Только компьютеры и мозги

 Гендиректор РВК об отказе от массового производства и культе Стива Джобса  27.04.2015, 12:00

Диана Злобина
журналист
подходящие темы
Только компьютеры и мозги
Фотографии Сергея Ковалёва

В XIX веке учёные считали, что операции на мозге невозможны, — сегодня учёные создают роботов-нейрохирургов. Компьютеры появились меньше ста лет назад и стали настолько обыденным предметом, что страшно представить, как учёные планировали эксперименты на бумаге и как в XX веке люди жили без мобильных телефонов — минута трансатлантической связи стоила половину автомобиля. Корреспондент Сиб.фм поговорил с экспертом в области компьютерных и информационных технологий, гендиректором РВК Игорем Агамирзяном о том, как компьютеры изменили мир, о героях времени и смысле клубного движения изобретателей.

Физика занимает центральное место на карте достижений нашей страны. Такой приоритет в науке характерен для XX века. Как будут меняться приоритеты?

В развитых странах структура науки другая. Там финансирование и количество публикаций связаны с науками о жизни — медициной, фармацевтикой, биотехнологиями, а не с ядерной физикой. Я иногда говорю, что у нас по-прежнему приоритетом является атомная бомба. Как будут меняться приоритеты, мне сказать сложно. По крайней мере я не слышу обсуждения структуры науки и научных приоритетов.

По данным компании Science-Metrix, медицина и биотехнологии занимают значительную долю в разработках постиндустриальных стран — в Японии, Германии, Великобритании. Изменение приоритетов в России последует за следующим этапом развития страны?

Это не этап развития страны, а стадия развития общественного интереса. Что касается медицины — это абсолютно важное, ориентированное на конкретного человека направление. Например, одна из задач в диагностическом оборудовании — неинвазивное определение уровня сахара в крови у больных сахарным диабетом. Это очень распространённое в мире заболевание. Оно неудобное, потому что лечиться можно, но для этого нужно всё время контролировать уровень сахара. Любой диабетик по несколько раз в день колет пальцы. Тот, кто сделает достаточно точный неинвазивный прибор, позволяющий управлять помпой для впрыскивания инсулина, станет миллиардером, потому что это огромный рынок.

Помимо вооружения, что наша страна поставляет в другие страны? Какие продукты считаются конкурентоспособными?

В российском технологическом экспорте, судя по всему, всего три сектора, объёмы которых превышают миллиард долларов в год. Кроме вооружения, это программное обеспечение и ядерные технологии. По экспертным оценкам за 13-й год, в рамках всего экспорта страны это небольшая доля — 3-4%. Экспорт вооружений из России всего в 1,5-2 раза больше, чем экспорт программного обеспечения.

Довольно долго говорили, что бренд России на мировом рынке — это «Калашников». Сегодня брендом является «Касперский».

С чем это связано?

На рубеже 60-70-х годов прошлого века изменилась парадигма развития. К тому времени были построены крупнейшие атомные электростанции, человек полетел на Луну и в космос, были запущены трансатлантические широкофюзеляжники и первые пассажирские сверхзвуковые самолёты, такие как «Конкорд» или Ту-144. Далее оказалось, что всё новое лежит в области информационных технологий. Лидерами стали те, кто почувствовал это первым. Информационные технологии стали платформой развития — и в научных исследованиях, и в отраслях экономики.

Одним из лидеров был академик Андрей Ершов, который долгое время жил в Новосибирске и работал в Вычислительном центре в Академгородке. Вы были с ним знакомы, ваш шеф Святослав Лавров был его другом. Как бы вы оценили вклад Ершова в развитие информатики?


ГИРД — Группа изучения реактивного движения. «Группа Инженеров, Работающих Даром» — называли её сами участники

На мой взгляд, Андрей Петрович явился самым успешным конструктором будущего на протяжении жизни моего поколения. Ему принадлежала инициатива «Программирование — вторая грамотность». Трудно вообразить, что это было время, когда мало кто в мире-то понимал, что такое персональный компьютер — Андрей Петрович в одной из работ называл его усилителем интеллекта. Но в середине 80-х годов благодаря его усилиям школьников начали учить программированию. И через 15 лет появилась критическая масса людей, способных современно мыслить. Далеко не все, кого учили программированию, стали программистами, но практически все, кто строил отрасль программного обеспечения, прошёл через эту программу подготовки школьников. Помните, у Стругацких говорилось, что «будущее создаётся тобой, но не для тебя»? Андрея Петровича к этому моменту уже давно не было. Но это были именно его ученики. По большому счёту, программа длилась недолго. В 90-е уже учили пользователей ЭВМ. Результатом усилий Ершова и его научного предвидения стало то, что программное обеспечение — это единственная технологическая отрасль, в которой Россия с нуля стала значимым игроком на мировом рынке. Конечно, огромный вклад в это внесли и те, кто запускал в нашей стране отрасль информационных технологий, но без кадровой базы это бы не удалось.

Расскажите, как производство компьютеров, телефонов и планшетов изменило мировую экономику? Как произошло удешевление их производства?

65 центов в час получали китайские рабочие на производстве iPhone в 2012 году

Появление дешёвых вычислительных средств привело к процессам экономического преобразования смежных индустрий. Основную добавочную стоимость составляет инжиниринг, дизайн и логистика, а не производство. Стоимость сборки iPad — примерно 6$, стоимость его компонентов — около 60$. Всё остальное — это добавленная стоимость инжиниринга, дизайна и программного обеспечения. Микроэлектроника стала ролевой моделью для всех производственных отраслей. В ней впервые произошло разделение капитальных и операционных затрат, дизайн-центров и заводов по производству микросхем. Сегодня бесфабричное производство зарабатывает основные деньги, при том что не требуются капитальные затраты: для работы нужны только компьютеры и мозги людей, создающих новое. «Фаундри» (заводы по производству микросхем, — прим. Сиб.фм) стоят порядка 10 миллиардов долларов. Там совсем другая экономика, потому, чтобы купить капитальное вложение в такую сумму, нужно обеспечить миллионные тиражи конечного продукта, при этом понимая, что маржинальность близка к нулю. Совокупный оборот инжиниринга и дизайна всех «фаблесс» (бесфабричных, — прим. Сиб.фм) компаний превышает оборот всех «фаундри». И этот тренд проникает во все отрасли промышленности.

В том числе в машиностроение?

Да, к этому стремятся все крупные производители самолётов и автомобилей. Лучший пример — пассажирские самолёты Boeing, у которого имеется 60 тысяч подрядчиков по всему миру. Дизайнерские центры Boeing расположены в Китае, США, России и работают круглосуточно в соответствии со сменой часового времени. Сама корпорация только проектирует самолёты и обеспечивает сборку.

Один самолёт состоит из 2-3 миллионов деталей в зависимости от модели. Задача Boeing — обеспечить логистику так, чтобы эти детали вовремя оказались на сборке.

Точно так же работает Airbus. Генерация добавочной стоимости в ближайшие 5-10 лет окончательно перейдёт в инжиниринг, а маржинальность производственных мощностей станет стремительно падать, как это было с микроэлектроникой. В фармацевтике тоже вся добавленная стоимость отводится на инфраструктуру биотехнологий и дизайн-центры, а не на производство лекарств. Совершенно очевидно, что такая реализация производственных отраслей и такая развитая система логистики невозможны без информационных технологий. Сложилась новая модель международного распределения труда, когда страны специализируются на конкретных технологиях. Компьютерная память — Малайзия, микропроцессоры — Тайвань, мехатроника — Япония и Корея. Российские компании не оказались здесь лидерами в том числе и потому, что мы длительное время не были включены в модель распределения труда и ориентировались исключительно на национальный рынок.

В новой среде наверняка появлялись новые герои.

Разумеется. Сегодняшний мир определили не чиновники, не политики, не бизнесмены, а технологические визионеры. На самом деле их немного. Понятно, что такими лидерами стали Стив Джобс и Билл Гейтс. В поколении моих родителей героями времени были революционеры, например, Че Гевара.

А если сравнить Че Гевару и Стива Джобса? Кто сильнее изменил мир? Я думаю, что Джобс для человечества сделал больше.

Насколько корректно сравнивать их вклад, если то, что они сделали, совершенно разного порядка достижения?

Мир определён тем, что сделал Стив Джобс, а не тем, что сделал Че Гевара. И, кроме того, мягко говоря, он сделал это более гуманными способами и средствами. Это моя точка зрения, и я никому её не навязываю.

Как появились герои времени? Что их объединяет?


В 1959 году благодаря усилиям Че Гевары закончилась борьба кубинского народа с диктаторским режимом, нищетой и коррупцией

Чтобы претендовать на звание технологического визионера, нужно по крайней мере понимать настоящее. Герои вышли не из госзаказа, не из крупных бизнесов — из клубных движений. Сергей Королёв начинал работу в одной из первых в стране ракетных организаций ГИРД — это была любительская команда, инициатива снизу. Основоположник современного ракетостроения Вернер фон Браун в годы своей учёбы в университете был членом кружка любителей дальних космических полётов. Революция в радиоэлектронике сопровождалась массовым движением радиолюбителей. Революция в авиационных технологиях — массовым движением авиамоделизма. Весь современный технологический ландшафт произошёл из клубного движения в Кремниевой долине в 70-е годы. Джобс и Возняк принесли свой первый компьютер в клуб. Они делали его для себя, а не на заказ. Первая программа «Майкрософт» была написана для любителей компьютеров «Альтаир». Я хочу сказать, что только любительские сообщества могут совершить переворот в развитии основных индустрий.

Получается, что героями стали те, кто уловил переходные для общества моменты. Темп таких изменений становится всё быстрее. Как не пропустить что-то важное и не остаться в прошлом?

В течение жизни человек вынужден неоднократно менять свою парадигму.

В поколениях XX века можно было всю жизнь прожить на результате одного обучения, теперь учиться приходится постоянно.

Я переучивался десяток раз за 40 лет активной жизни. Вашему поколению уже придётся каждый день менять самого себя. И это хорошо.

Будут ли те, кто не смогут жить в таком мире?

Да. Когда Форд придумал конвейер, сотни тысяч кузнецов остались без работы. Когда появились компьютеры, вымерла одна из самых массовых профессий времён моей молодости — машинистка, печатавшая текст на пишущей машинке. Любой технологический процесс не только даёт новые возможности, но и убивает старое. Каждый раз возникает категория людей, которая становится невостребованной. Для них это больно. Ещё сто лет назад обувь делали на заказ, совсем недавно ателье были на каждом шагу. Сегодня мало кому придёт в голову пользоваться услугами портного, тем более сапожника. Но я не знаю ни одного человека, который сказал бы, что для него не составляет проблемы купить подходящую обувь.

Массовое, дешёвое производство привело к тому, что вещи стали доступные, но неудобные для каждого конкретного человека.

Однако появился новый тренд — изготовление одежды и обуви для конкретного человека. Судя по всему, в самое ближайшее время будут полностью автоматизированы процессы раскроя и пошива одежды. Швейные роботы — это уже реальность. Экономика приведёт к тому, что через 10-15 лет это станет выгоднее, чем массовое производство.

Насколько точно можно прогнозировать будущее?


В 2541 году разворачивается действие антиутопического романа Олдоса Хаксли «О дивный новый мир»

В романе Стругацких «Гадкие лебеди» была совершенно замечательная фраза: «О будущем не говорят, будущее делают». В деталях предсказать, конечно, нет. Но, увидев тренды сегодня, можно сделать вполне реалистичные выводы. Недавно я видел запись 76-го года с интервью Артура Кларка на футурологической конференции AT&T и MIT. Кларк прогнозировал будущее и практически предсказал мир, в котором мы сегодня живём. Он уловил все основные тренды и сформулировал программу развития на 40 лет вперед. Вроде бы фантастика, но это показательный материал. Тот же Андрей Петрович Ершов в своих работах 50-60-х годов обозначил все основные направления развития программирования. Его авторитет и, скажем откровенно, уникальная возможность заграничных командировок давали ему возможность общаться с лидерами, делать прогнозы. В те годы мы жили в условиях абсолютной закрытости и недоступности информации. Но мы предвидели, что мир будет переполнен информацией. Если раньше было важным умение находить информацию, то сегодня — умение фильтровать.

Думали ли вы тогда о том, что технологии могут приносить вред?


В 2013 году в США был принят закон о запрете изготовления огнестрельного оружия с помощью 3D-принтера

15 лет назад я участвовал в проекте «Белая книга информационных технологий». Он не был доведён до конца, но материалы сохранились. Недавно я их открыл в связи с тем, что зашёл разговор о том, что пора бы заняться «Белой книгой по робототехнике». Пролистав их, я поразился: экспертная группа, которая работала в проекте, абсолютно точно предсказала современный технологический ландшафт, включая конвергенцию сетей, появление интеллектуальных телефонов и тупик цифрового телевидения из-за развития широколистного доступа. Но в этом документе нет ни одного слова про киберпреступность и информационную безопасность. Просто тогда в голову никому не приходило, что это может приобрести такой масштаб. Если мне доведётся заниматься проектом по робототехнике, я первым делом подниму вопросы техноэтики и робопреступности. Нужно честно признать, что далеко не всегда стремление людей, желающих изменить мир, приводило к позитивным результатам. Это такой закон развития — всегда найдутся те, кто извратит первоначальные пожелания.


Как промдизайн сказывается на промышленности и наоборот

В конце XIX века многие учёные считали, что невозможно поднять самолёт в воздух, что невозможно передать голос через провода и ездить на поезде на высокой скорости. Не говоря уже о том, что раньше не верили в нейрохирургию. Есть ли у вас подобные предубеждения по поводу будущего?

У меня лично предубеждений нет вообще никаких. Всё может быть. Это не от нас зависит и не задаётся какой-нибудь политической или технологической программой. Либо будет, либо нет. Знаете, есть анекдот — вероятность встречи динозавра на улице равна одной второй. Здесь точно так же. Но мне кажется, что роботизированные производства и промышленный 3D-принтинг — вопрос не десятилетий, а годов.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!