В цепях под вождём

 О цензуре в умирающей России, силе перформанса и холодности Ильича  25 августа, 14:55
подходящие темы
В цепях под вождём
Фотографии Алёны Мартыновой

В День флага России, 22 августа, шестиметровому каменному Ленину, стоящему в центре Новосибирска, было не одиноко (остальные члены скульптурной группы не в счёт). Симпатичная девушка забралась на постамент и приковала себя цепями к его правой ноге. На ней была «окровавленная» (заляпанная красной краской) ночнушка, в руках — табличка «Я умираю» и российский флаг. На цепях — картонки с надписями «полиция», «страх», «цензура». Свой перформанс она назвала «Умирающая Россия». Приобщиться к искусству приехали полиция, скорая помощь и служба спасения. «Умирающая Россия» прославилась на всю страну. Соцсети ломают голову: что это за девушка и зачем она это сделала? Всё ли в порядке у неё с головой? Спустя два дня после перформанса Ксения Сухоруких приехала в редакцию Сиб.фм рассказать о мотивах своего поступка, правой ноге Ильича и последствиях такой «дерзости».

Теперь — бессонница

Как ты себя чувствуешь? Не простыла?

У меня держалась температура два дня. Сейчас остаётся слабость — наверное, из-за нервного напряжения. На этой же почве бессонница. А тут ещё сообщения и комментарии в соцсетях летят без остановки.

Посматриваю новости — мне бы не хотелось,
чтобы где-то исковеркали смысл задуманного.


В 2013 году художник Пётр Павленский прибил мошонку к брусчатке Красной площади, указав на политическую апатию общества

Расскажи о себе: ты работаешь, учишься?

Мне 28 лет. Я заочно учусь на преподавателя английского языка в НГПУ. Это не последнее высшее образование, которое я получу. Возможно, переведусь на журналистский факультет, если мне это удастся. Моя работа заключается в том, что я помогаю музыкантам организовать их концерты, делаю рекламу.

Ранее ты говорила, что твоей зарплаты едва хватает на оплату учёбы и жизнь.

Зарплата у меня небольшая. Своей квартиры в Новосибирске у меня нет. Я живу у друзей. Сама я из Кемеровской области, родители живут там.

Тоталитаризм и цензура возвращаются

Как пришла в голову идея сделать этот перформанс?

Мне многие пишут и спрашивают:

«Ксюша, скажи кратко, что всё это значит?»

Но кратко сказано на фотографии. А сказать кратко словами не выйдет, потому что это огромные сферы нашей жизни, и одна цепляется за другую.

Тогда давай скажем длинно.

Я какое-то время наблюдала за событиями в России и глубоко возмущена тем, что у нас происходит в стране. Основная цель этого перформанса заключается в том, чтобы привлечь внимание общественности к проблемам, которые создаются внутри нашей страны и общества в целом.

Рассмотрим указанные тобой проблемы, пройдясь по табличкам. Начнём с «полиции».

Здесь проблема в том, что, не успев стать правовым государством и создать правовое общество, мы превратились в полицейское государство. Возвращаемся в то время, когда не было гласности, и действующая власть не вела открытый диалог с народом. Мы возвращаемся в 80-е, а то и дальше.

Уходили от тоталитарного режима, а вышло,
что вся власть отождествляется
силовыми структурами.

Далее по списку — «цензура».

Мне известны случаи, когда за слова в соцсетях наступала уголовная ответственность. Например, одного блогера под ником Камикадзе Ди обвиняют за ролик семилетней давности, где он якобы призывает к самоубийству словами:

«Люди, зарабатывающие меньше 20 тысяч, убейтесь».

Семилетней давности. Мы знаем, что в пункте 2 статьи 54 Конституции РФ прописано, что никто не может нести ответственности за деяние, которое в момент совершения не признавалось правонарушением. Давайте представим: я купила банан, съела его, а чек остался у меня в куртке; через семь лет выходит закон, запрещающий приобретать эти «санкционные» бананы. А кто-то случайно достаёт этот чек и говорит:

«Сухоруких, мы тебя должны посадить,
потому что семь лет назад ты съела этот банан,
который есть сейчас нельзя».

2 года лишения свободы — максимальное наказание за склонение к самоубийству

Смешная ситуация? Но моя девичья логика подсказывает, что это ненормально. Полиция, а вернее властные структуры издают законы, которые для кого-то действуют, а для кого-то не действуют. Давайте тогда пропишем, для каких слоёв общества действуют те или иные законы. Это хотя бы будет честно. Те же блогеры, может, не станут писать что-то «противозаконное», если это будет по-честному прописано.

Чем обусловлен «страх»?

Страх — высказывания. Мы не знаем, кому можно что-то сказать, кому нельзя. Страх потерять последнюю работу, потому что надо выплачивать кредиты, ипотеку, жить на что-то.

Ильича, я так понимаю, ты выбрала не случайно?

Памятник Ленину — это отсылка к прошлому. Мы уходили от тоталитаризма и цензуры, которые господствовали в советское время, но это всё возвращается обратно.

Зачем ты приковала себя к его ноге?

Это художественный образ. Мы понимаем, что Россия прикована к прошлому. Чем прикована — я указала на табличках.

И ещё можно было навешать табличек, но денег не было на замки. Под каждой табличкой был замок с ключом.

Разбираем образ дальше: почему ночнушка, да ещё и в «крови»?

Спящая, умирающая, прикованная к прошлому Россия. В крови — избитая произошедшими событиями, коих было немало в истории нашей страны. Такой у меня выдался художественный образ. Надпись на табличке «Я умираю» говорит о том, что наша страна умирает.

Но я верю, что всё можно изменить к лучшему.

Ты понимала, чем может обернуться твоя акция протеста?

Не могу сказать, что я готовилась к чему-то грандиозному. Я была готова к разного рода комментариям, к тому, что меня полиция может задержать. Но при этом я знала, что, проводя одиночный пикет, я не нарушаю закон.

Это моё конституционное право.

Ленин был холоден со мной

Ты долго готова была стоять?

Да, долго. Но было очень холодно — по моим ощущениям, примерно +10 °С. За час в ночнушке и босиком замёрзла. Ещё солнце как раз спряталось и ветер усилился. Памятник, цепи — всё холодное. Цепи давили на грудь, было тяжело дышать.

О чём думала, пока стояла на постаменте?

О том, что мне холодно!

Как развивались события после того, как ты забралась на постамент?

Мой приятель помог мне пристегнуться цепями к памятнику — ноге Ленина. Примерно через полчаса появились сотрудники полиции. Ко мне поднялся мужчина в штатском — он пытался расковать меня и сетовал:

«Боже мой, да что ж такое,
как же тебя так угораздило?»

Был довольно вежливым и с юмором. Мне пришлось его придерживать, чтобы он не упал — на фото выглядело так, будто мы обнимаемся. К замкам с табличками были ключи — можно сказать, что он «освободил» Россию от этих проблем, вскрыв замки — в метафорическом смысле. Не было ключа только от одного — исключительного — замка. Его распилили замечательные спасатели — они до конца «освободили» Россию.


Срок административного задержания исчисляется с момента доставления в ОВД и не может превышать три часа

А полицейские вели себя корректно

Ну и шороху ты навела! Взбудоражила все службы города: приехала скорая с мигалкой, потом спасатели, внизу собрались полицейские, журналисты, просто зеваки...

Я, безусловно, очень волновалась. Когда мы спустились вниз, меня спрашивали, что случилось, зачем я залезла на памятник. Я ответила им, что основная идея перформанса — обратить внимание общественности на проблемы внутри страны. Затем меня увели в машину скорой помощи. Врачи интересовались моим самочувствием, мерили давление и пульс. Давление было повышенным — я волновалась, замёрзла. Ещё хотели мне дать какую-то таблетку и взять кровь из пальца — я отказалась. На госпитализацию тоже согласия не дала.

Потом тебя увезли в Центральный РОВД. Как вели себя полицейские?

— Весьма корректно. Спрашивали про поступок, про родителей, про мои переживания.
Около трёх часов я провела в полиции.

Туда приехала мой адвокат Анжелика Чернявская — она давала комментарии журналистам, а у меня уже не было сил это делать. В итоге меня отпустили домой.

Привлекать тебя к ответственности не стали?

Пока не знаю. Я в полной неизвестности. Увидела где-то в новостях, что ведётся следствие. Значит, будем ждать «приглашения».

Мама узнала из новостей

Твой перформанс прогремел на всю страну и даже за её пределы — о нём написали десятки местных и федеральных СМИ. Ты можешь сказать, что добилась того, чего хотела?

Я, честно говоря, не ожидала такого большого внимания со стороны журналистов.

Обратило ли общество всё-таки внимание на эти проблемы? Да, обратило.

Многие меня поддержали и согласились, что действительно надо что-то делать, что-то решать.

Как отреагировали на твой поступок близкие, друзья, знакомые?

Когда я вышла из РОВД, сразу позвонила маме. Она, к сожалению, уже успела прочитать в интернете новости, была очень испугана. Я долго просила у неё прощения. О своём перформансе заранее я ей не говорила, потому что она переживает за меня.

Ей не нравится, что я постоянно завожу разговоры на тему политики, справедливости, законов.

Она мне говорила, чтобы я не касалась таких вещей. Нормально поговорить удалось, когда мы обе пришли в порядок. Она оставила в соцсети под моим постом несколько комментариев — полностью меня поддерживает, за что ей безумно благодарна. А что касается друзей... Большинство, с кем я общаюсь, общественной жизнью не очень интересуются — поэтому им мой поступок не совсем, может быть, понятен.

Что тебе пишут в сообщениях и комментариях в соцсетях, о которых ты упомянула?

Кто-то сомневается в моём душевном состоянии, кто-то обвиняет в голословности. В комментариях много нецензурной лексики. Я постаралась по возможности каждому ответить в личных сообщениях — даже тем, кто писал мне в негативной форме. Благодарила их за внимание. Ещё меня пытались причислять к «Единой России», будто я хочу объединить людей. Кто-то считает, что я — сторонница Навального. Так вот, я не отношусь ни к одной из партий и не имею отношения к оппозиции.

Ты смелая девушка — это факт.

Я просто не хочу бояться за то, что у меня есть собственное мнение.

ВКонтакте
G+
OK
 
публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!