, СМИ и другие эксперты.

Началось всё с того, что в организацию обратился житель Новосибирска, которому показалась подозрительной активность сборщиков денег. Мужчина рассказал, что жаловался на ребят с ящиками в полицию, пытался выяснить, кто у них главный, придя в местный офис, но остановить волонтёров ему не удалось.

«Не удалось это и нам, несмотря на многочисленные попытки выйти на контакт с руководством фонда. "Голова" у "Сильных детей", судя по уставным документам, в Чувашии – организация зарегистрирована там. А в регионах – всего лишь исполнители, хотя своё начальство есть и на местах», – рассказала Сиб.фм представитель Сибирского центра поддержки общественных инициатив Татьяна Кейль.

Сначала общественники пытались договориться с фондом по-хорошему. Предлагали сотрудничать и вместе помогать детям, выведя эту деятельность в максимально прозрачную плоскость.

Потом – писали жалобы в правоохранительные органы. Обращения в мэрию и к депутатам – тоже были, а эффекта – нет. Сергей Ерощенко на контакт не шёл, в полиции не нашли повода для возбуждения уголовного дело, а городские власти – их общественники просили хотя бы не пускать сборщиков в салон общественного транспорта – пообещали отреагировать, но, видимо, не смогли.

Как рассказала корреспонденту Сиб.фм исполнительный директор ассоциации «Все вместе» (г. Москва) Кира Смирнова, единственный реальный способ повлиять на такие непрозрачные фонды – принять так называемый закон о благотворительных ящиках. Согласно документу, который уже долгое время путешествует по коридорам Госдумы, собирать пожертвования в ящики-копилки могут только некоммерческие организации и только во время проведения благотворительных мероприятий. Плюс к тому извлечение собранных средств должно происходить в присутствии независимого лица с дальнейшей публикацией информации о сумме.

«Законопроект не могут принять уже почти два года. В октябре 2019-го он наконец прошёл первое чтение, и мы надеялись, что с начала 2020 года он вступит в силу, но этого не случилось. Разные же сомнительные фонды, те же "Сильные дети", продолжают действовать, нет гарантии, что деньги, пожертвованные на благое дело, до нуждающихся не доходят. То есть актуальность законодательного регулирования этого вопроса за два года ничуть не уменьшилась», – отметила Смирнова.

Пока такого закона нет, общественники пытаются влиять на ситуацию с помощью саморегуляции. Для чистоты сборов пожертвований они разработали Декларацию об основных принципах прозрачности НКО, где среди прочих пунктов прописан и запрет на сборы денег на улицах и в автобусах. Документ подписали уже 246 организаций из 40 регионов России.

«Некоторые из подписантов узнали о Декларации из открытых источников и сами захотели присоединиться, кому-то писали мы, предварительно проверив на соответствие требованиям. "Сильные дети" принципы прозрачности не соблюдают, поэтому они такого предложения, конечно же, не получали. Сам фонд с нами тоже не связывался», – отметила Кира Смирнова.

Татьяна Кейль тоже уверена: пока нет необходимого закона, остаётся разрабатывать подобные декларации и, как вариант, – взывать к совести сборщиков.

«В Новосибирске излюбленное место этих молодых людей – Первомайский сквер. Я как-то подошла к одному, пыталась воззвать к уму-разуму. Спрашиваю: что ты знаешь об этом фонде? Да почти ничего, говорит. Посоветовала парню загуглить, что это за фонд – "Сильные дети". Тут же достал телефон, нашёл несколько ссылок, прочитал, а потом положил ящик в пакет, снял накидку и сказал, что пока не разберётся, не выйдет собирать деньги. Надеюсь, больше не работал на них», – говорит она.

Коммерсанты от благотворительности

В поисковых системах о фонде и правда масса информации. Почти во всех регионах, где активничают сборщики, журналисты проводили собственные расследования: некоторым даже удалось докопаться до изнанки работы организации. Истории о том, как собранные деньги банально пропивали и проедали сами же волонтёры, – почти норма. Судя по публикациям в СМИ, платят активистам копейки, а работать заставляют много. Многие не выдерживают и бросают такую благотворительную деятельность, другие же умудряются компенсировать моральные издержки. Пишут, например, что с помощью специальной проволочки можно легко извлечь пару-тройку купюр.

По словам Татьяны Кейль, главная проблема бесконтрольного сбора пожертвований даже не в том, что подростки умудряются «рыбачить» в ящиках: эти «потери» – капля в море, даже если учесть, что волонтёры работают одновременно в нескольких регионах страны.

Гораздо серьёзнее – то, куда уходит основная масса собранных на улицах денег.

«Проблема как этого конкретного фонда, так и других похожих, в том, что невозможно отследить как минимум две вещи: доходят ли до нуждающихся детей все пожертвованные деньги. Не исключено, что нет. И второе – нереально проконтролировать, на что тратятся средства, которые поступили на счёт матери», – отмечает Татьяна.

Как рассказала Сиб.фм руководитель новосибирского благотворительного фонда «Защити жизнь» Евгения Голоядова, история с пожертвованиями на улицах – это почти всегда истории об уводе денег в тень.

«Кто контролирует, сколько средств собрано? Кто проверяет, переданы ли они в клинику? Никто. А, значит, тут благоприятная среда для всяческих нечистоплотных действий», – полагает Голоядова.

Она также подчеркнула, что одним из главных признаков недобросовестного фонда является публикация личных счетов родителей детей, нуждающихся в лечении.

«Личный счёт физического лица невозможно проверить – ни на предмет поступлений, ни на предмет трат. Порядочный фонд собирает деньги только на один официальный счёт организации, и уже с него переводит средства в клинику», – объяснила руководитель фонда «Защити жизнь».

Евгения Голоядова добавила, что «серые» фонды не просто умудряются наживаться на чужом горе, но и по сути бросают тень на тех, кто работает по закону.

«Люди читают истории про всех этих коммерсантов от благотворительности и перестают доверять реально работающим фондам. А кто в итоге страдает – прежде всего, больные детки», – подчеркнула она.

Узнать, что думают в фонде «Сильные дети» о подозрениях в свой адрес, Сиб.фм не удалось. По телефону «горячей линии», единственному, указанному на сайте, корреспонденту ответил молодой человек. Он уточнил, что готов принять обращение в фонд за помощью, но помочь связаться с руководством не может.

«Направьте письменный запрос на имя президента фонда», – посоветовал собеседник. Нужно ли говорить, что ответа из фонда редакция не получила?

«Это реально лохотрон»

Тем временем новосибирцы в социальных сетях продолжают жаловаться на очередной всплеск активности гражданских волонтёров в городе. На прошлой неделе молодых людей в синих жилетках и с ящиками заметили у метро «Берёзовая роща» и на ряде автобусных маршрутов.

«Как надоели уже эти так называемые "активисты". Очень часто еду домой с работы и вижу их в автобусах. Причём парня этого вижу почти каждый день. Как их можно остановить? Вижу, как бабули в автобусах последнюю мелочь выскребают из карманов, чтобы помочь каким-то больным детям. Пыталась звонить по контактам, которые указаны как "мать", но трубки никто не берёт...» – говорится в паблике «Типичный Новосибирск». Свежий пост спровоцировал целую волну комментариев, большая часть из которых – негативные.

«Вчера ехала в автобусе 28. Были эти ребятки. Зашли, громко и чётко рассказали, документами потрясли, и пошли по автобусу собирать. Прям к каждому с коробкой подошли, не поленились. Очень настойчиво. Кто-то давал, кто-то молча смотрел в телефон. Когда они вышли через пару остановок, я поглядела. Стоят, как в каком то азарте, ждут следующий автобус. Молодые парни, лет 20... Неужели, правда такие активисты, за чужих детей переживают», – написала Татьяна.

«Они не помогают никаким детям, и фонды все эти уже сто лет как липа. Довольно давненько сам с сестрой работал в подобном месте, и смешно даже вспомнить, какой человек нас курировал (был почти всегда пьян или поддат).

Деньги почти все кураторы забирают себе, может быть, что-то идёт на "крышу" и аренду какого-то офиса. Люди, работающие там, в частности, шпана, это знают и периодически тащат себе в карман разные суммы. Вот вам и вся благотворительность. Жаль людей, которые всё ещё верят в какие-то истории. Спасибо за внимание», – поделился мнением Денис.

«Это реально лохотрон. У меня ребенок с ОВЗ, и я лично видела фотографию знакомой девочки, (одногруппницы сына с детского сада) с ДЦП на такой коробочке, они собирают инфу с сайтов благотворительных фондов и зарабатывают на этом, а реальной помощи до ребёнка так и не дожидаются, к сожалению...» – написала Людмила.

Против лома нет приёма?

Прошлым летом общественники из Сибирского центра поддержки общественных инициатив уже обращались за помощью к депутату регионального парламента – Валерию Ильенко, который курирует комитет по транспортной, промышленной и информационной политике.

«Пытались через депутатов повлиять на перевозчиков, чтобы они не пускали этих ребят на маршруты, но, судя по всему, вмешательство властей, если и было, то должного эффекта не принесло», – поделилась с Сиб.фм Татьяна Кейль.

На запрос редакции Сиб.фм в новосибирской мэрии заявили, что препятствовать деятельности гражданских активистов в салоне общественного транспорта кондуктор не имеет права – это не входит в его полномочия.

«Полномочия кондуктора по запрету на сбор средств в салоне общественного транспорта не урегулированы законодательством. В соответствии с пунктом 2 Правил перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, кондуктор это должностное лицо, осуществляющее продажу билетов в транспортном средстве. Функциональные права и обязанности кондуктора общественного транспорта определены должностной инструкцией. Вместе с тем, согласно пункту 3 статьи 4 Федерального закона от 11.08.1995 № 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтёрстве)», никто не вправе ограничивать выбор формы осуществления благотворительной деятельности», – говорится в ответе мэрии.

Иными словами, если сборщики заплатили за проезд, то выгнать их никто не имеет права.

«Да, ситуация действительно непростая, если рассматривать её в правовом поле. В прошлом году мы ориентировали перевозчиков на то, чтобы они провели работу с кондукторами. Временный эффект был, но сейчас, насколько я понял, ситуация возобновилась. Я возьму этот вопрос на контроль», – поделился с корреспондентом Сиб.фм депутат Валерий Ильенко.

По данным сайта «Сильные дети», с января по март 2019 года через фонд прошёл почти миллион рублей – это та сумма, которую руководство организации готово выносить в публичное пространство. Эксперты полагают, что на самом деле речь идёт о гораздо больших объёмах денег. Денег, которые могли спасти чьи-то жизни.

В начале марта ассоциация «Все вместе» направила обращение председателю Госдумы Вячеславу Володину с просьбой ускорить принятие закона, к письму присоединились 66 некоммерческих организаций со всей страны. В ответ получили информацию о передаче письма в профильный комитет, где 18 марта намерены обсудить документ.

Напомним, 15 февраля Сиб.фм рассказывал о работе новосибирского фонда «Защити жизнь».

Ваш комментарий

Новости партнеров

Загрузка...