Лента новостей

Предложить новость

Спасти Машу

вчера 16:26 Общество 0 Коммент.

Виктор и война

О способности оставаться мужественным даже в сложные для страны времена
Рубрика: общество

23.02.2019 11:00

фотографии Никиты Давыденко

Это сейчас Виктор Мишарин дайвер и директор дайвинг-центра. Он с увлечением рассказывает о чувстве невесомости под водой и дальних поездках, показывает на многочисленные сертификаты и благодарности, висящие над его головой в небольшом помещении центра. Но около 20 лет назад жизнь Виктора составляли совсем другие вещи – армия, военнослужащие, командировки в разрозненный Кавказ. 20 лет назад в его жизни была война. И большего контраста с этим уютным кабинетом, заставленным баллонами и костюмами для погружений, сложно придумать. Но, несмотря на всю романтику подводного плавания, Виктор говорит твёрдо: хотел бы вернуться на службу.

Чем вы сейчас занимаетесь?

На данный момент я директор центра «Акваланг», который функционирует в Новосибирске уже 15 лет. Мы занимаемся дайвингом – обучение, погружение, тренировки, поездки в другие страны и регионы России. Люди к нам обращаются за помощью, когда речь идёт о поиске и подъёме предметов. Как правило, это машины, лодки, моторы, квадроциклы и какие-то личные предметы.

Где за это время успели побывать?

Если говорить о дайвинг-центре, то это весь мир. Ну а что касается меня лично, то это Египет, Иордания, Филиппины и Южная Америка. Не сильно много на самом деле.

Как от военной деятельности вы перешли к дайвингу?

Мой отец – военнослужащий, который раньше служил на флоте. Так что, в принципе, вся эта тема меня тянула давно. Вообще, должен был стать военно-морским офицером, но судьба сложилась немного иначе. Так что после того, как я закончил службу, с удивлением столкнулся с таким центром, как «Акваланг», познакомился со множеством людей, работавших там, которые и дали мне толчок к тому, чтобы я занимался дайвингом дальше.

А что было до дайвинга?

Я окончил военное училище в 1997 году, после чего попал в войсковую часть, которая находилась в Бердске. Там я прослужил 20 лет и в звании майора ушёл в отставку.

А в Чечню я был отправлен уже во время второй кампании – в 2000 году. Вообще, у меня было пять командировок туда, которые в общей сложности заняли около двух лет. Эти два года с перерывами я провёл в Чечне.

Если говорить о том, как я попал туда, то нужно помнить: приказы не обсуждаются. Я офицер, поэтому Родина послала – значит надо. Но на тот момент ни одного солдата, который был бы отправлен в Чечню без его желания, не было. Все были контрактники, срочники. Они выезжали в горячие точки, подписав своё согласие. Случайных людей не было. На войне их вообще почти не бывает.

Какая была обстановка в Чечне, когда вы прибыли туда?

Вторая кампания была намного, скажем, подготовленнее. Уже строем в Чечню не входили. Всё было как-то по-другому. И это я сужу по рассказам своих сослуживцев, которые были очевидцами событий первой кампании. Было лучше и оборудование, с которым нам приходилось работать, и личный состав подобрался соответствующий. Моджахеды несли в то время огромные потери, а это как раз и говорит о подготовленности действий наших офицеров. Наши действия были более слаженными – и это благодаря опыту первой кампании.

Фотографию предоставил Виктор Мишарин

Часть работы, которую мы выполняли – это разведка. Но это лишь часть, остальное я не могу сказать – вряд ли имею на это право.

К чему пришлось привыкать, находясь там?

Местные условия. Например, ночью ты свою вытянутую руку не увидишь. Тьма стоит, хоть глаз выколи. А ещё грязь. Это особая грязь, которая прилипает к ботинкам и её невозможно отбить. Туманы, горы, да даже леса там отличаются от наших сибирских. Они такие, как в детских сказках про Бабу-Ягу.

Местные реагировали на нас по-разному. Кто-то работал с нами, но были и те, с кем договориться было попросту невозможно. Как правило, это жители аулов и отдалённых селений.

Сейчас, по прошествии времени, какого мнения вы придерживаетесь, говоря о чеченских событиях начала 90-х?

Та война всё-таки была большей частью политическая. И главная проблема заключалась в том, что её развязали политики. Мирные люди они ведь и в Африке мирные. Им эта война не нужна была совершенно. Ну а мы просто выполняли свою работу. Любая война – это всегда черновая работа и очень тяжкий труд.

По поводу кривотолков – нужно это было или не нужно – это ведь уже перешло в разряд истории. Так что я воздержусь от своих оценок. Можем ли мы вообще судить то, что стало историей? Конечно, в ходе военных действий было много недочётов, много неправильных решений, что-то можно было сделать по-другому. Но тут можно лишь сделать вывод, чтобы не повторять подобного в будущем.

А какие выводы могут быть сделаны из событий той давности?

В области политики я скажу так: ничего не изменится, к сожалению. Будут меняться вожди, партии, но ничего нового не произойдёт. А вот что касается наших офицеров и командиров, то я считаю, стоит задуматься о личном составе. Чтобы люди оставались, в первую очередь, живы и здоровы. 

Чувство страха вообще на войне допустимо?

Конечно, не боятся только дураки. Но есть приказ, а потому – в кулачок и вперёд. Только усилием воли заставляешь себя действовать. Та среда, в которой работал я – это ещё и воинское братство. Так что неверно думать, что все мы в данном случае действовали, как на работе. Мы ещё и оберегали друг друга, стояли горой за своих товарищей. Со многими из них, кстати, я общаюсь до сих пор.

Но потери случались периодически. Первое время от ситуации испытываешь шок – это характерно для всех, неважно, офицер ты или обычный житель. Ничего не остаётся, кроме как взять себя в руки. По-другому на войне никак.

Но я сознательно пошёл на военную службу, сознательно стал офицером. Да весь мой род состоит сплошь из военнослужащих, которые воевали на Кавказе. А значит, и к потерям нужно подходить с осознанием, что это неизбежная часть нашей деятельности. Да и правильно относиться к потерям учат в училищах.

А трусость на войне допустима?

Нет, но такое случается. Были такие офицеры, которые решались всё бросить и покинуть Чечню в то время, но речь идёт о единицах. К ним не может быть какого-то особого отношения, про них забываешь и всё.

Мужественность в условиях войны — какая она?

Это готовность пожертвовать собой в любой момент. Вообще в любой, не задумываясь.

И неважно, есть ли у тебя семья дома, ждут тебя или нет – ты взял на себя выполнение задачи, а значит, будь готов.

В той части, в которой я служил, большая часть погибших – это вовсе не солдаты-срочники, а офицеры и прапорщики, прикрывавшие своих товарищей.

Что собой сейчас представляет современная Чечня — регион, за который было проведено столько кровопролитных боёв?

В первую очередь, это Россия. Ну а во-вторых, Чечня изменилась до неузнаваемости, в том числе благодаря дотациям, которые туда вливаются постоянно. Вот тут, на мой взгляд, следовало бы пересмотреть приоритеты. Тот же Грозный на данный момент внешне напоминает Лас-Вегас. А то, что Чечня находится на особом положении – тут да, я отчасти согласен. Хотя вопрос, конечно, щепетильный.

Возможно ли повторение чеченских событий?

Вряд ли. Угрозу нужно ждать не от Чечни, а из других стран, того же Запада, например.

Если хочешь мира, действительно нужно готовиться к войне?

Однозначно. Ещё как вариант: не хочешь кормить свою армию – будешь кормить чужую. А что касается конкретно нашей страны, то Россия – мирная держава, она войн не начинала. Но так уж вышло, что она их заканчивала на территории того или иного государства, которое на Россию нападало.

Что думаете об армии современной России? Многое изменилось за 20 лет?

Сейчас Россия, пожалуй, переживает пик боеспособности. Наша армия стала лучше, мобильнее, оснащённее и умнее. В том числе благодаря Чечне. Это огромный плюс, ведь армия постоянно должна развиваться, ходить на учения.

Оловянная армия никому не нужна.

У нас с этим всё в порядке.

Есть ли сейчас ностальгия по военной службе?

Конечно есть. И отвыкать было сложновато. Но сейчас, я уверен, я на своём месте и занимаюсь любимым делом.

Фотографию предоставил Виктор Мишарин

Если бы вам предложили отмотать время назад и вернуться на службу, забыв о дайвинге, вы бы сделали это?

Безусловно. Причём без сомнений.

Даже если бы в России на тот момент шла война?

Особенно если бы в России была война.

Комментарии

Лента новостей

Спасти Машу

вчера 16:26 Общество 0 Коммент.

Статьи по теме

Image
03.07.2019

Видеопроект «Я отыщу себя везде»: Никита Сарычев

А...

Image
29.04.2019

Всё идёт война народная

Родители погибших героев, чьи имена носят улицы...

Image
02.11.2018

Не любовь, а эпидемия

К чему приводит роман с абьюзером и как спасаться

Image
25.10.2018

«Штыки» и Сталин

Поклонники военных талантов Иосифа Сталина требуют установит...

Image
27.09.2018

Искать и не сдаваться

Можно ли найти следы, ведущие к семье новосибирског...

Image
07.06.2018

Куда уходят губернаторы

Как приходили к власти руководители Новосибирс...

Популярное

Image

Депутаты пытали людей и вымогали деньги под Новосибирском

Image

Красавица из Новосибирска стала чемпионкой мира по армрестлингу

Image

Жители Новосибирска выступили против строительства новой дороги

Image

В Новосибирске учительница забеременела от школьника

Image

Морозы до -28 обрушатся на Новосибирск уже завтра

Image

Видео: подбитая лисичка вышла к людям из леса в Новосибирской обл...

Image

Непогода, визит Дмитрия Медведева и забеременевшая учительница – ...

Image

«Промо "Холодное сердце 2"»: Иван Ургант высмеял пробки в Новосиб...

Image

Руководство школы прокомментировало случай с беременной от старше...

Image

«Сам ты жирный»: футболки с изображением кота Виктора выпустят в ...

Image

Жуткие подробности смертельного ДТП под Новосибирском

Image

В Новосибирске жестоко избили члена ОНФ – он выступал против точе...

Image

В 2020 году новосибирские учёные начнут испытания лекарства от ра...