Сколько стоит умереть

 Бесплатные похороны, 2ГИС на кладбище и «серые» агенты  26 сентября, 12:29
были упомянуты
подходящие темы
Сколько стоит умереть
Фотографии Алёны Мартыновой

Мы не хотим об этом думать заранее. Когда умирает близкий человек, платим за похороны столько, сколько скажут, желая, чтобы это побыстрее закончилось. Так мы сами сеем зерно, из которого прорастают «серые» агенты, паразитирующие на чужом горе. Корреспондент Сиб.фм разобрался, что происходит в ритуальном бизнесе.

В августе президент Владимир Путин поручил правительству РФ навести порядок в похоронном деле — повысить качество и доступность ритуальных услуг. Но местная власть очень слабо регулирует этот рынок: в самой ритуальной сфере, оказывается, если начнёшь разбираться, царит практически анархия.

Никто не знает про бесплатные похороны

В Новосибирской области похороны в среднем обходятся от 30-40 тысяч рублей и выше. Убитые горем люди едва ли будут разбираться, в какой ритуальной организации услуги дешевле, сколько эти услуги в принципе должны стоить, где выше качество.

400 гектаров занимает Северное кладбище в Ростове-на-Дону — самое крупное в Европе

Юлия Самойлова из Новосибирска в начале августа похоронила бабушку. Похороны, организованные похоронным домом «ИМИ», обошлись ей в 60 тысяч рублей, что серьёзно ударило по кошельку. О том, что в природе существует гарантированный перечень бесплатных ритуальных услуг (ГПБРУ), ей было неведомо.

— Я знала только про социальное пособие. А про бесплатный перечень услуг впервые слышу, — сказала она.

В статье 9 Федерального закона № 8 от 12.01.1996 прописаны ритуальные услуги, которые должны предоставляться бесплатно. Каждый гражданин России может рассчитывать на бесплатное оформление документов, необходимых для погребения, предоставление и доставку гроба и других предметов, перевозку тела умершего на кладбище или в крематорий и само погребение и кремацию с последующей выдачей урны с прахом.

— На сегодняшний момент у нас по сути никто не знает, что можно похоронить человека бесплатно, — сказал юрист, бывший ритуальный агент Кирилл Мельников.

— Муниципалитет делегирует полномочия для осуществления государственной гарантии специализированным службам по вопросам похоронного дела. В Новосибирске это муниципальный похоронный дом «ИМИ» и муниципальное казённое учреждение (МКУ) «Ритуальные услуги». По какой-то причине мэрия Новосибирска не может отладить схему предоставления государственной гарантии, и, соответственно, происходит каламбур. А эти службы, в свою очередь, убеждают людей, что так — бесплатно — хоронят как бомжей. Ну и человек, находясь в состоянии аффекта, хочет отнестись к телу умершего близкого человека с уважением. Ритуальные организации этим пользуются и порядком завышают цены.

Депутат горсовета Новосибирска, председатель комиссии по научно-производственному развитию и предпринимательству Игорь Салов отметил, что вокруг накопившихся в ритуальной сфере проблем депутаты и чиновники постоянно ведут дебаты, но «воз и ныне там».

— Во-первых, эта сфера достаточно деликатная, закрытая, и на сегодняшний момент русские люди в силу своей ментальности и воспитания, будучи в добром здравии и в хорошем настроении, вообще серьёзно и профессионально обсуждать эту тему не хотят, — пояснил Салов. — Люди не желают думать об этом, люди не желают планировать, в том числе, расходы и проблемы, которые связаны с похоронами. И вы знаете, это касается не только бытового уровня.

У нас в мэрии города, к большому сожалению, в руководстве этой сферы очень мало компетентных людей, профессионалов.

Ещё одна очень важная проблема — слабое регулирование сферы на уровне федерального и регионального законодательства. Большинство жителей, которые обращаются к нам в депутатскую комиссию, недостаточно проинформированы о своих правах и возможностях, которые им предоставляет государство. А информирование — это прямая обязанность муниципалитета.

Почему бесплатно не получается


4 зала для поминальной трапезы сдаёт похоронный дом «ИМИ» в аренду

Даже зная о гарантированном перечне, добиться проведения бесплатных похорон при высоком качестве обслуживания непросто. Директор похоронного дома «ИМИ», крупнейшего в Новосибирске ритуального агентства, Сергей Бондаренко объяснил, почему нельзя провести бесплатные похороны при хорошем качестве обслуживания, которое установлено законом.

— Муниципалитет установил на похороны по гарантированному перечню сумму в размере 10 500 рублей, в составе этой суммы 6 674 рублей — социальное пособие, которое положено всем из федерального бюджета. А чтобы организовать скромные похороны должного качества, нужно порядка 20 тысяч рублей, по нашим подсчётам. Получается, что каждый раз мы должны доплачивать по 10 тысяч рублей. Наши службы работают на самофинансировании, то есть мы из бюджета деньги не получаем. Есть ещё такая категория людей, как безродные.

За 9 500 рублей на каждого их доставляют по 18 гробов в одной грузовой машине
и хоронят оптом.

Родственников, контролирующих качество, нет. А в нашем случае, когда они есть, то им подать индивидуально надо: транспорт, людей, спустить с этажа — конечно, это крайне непростая и недешёвая услуга для тех, кто её оказывает. Муниципалитет должен уточнить стоимость, чтобы возмещать затраты.

— А с социальными пособиями какая ситуация?

— Соцпособие, которое выделяется каждому человеку, — это 6 674 рублей. Из 10 вычитаем шесть — получается, четыре должно быть из местного бюджета. Кстати, в группе безродных могут оказаться люди, которые трудились для города, для России, и после смерти они практически в равных условиях с безродными (то есть с бомжами). А социальное пособие-то одинаковое. И требование к качеству принципиально разное, то есть к безродным требований по качеству никаких, а к тем, у кого родственники есть — высокие. При этом сумма гарантированного перечня одинаковая. И это тоже нужно пересматривать.

— А вы в целом оказываете эти услуги? К вам приходят с соцсправками?

— Да, мы оказываем эти услуги. Только, к сожалению, с нами муниципалитет не заключил договор на оказание этой услуги, ведь чтобы получить возмещение, нужен договор.

Сергей Бондаренко обратил внимание на то, что не только в Новосибирске, но и в других городах России нет единого подхода по исполнению и стоимости при оказании гарантированного перечня при погребении.

Ещё одно неудобство заключается в том, что людям, решившим воспользоваться гарантированным перечнем, приходится оформлять более пяти документов в разных инстанциях. Для решения этой проблемы Владимир Путин поручил правительству организовать оказание бесплатных услуг по погребению в рамках гарантированного перечня по принципу «одного окна» с использованием номера пенсионного страхования. За основу был взят московский опыт.

Вы уже умерли? Тогда мы идём к вам!

Когда у дедушки случился инфаркт, ему срочно вызвали скорую помощь: «Человек умирает! Помогите!» После того как врачи увезли живого дедушку в больницу, — звонок в дверь:

— Здравствуйте. Примите наши соболезнования.
Мы оказываем ритуальные услуги
и можем вам помочь.
— А у нас никто не умирал...

«Серые» агенты. Откуда они берутся и как узнают о только что умерших людях?


Музей мировой погребальной культуры в Новосибирске является единственным таким во всей России

— Информацию «сливают» все: сотрудники скорой помощи, полицейские, врачи в больницах, — рассказал Кирилл Мельников. — В Новосибирске были недавно случаи, когда недобропорядочные сотрудники полиции предоставляли информацию непосредственно за умерших граждан третьим лицам — тем самым «серым» агентам, которые скупают информацию. Цена за одно такое сообщение варьируется от 10 до 15 тысяч рублей. Причём эту сумму ритуальные агенты включают дополнительно в общую стоимость похорон. Бывает, мы видим, как сотрудники полиции отгоняют «серых» агентов от родственников погибшего, но действуют они при этом не в законных интересах граждан. Просто у них есть свой ритуальный агент, которому они звонят.

Управление президента России провело в первом полугодии 2017 года проверку в сфере ритуальных услуг. Эта проверка выявила, что за последние годы выросло количество «серых» агентов на рынке ритуальных услуг, которые берут за свою работу в 10–15 раз больше. При этом объём оказавшихся в тени услуг оценивается в 120–150 млрд рублей в год.

Кирилл Мельников отметил, что в Новосибирске сейчас насчитывается более 150 ритуальных операторов.

— Можно же отказаться от навязываемых услуг?

— Человек, который не осведомлён о стоимости, качестве обслуживания, готов отдавать любые деньги. Он находится в состоянии аффекта, — пояснил Мельников.

— Что тогда делать? Заранее изучать рынок?

— Мы вместе с общественной палатой сейчас прорабатываем вопрос о заключении прижизненных договоров. Это государственная гарантия: каждый человек может абсолютно бесплатно заблаговременно заключить договор со специализированной организацией, назначить ответственное за его будущие похороны лицо, проговорить все условия. Назначенное ответственное лицо должно будет уведомить специализированную организацию о смерти этого человека. Тем самым мы можем одержать победу над недобропорядочностью других операторов.

Как бы это банально ни звучало, но мы все ходим под одним небом и у всех один неизбежный конец.

У кладбища должна быть карта

Заельцовское кладбище Новосибирска — самое крупное в Сибири. Не нужно прилагать усилий, чтобы заблудиться на усеянном могилами и деревьями пространстве площадью 200 гектаров. Человек уже придумал решение этой проблемы — инвентаризацию. Что это такое? Программа-приложение наподобие 2ГИС, только по кладбищам, в которой можно быстро и просто найти место захоронения нужного человека по его имени-фамилии и фотографии.

Новосибирск не в каменном веке живёт: на инвентаризацию новосибирских кладбищ
ещё 10 лет назад выделялись 25 718 100 рублей из бюджета города (по некоторым данным, 50 млн).

100 тысяч долларов стоит место на самом дорогом в мире кладбище в Иерусалиме на Масляничной горе. Пускают туда не всех. По Книге пророка Захарии, Иисус начнёт воскрешение мёртвых именно оттуда

Где же это волшебное приложение? Почему его нигде нельзя скачать? Мы решили задать этот и другие наболевшие вопросы ритуальной сферы начальнику управления потребительского рынка мэрии Новосибирска Виталию Витухину.

Встретиться с журналистом Сиб.фм и отвечать на прямые, уточняющие и неудобные вопросы Виталий Витухин оказался не готов. В разговоре по телефону с журналистом он сослался на «правила», по которым все интервью нужно согласовывать с пресс-центром мэрии.

На запрос Сиб.фм с перечнем вопросов и просьбой предоставить интервью с Витухиным мэрия через неделю прислала ответы на вопросы. Кто на них отвечал, непонятно: подписи Витухина под ответами не стоит. Живое интервью оказалось невозможным. Как пояснила сотрудница пресс-центра Наталья Халина, «у него слишком много дел и мало времени».

Тем не менее мы рады, если именно наш запрос побудил мэрию зашевелиться хотя бы с вопросом инвентаризации.

Это и понятно: деньги из бюджета выделены немалые, все сроки давно прошли, а результата нет. Здесь не только у нас возникают вопросы.

Срочно собирается пресс-конференция, на которой Виталий Витухин торжественно заявляет о чуде инноваций: к 2018 году в Новосибирске появится приложение для поиска могил. Всё-таки до чего дошёл прогресс. Давайте делать ставки: через сколько лет в Новосибирске появится автоматизированная информационная система (АИС) «Ритуал», о которой соловьём заливался начальник потребительского рынка?

Как следует из ответа мэрии на запрос Сиб.фм, инвентаризацию мест захоронений полностью провели на кладбищах «Заельцовское», «Инское» и «Чемское» — на это потребовалось 25 718 100 рублей и 10 лет. Готова ли мэрия предоставить доказательства проведённой инвентаризации?

Но и это ещё не всё: требуются «дополнительные работы» на кладбищах «Клещихинское», «Гусинобродское», «Северное» и «Южное». Сейчас, как отметили в мэрии, АИС «Ритуал» морально и технически устарела. Выходит, что из бюджета выделили деньги, запустили проект... А потом что-то пошло не так, и он «морально и технически устарел».

Когда запускалась инвентаризация, за неё отвечали другие люди. Виталий Витухин был назначен на должность начальника потребительского рынка два года назад. Но за это время вопрос замороженного проекта почему-то не решался. Разумеется, в приоритете были другие более важные и социально значимые проблемы и решения.

Теперь вопрос с инвентаризацией вошёл в список поручений президента правительству. Владимир Путин поручил Минстрою, который выступает регулятором этого сектора экономики, провести инвентаризацию действующих и заброшенных кладбищ.

Кладбище — рынок и помойка?

Перед тем, как повернуть на автомобиле с Мочищенского шоссе к Заельцовскому кладбищу, нам без малого 10 минут пришлось простоять, пропуская плотный поток машин. Как сюда пробивается похоронная процессия? С боем, наверное. А более удобный и безопасный заезд на кладбище со стороны Дачного шоссе, через центральный вход, мэрия почему-то запретила.

Одно из самых больших в России кладбищ встречает стройными рядами торговых точек (я насчитала чуть более 30): сначала венки, затем памятники и кресты. Надо же, даже на памятники бывают акции и скидки.

А не купить ли мне надгробный памятник про запас, пока скидки действуют?


С конца XVIII века в катакомбах Парижа покоятся останки почти шести миллионов человек

С одной стороны, продажа памятников и венков рядом с кладбищем удобна для людей. А с другой — на территории самого кладбища запрещена какая-либо торговля.

— Торговля там возникла неслучайно, — сказал депутат Игорь Салов. — Это действительно было сделано для людей, но сделано с грубейшим нарушением правил города. Я считаю, что там нарушено и федеральное законодательство. Мы неоднократно требовали от мэрии привести всё в соответствие. Нам обещали-обещали, но до сих пор ничего не сделано. Торговля там нужна, но она должна размещаться в полном соответствии с действующим законодательством и правилами — за территорией кладбища. Система деятельности МКУ «Ритуальные услуги» неотрегулирована. По нашему мнению, МКУ должно быть администратором, а оно ещё умудряется заниматься коммерческой деятельностью и оказывать услуги.

Копка могил, благоустройство мест захоронений — это чисто коммерческие услуги.

И мы считаем, что этих функций МКУ должно быть лишено напрочь. Не может оно ни оказывать ритуальные услуги, ни продавать принадлежности. Оно должно следить за порядком на кладбищах, формировать места захоронения и следить за выполнением действующего законодательства и правил города. По этому поводу уже есть решения суда, и антимонопольная федеральная служба указывала на эти нарушения.

Через дорогу напротив торговых рядов начинается кладбище. В глаза бросаются неухоженные могилы, утопленные в высокой траве и деревьях. Возле могил в кучу сложены памятники из металлических прутьев. В десятках метров стоят мусорные контейнеры. Такие «кучи» встречаются и в глубине кладбища.

В то время как одни участки на кладбище с шикарными скульптурными композициями ухожены и убраны, другие кажутся забытыми и брошенными. Аварийные деревья, высокая трава. Чтобы попасть к могилам, которые находятся в нескольких рядах от дороги, приходится переступать через другие могилы и оградки. Дорожек нет.

Колесить по Заельцовскому кладбищу — занятие не из приятных. И не только потому, что это кладбище. Во многих местах грунтовая дорога представляет собой яму на яме. В период весенних и осенних дождей здесь можно застрять на машине. Для людей, которым нужно добираться до захоронений пешком, это и вовсе непреодолимая преграда.

— К сожалению, то, что вы сейчас увидели и о чём говорите — это следствие постоянного перереформирования ритуальной сферы, — прокомментировал Игорь Салов. — Слушайте, ну до бесконечности реформировать невозможно, надо вообще прийти к какому-то знаменателю. Бесконечные эти дёргания: то в жар, то в полымя, приводят к тому, что система просто разрегулирована.

У нас вместо того, чтобы сокращать административный аппарат, начали сокращать служителей — и как раз тех людей, которые занимаются уборкой и благоустройством.

Вот представьте себе, сегодня на Заельцовском кладбище шесть человек должны содержать гигантскую территорию, которая сравнима по площади с посёлком городского типа. Здесь как раз и заложены определённые противоречия — в концепции идеологии, которую продвигает Совет депутатов и пытается претворить в жизнь.

Директор МКУ «Ритуальные услуги» Сергей Авдюнин отказался ответить на вопросы журналиста Сиб.фм относительно изложенных проблем, отправив его в пресс-центр мэрии. На запрос мэрия прислала ответы-отписки. Подписи Авдюнина под ответами также не стоит. Кто отвечал — неизвестно.

Что-то должно поменяться

Несмотря на то, что Владимир Путин обратил внимание на беспорядок в ритуальной сфере, местные чиновники, ответственные за неё, пока не готовы идти на открытый диалог с прессой и общественностью. Будут ли ритуальные услуги доступными и качественными, а цены на них строго отрегулированы? Смогут ли люди без особых проблем провести похороны бесплатно в рамках гарантированного перечня? Пока эти вопросы остаются открытыми.

— Я думаю, что у нас с начала нового политического сезона все эти споры приведут к какому-то реальному результату, — уверен Игорь Салов. — И определимся, чем у нас должно заниматься управление потребительского рынка. Кстати, теперь там есть специальный отдел, который будет отвечать за контроль в похоронном деле и оказанием ритуальных услуг. Станет понятно, чем должно заниматься муниципальное казённое учреждение. И самое главное, необходимо определить в этой цепочке место бизнеса, и если правила будут чётко прописаны и для всех они будут одинаковыми, то будет решена проблема «серых» агентов. А решить её могут только правоохранительные органы и уполномоченные должности. Только тогда наступит порядок и ясность.

ВКонтакте
G+
OK
 
самое популярное
присоединяйтесь!