Лента новостей

Предложить новость

Оставить окно надежды

Будни обычных врачей и немного медицинских подвигов
Рубрика: работа, woman, общество

25.06.2018 00:00

фотографии проекта "Профессия — врач"

Доверие — это фундамент, на котором держится медицинская помощь. Но так уж получается, что с каждым годом этот фундамент теряет прочность: по данным ВЦИОМ, доверяют врачам только 36 % россиян. Восемь лет назад картина выглядела не так печально, доверие врачам тогда выражали более половины опрошенных (56 %). Чтобы изменить ситуацию, в России появляются такие проекты, как «Профессия: врач». Это наглядное подтверждение самоотверженного труда врачей, которые, несмотря на статистику, либо вопреки ей продолжают лечить пациентов и спасать их жизни.

В рамках этого социального проекта корреспондент Сиб.фм встретился с двумя врачами — у них разный профиль, они избавляют пациентов от совершенно разных недугов, но в своих взглядах, как ни странно, сходятся. Они рассказали о том, что делает врача счастливым и как правильные слова порой могут оказаться важнее медицинских манипуляций.

Слово, которое лечит

Заместитель главного врача по медицинской части ГБУЗ НСО «Госпиталь ветеранов войн № 3», врач-уролог высшей категории, главный врач клиники «ПроМедика» Денис Велигур

Про себя Денис Борисович говорит, что прошёл весь путь — от санитара до заместителя главврача в муниципальной системе.

Но после долгого совмещения административной должности и работы практикующим врачом решил, что последнее для него всё-таки важнее. Почему? Отвечает просто: вылеченные пациенты значат для него куда больше, чем карьерный рост.

С трепетом показывает грамоту-благодарность за годы, проведённые в муниципальной больнице, и коллективное письмо, составленное сотрудниками этой же больницы.

В нём они признаются, что были счастливы с ним работать и жалеют о его уходе. Под письмом две сотни подписей — это почти все сотрудники учреждения. «Такие вещи дорогого стоят. Наверное, это и есть настоящая оценка того, что я делаю», — считает врач.

Самый яркий случай из врачебной практики, по его словам, произошёл в первые месяцы работы — тогда он действовал оперативно, что и помогло спасти жизнь пациентки.

«Я только начинал работать в Госпитале ветеранов войн № 3, когда ко мне обратилась пожилая женщина, у которой я диагностировал камень в мочеточнике и направил по экстренным показаниям на оперативное лечение прямо с приёма. Помню, что ей нужно было лететь на юг к родственникам, поэтому вначале она категорически отказывалась, но по экстренным показаниям её всё-таки прооперировали.

Если бы ещё немного протянули, исход был бы неблагоприятным. С тех пор каждый год она поздравляет меня с днём рождения и благодарит.

Сейчас ей уже за 90 лет», — поделился Денис Борисович.

Теперь он трудится главным врачом в частной клинике формата «у дома» и знает почти всех своих пациентов в лицо. Денис Борисович называет себя универсалом — работает и с детьми, и со взрослыми. Признаётся, что лечить детей совсем не сложно, труднее приходится с их родителями: объяснить диагноз, успокоить, направить на нужные процедуры. Но главное, конечно, успокоить.

«С другой стороны, дети всегда очень благодарны. Когда я вижу выздоровевшего, счастливого ребёнка, а рядом с ним таких же счастливых родителей — это совсем другое чувство»,

— добавляет он.

Почти 15 % его пациентов — это дети, которые обращаются с проблемами почек, мочевого пузыря, мочеточника или просто приходят на плановые осмотры: «Есть у меня пациент, мальчик Миша, который сам спрашивает маму „когда мы пойдём к моему доктору Айболиту?“. И вот они каждый месяц приходят ко мне на приём, я его обследую, мы играем, общаемся. В муниципальной системе подобное было бы невозможно — там всего 15 минут на приём, а здесь 45».

Но порой Денису Борисовичу приходится сообщать своим пациентам о серьёзных заболеваниях, и в этих случаях врач, в первую очередь, старается их успокоить.

Рассказывает, что недавно обследовал девочку с подозрением на «онкологический процесс со стороны почки», сообщил об этом родителям, настоятельно посоветовал им госпитализацию с последующей операцией.

«Тут важно направить человека, объяснить ему, как нужно действовать, даже, казалось бы, в безвыходной ситуации. Ключевое слово — действовать, — объясняет врач. — А вообще, конечно, сообщать о диагнозах всегда сложно. Но я стараюсь успокоить пациента, потому что как бы ни был человек готов к какому-то заболеванию, всё равно возникнет отрицание.

Если неправильно сообщить пациенту о диагнозе, не дать ему надежды, то он пойдёт искать её, так скажем, в неофициальной медицине — например, пытаться вылечить рак отварами. Врач всегда должен поддерживать своих пациентов, потому что, как я давно убедился, слово действительно лечит».

Счастливая жизнь со страшным диагнозом

Заведующий отделением неврологии в Научно-исследовательском институте физиологии и фундаментальной медицины, врач-невролог высшей категории, ассистент кафедры фундаментальной медицины и нейронаук ИМП НГУ Александра Шевченко

Александра Васильевна рассказывает, что неврологию выбрала случайно, хотя ещё в институте мечтала работать акушером-гинекологом. Но в итоге свою специальность полюбила за сложность и за то, что «там много того, чего не знаешь». Изучить действительно пришлось многое, да и сейчас при постановке сложного диагноза Александра Васильевна поднимает литературу и привлекает к обсуждению авторитетных коллег, потому что каждый случай индивидуален, а за каждым диагнозом — человеческая жизнь.

«Болезни мозга считаются одними из самых сложных, их трудно обнаружить и диагностировать, но в этом нам помогают технологические достижения медицины — вначале был компьютерный томограф, потом магнитно-резонансный и позитронно-эмиссионный томографы.

Но когда мы стали получать больше инструментальных данных о головном мозге, возникло понимание, что не всё можно объяснить структурными повреждениями.

Допустим, приходит пациент с МРТ, видно, что структурных повреждений нет, а человек болеет. И вот тогда приходится долго копаться, выяснять причину», — объясняет невролог.

На постановку диагноза в сложных случаях может уходить около полугода, и даже МРТ не может дать всех ответов на вопросы. А значит, по её словам, профессия врача по-прежнему не теряет актуальности.

«С болезнями мозга не получается так: пришёл пациент, у которого голова болит, мы выписали ему таблетки, и всё прошло.

Нужно понять причину головной боли.

К диагнозу мы идём последовательно, проводим разнообразные диагностические обследования — иногда инвазивные, вплоть до биопсии мозга — анализы крови, используем методы нейровизуализации.

Но это всё сразу обговаривается, я объясняю своим пациентам, что придётся запастись терпением. В неврологии очень важно вести своих пациентов, постоянно отслеживать результаты обследований и динамику. Например, хронических пациентов, страдающих эпилепсией, я веду непрерывно. Мы постоянно поддерживаем связь, и они знают, что я всегда отвечу на их звонок», — добавляет Александра Васильевна.

А порой приходится убеждать пациента в обратном, в том, что болезни нет.

Как несколько лет назад, когда она работала в стационаре по оказанию неотложной помощи: «По скорой помощи привезли женщину с выраженной головной болью, которая сразу сообщила мне: „Я умираю“. А всё якобы из-за опухоли мозга. Вид у неё был обречённый и отчаявшийся. Мы начали разбираться в ситуации и выяснили, что ничего страшного не происходит, а она просто неверно поняла заключение МРТ. После того, как мы всё прояснили и привели в стабильное состояние её пошатнувшуюся нервную систему, у неё все наладилось».

Страшные диагнозы в неврологии — к сожалению, не редкость. Труднее всего, по признанию Александры Васильевны, сообщать молодым пациентам о неизлечимых болезнях. Но и в таких ситуациях важно найти правильные слова, не дать пациенту «раскиснуть». Приводит в пример свою коллегу, медсестру, у которой обнаружили рассеянный склероз — неизлечимое неврологическое заболевание, неизбежно приводящее к инвалидизации.

«Мы дали ей рекомендации, направили на обследование. Сейчас она продолжает работать, получает назначенное лечение.

Я хочу сказать, что течение даже тяжёлой болезни может быть благоприятным, всё зависит от конкретной ситуации,

— подытоживает врач. — В любом случае мы живём, пусть с болезнью, но живём. А задача врача — оставить для пациента окно надежды. Иначе ведь жить невозможно».

Комментарии

Лента новостей

Статьи по теме

Image
29.10.2018

Медицина Южной Кореи: высокие технологии и квалифицированные врачи

За лечением — в Южную Корею: как выбрать ...

Image
26.10.2018

К 100-летию ВЛКСМ: вредные привычки комсомола

Пили и кур...

Image
24.10.2018

Мир как насмешка

Сатира над пороками современного общества и проблема осужден...

Image
11.10.2018

Здоровый драйвер роста

В Новосибирской области создадут кластер электро...

Image
19.09.2018

Третья — лишняя?

Как живут в Новосибирске люди, у которых в одну из пар хромо...

Image
30.08.2018

Закрытое лечение

Как прорваться к больному через наглухо запертые двери реан...

Популярное

Image

Новогодние цены на Лободу и Киркорова назвали журналисты

Image

Упавший с Димитровского моста пенсионер погиб в ледяной воде

Image

Красноярских следователей обеспокоила аварийная посадка «Боинга»

Image

Поездка на снегоходе обернулась сибиряку гибелью на дне озера

Image

Задолжавшего десятки миллионов рублей бизнесмена объявляют банкро...

Image

Сидельцы мужской колонии встали при виде красавиц из Silenzium

Image

Девушка-вампир пустила кровь жителю Новосибирска

Image

Что будет с телеканалами с 1 января 2019 года в России

Image

Руководитель управления по борьбе с коррупцией задержан в Барнаул...

Image

Аномальные морозы продлятся недолго — потепление идёт в Новосибир...

Image

Кабачковый извращенец напугал девочку в Новосибирске

Image

Новосибирскую улицу перекроют на все выходные

Image

Чёрно-белые фото сибирячки из «Танцев» взорвали соцсети