Пусть хотя бы не мешают

 Директор Центра современного искусства о государственно-частном партнёрстве  26.11.2012, 07:45

Лида Ратникова
творческая единица
были упомянуты
подходящие темы
Пусть хотя бы не мешают
Фотографии Сергея Мордвинова

Сибирский центр современного искусства (СЦСИ) при Новосибирском государственном краеведческом музее — первый в стране, существующий в рамках государственно-частного партнёрства. Директор центра Анна Терешкова уверена, что на сегодняшний день это чуть ли не единственный путь дальнейшего развития искусства в России. Как пассионарии сотрудничают с властью и зачем Новосибирску памятник русскому конструктивизму, она рассказала корреспонденту Сиб.фм.

СЦСИ организовал и проводит международный конкурс «Миры Лисицкого». Что побудило вас начать этот проект?

Для меня лично этот проект — возможность изменить образ города, в котором мы живём. К сожалению, с нашим городом связано не так много имён мирового уровня в искусстве. Эль Лисицкий — может быть, самая крупная фигура. Соратник Малевича, он известен в мире не меньше, притом и как архитектор, и как дизайнер. Да, мы знаем, что он не жил в Новосибирске, но его вдова и сын были сюда сосланы в начале Отечественной войны и провели здесь долгие годы. И первая выставка Эль Лисицкого прошла именно у нас, в картинной галерее Дома учёных Академгородка. И, кстати, первая выставка Филонова тоже прошла там. И самая первая выставка Михаила Шемякина.

«Старый город» — первая в Новосибирске частная галерея. Открыта Анной Терешковой в 2001 году

Так что, я считаю, мы с полным правом связали имя Эль Лисицкого с Новосибирском, объявив с нашим партнёром — Центром поддержки современной архитектуры — международный конкурс на проект объекта, посвящённого Эль Лисицкому и русскому авангарду. Представляете, нигде в мире нет ни памятника, ни мемориала русскому авангарду — а у нас будет! Пришло почти 200 работ со всего мира, у конкурса очень серьёзное международное жюри, в феврале мы покажем лучшие работы первого этапа на фестивале «Золотая капитель», издадим каталог, а потом начнём работу над следующей стадией — выбором в городе места для объекта и конкурсом на его реализацию.

Вопрос, который остаётся непонятным большинству: на чьи деньги существует Центр современного искусства в Новосибирске?

Это уникальный в России проект — государственно-частное партнёрство, мы придумали его с правительством Новосибирской области три года назад. К тому моменту я десять лет вела выставочную деятельность в галерее «Старый город». И для меня стало очевидно, что если у нас нет Центра современного искусства, то статус Новосибирска как научно-культурной столицы Сибири становится сомнительным: любой столичный город должен такой центр иметь, это как библиотека или театр. Тогда я пришла в правительство и предложила в рамках «Интерры» проект «Смотри», совершенно сумасшедший. Не знаю, делал ли кто-то что-нибудь подобное в России: взять недостроенное помещение театра, вычистить его, провести электричество и сделать художественную выставку плюс большую театральную и мультимедийную программы. И всё это на три дня, пока проходит форум. И за эти три дня выставку посмотрели тысячи зрителей, люди шли потоком.

Этим проектом я показала, каким должен быть Центр современного искусства в Новосибирске, сделала, так сказать, прототип, где всё было бы под одной крышей — искусство, театр, музыка, кино. Проект понравился правительству области, директор Краеведческого музея Андрей Шаповалов предложил площадку, и мы подписали договор. Так сложилось партнёрство: мы заняли залы музея, а все проекты мы делаем на деньги частного Фонда поддержки современного искусства. За три года мы получили грант только один раз — на фестиваль «Синие носы приглашают».

А лично вам зачем это нужно?

Пассионарность — есть такое забытое и банальное слово. Когда ты занимаешься тем, что тебе интересно, в какой-то момент обязательно хочется поделиться. Помните, как мы первое время, возвращаясь из-за границы, собирали друзей и показывали им фотографии, видео. Очень хотелось рассказать и показать, как это здорово и классно.

Это нормальная потребность человека — делиться. Особенно когда появляется художественная насмотренность, опыт.

Три года назад в Москве уже активно работали выставочные центры «Гараж», «Винзавод», а в Новосибирске не было даже такого понятия, как современное искусство, с нашей администрацией пришлось проводить просветительскую работу и объяснять, что это такое и зачем это нужно. Вы зря смеётесь, я общаюсь с администрациями всех городов в регионе и могу смело сказать: чиновники не отличают современное искусство от классических образцов. 80% людей, работающих в культурной сфере за Уралом, не знают, что это такое.

На какую публику вы рассчитываете?

Мы рассчитываем на публику в первую очередь думающую, людей цепких умом, которые хотят всю жизнь учиться и узнавать новое. Пока наши выставки для публики сродни арт-хаусу — их надо смотреть подготовленными, с каким-то запасом знаний, уметь думать. Таких посетителей, конечно, пока немного, в основном к культуре относятся как к развлечению. Билеты на концерт Лары Фабиан стоят 20 тысяч рублей, и их не достать. Но это развлекаловка, пусть и очень высокого уровня, но развлекаловка. Люди готовы платить бешеные деньги, чтобы не думать. А на выставке современного искусства не услышишь «ой-как-миленько» — это вообще самое страшное, что можно сказать о выставке, значит, она провальная. Это искусство заставляет думать: почему, зачем, что там глубже? Конечно, это непросто.

5,5 тысяч рублей — минимальная цена билета на концерт Лары Фабиан в Новосибирске

Почему в Новосибирске такой публики мало?

У людей нет опыта, базы, школы. В 30-х годах прошлого века современное искусство в России закончилось: кто-то из художников русского авангарда уехал, кто-то умер, остальных запретили. С тех пор современного искусства наши люди не видели. Если книги ещё тайно распечатывали и переписывали, пластинки подпольно слушали и продавали, то выставку невозможно было привезти и показать тайком. Даже современное западное кино иногда показывали на закрытых просмотрах. А изобразительному искусству в этом смысле не повезло, поэтому у людей нет ментальной памяти. Если твоя мама, а то и бабушка не видела никогда этого самого современного искусства, то о какой преемственности можно говорить. В этом смысле мы находимся у самых истоков.

Эта ситуация может измениться?

Уверена, что когда-нибудь современное искусство перестанут воспринимать как нечто закрытое, и сходить на выставку для любого образованного человека станет так же привычно, как в театр. Новосибирск отстаёт от Москвы на несколько лет, а там современное искусство становится модным и популярным, на Московскую биеннале в 2011 году пришло 80 тысяч человек. В Москве проходят выставки Бойса и Куинна, в Эрмитаже — братьев Чепменов. Там закрываются дискотеки, а площадки для обсуждений и диспутов открываются, престижно рассказать, на какой лекции ты был, какую выставку смотрел. Модно быть интеллектуалом, недаром все стали носить эти очки в роговой оправе. Думаю, до нас эта мода тоже скоро дойдёт. Сначала начнут ходить, потому что модно, а потом втянутся.

Ваши ожидания за эти три года оправдываются?

Оправдываются в том, что сегодня я могу заявить точно: современное искусство в Новосибирске есть, и люди о нём знают. Мы создали фундамент, на нём можно строить настоящее здание. Мы анализируем ситуацию, корректируем нашу работу, экспериментируем. Мы понимаем, что люди действительно не готовы воспринимать новые вещи, в первую очередь нужна образовательная программа, и мы планируем её запустить.

Кого и как будете образовывать?

Сначала мы хотели заниматься с молодёжью, которой интересно современное искусство. Но поняли, что копать надо глубже и надо начинать работать с детьми. У наших коллег в Москве и Нижнем Новгороде есть подобные наработки, мы хотим воплотить их в СЦСИ. Это будут воскресные занятия с детьми: лёгкие лекции, а потом практические занятия с художниками, попытки поработать с необычными материалами, создать некий арт-объект самостоятельно. Такая образовательно-творческая мастерская. Программа будет бесплатная, открытая для всех.

Вы тогда много общались с представителями власти в Новосибирске, а совсем недавно выступали на Открытом правительстве в Москве. Как вам кажется, они вас и ваших коллег слышат?

На Открытом правительстве обсуждался проект закона о развитии культуры и туризма в России. Это вообще первый случай в нашей истории, когда в законе упоминается развитие современного искусства. Я считаю, что это огромный прогресс, что власти наконец признали, что это важно, что это требует внимания и поддержки. Значит, мы становимся немного цивилизованней.

Этой хороший сигнал, наверху стали понимать, что современное искусство не надо гнать в шею, что это не обязательно какой-то трэш и провокация, оно должно быть, и его важно поддерживать.

Директор «Гаража» Антон Белов сказал так: «Да пусть хотя бы не мешают!» Если нам не будут мешать, всё войдёт в нормальное русло. А если ещё и помогать будут, совсем хорошо.

Вы верите, что так действительно будет на деле, а не на словах?

В регионах, к сожалению, оглядываются на Москву. Сейчас Москва твёрдо настроена помогать. Там современное искусство пропагандируется, развивается, поддерживается бизнесом. На Открытом правительстве обсуждались преференции и льготы бизнесу, который поддерживает современное искусство, развивая тем самым государственно-частное партнёрство.

Музей Эрарта — самый крупный частный музей современного искусства в России. Сумма инвестиций составила порядка 35 млн долларов

В этой ситуации у региональных музеев есть шанс выжить?

Региональные музеи — это полностью государственные проекты. Не думаю, что вариант государственно-частного партнёрства им подходит. Как было у нас: мы создали свой проект, вели его и просто предложили городу делать его вместе. Я не представляю, как может в музей прийти частный капитал. Для этого надо делать какие-то суперльготы бизнесменам, чтобы они привозили сюда хорошие коллекции. Представьте, для того, чтобы привезти в какой-нибудь областной краеведческий музей достойную выставку из Москвы, нужно как минимум два-три миллиона рублей.

Откуда у регионального музея такие деньги? Без государственной поддержки или очень серьёзных льгот для бизнеса эти музеи, я боюсь, просто не выживут.

А столичные центры современного искусства про нас знают?

Теперь знают. А нам всего три года! Сибирский центр современного искусства — единственная подобная институция за Уралом. Про нас в Москве даже говорили: «Широко шагаете. Как бы штаны не порвать». Я стала единственным представителем из городов за Уралом в Общественном совете при Министерстве культуры, вхожу в Совет по современной культуре вместе с Ольгой Свибловой, Антоном Беловым, Александром Мамутом, Иосифом Бакштейном и другими профессионалами в нашей сфере. Мы общаемся, имеем возможность обмениваться опытом.

Совместные проекты с кем-то из них планируете?

Беда в том, что подходящего помещения у нас нет — с достаточной высотой потолков, трансформирующимися залами, нормальным температурным режимом. Мы не можем принимать большие выставки серьёзного уровня, хотя с удовольствием привозили бы их. Мы, конечно, будем работать и делать своё дело. Если станет понятно, что нашу работу город принимает, то будем говорить о каком-то участке в центре, где мы сможем сами построить здание нужных параметров и стандартов.

Вы готовы сделать это с помощью частных вложений?

В Москве сейчас в Парке имени Горького центр современной культуры «Гараж» строит павильоны, уже три огромных здания в самом центре. Они поставили великолепный павильон буквально за четыре месяца по очень простому и современному проекту японского архитектора. Не такой уж дорогостоящий проект, у нас это могут быть частные инвестиции.

Вы планируете зарабатывать на этом?

Если бы я не занималась этим уже лет десять, возможно, сейчас и строила бы иллюзии, что на искусстве можно зарабатывать.

Я живу в Новосибирске и хочу, чтобы мои дети здесь жили. Уверена, если каждый человек будет делать для нашего города что может, то и город будет процветать.

Я же не просто современное искусство продвигаю, я стараюсь расширять кругозор людей, их восприятие мира. Психологи утверждают, что в творческой атмосфере и люди работают эффективней. Я хочу в городе создать эту творческую среду.

Как планируете создавать её в ближайшее время?

Сейчас наши планы ограничены площадкой — большую выставку на ней не развернёшь. Но у нас несколько крупных проектов, которые мы уже запустили, и останавливаться не намерены. Кроме «Миров Лисицкого», это и Фестиваль сверхкороткого кино, и фестиваль «„Синие носы“ приглашают», мы готовим на лето второй ленд-арт фестиваль «Ёлки-палки», который хотим сделать по-настоящему большим событием российского масштаба. Кроме того, мы десять лет сотрудничаем с Фондом имени памяти Володи Женова, который помогает детям из детских домов. 20 ноября у нас открылась очередная выставка детских работ. Затем, 29 ноября, стартует масштабный, очень интересный немецкий проект, курируемый Гёте-институтом, посвящённый современным течениям в молодёжной культуре. Могу сказать точно: наша работа будет продолжаться.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!