Лента новостей

Предложить новость

Генотип спасения

О том, как стволовые клетки спасают жизни и как устроены регистры доноров костного мозга
Рубрика: общество

17.11.2017 22:44

Фотографии Марии Тищенко

В ноябре в Новосибирске зарегистрирован первый случай в России, когда стволовые клетки у донора были взяты именно в центре крови: до этого забор клеток осуществлялся только в гематологических центрах, в клиниках. Почему не хватает доноров костного мозга, зачем студенты создают проекты, посвящённые этой теме, какие мифы существуют вокруг процедуры донации и в какие организации можно обращаться за помощью, разбирался корреспондент Сиб.фм

Регистры мира

Часто люди не знают, что такое костный мозг и из-за названия думают, что его должны каким-то образом добывать из кости, а это наверняка больно и страшно. Для того чтобы попасть в Национальный регистр доноров костного мозга, финансированием которого занимается Русфонд, нужно сдать кровь на HLA-типирование, не имея противопоказаний. Это обычная сдача крови, а типирование — определение ДНК, генотипа донора, по которому потом ищутся совпадения в регистрах.

На данный момент в мире существует более 70 регистров, в этом процессе участвует около 60 стран. Количество доноров в международной базе — более 31 миллиона человек.

— Для России проблема поиска доноров существовала всегда, потому что мы не входили в международные базы.

Поэтому поиск занимал несколько месяцев, и порой пациент не всегда дожидался своего донора
для лечения заболевания.

Риск при неродственной трансплантации крайне низкий. Он используется при заболеваниях, поражающих костный мозг пациента, которому требуется помощь, — обозначает проблему главный гематолог Новосибирской области Татьяна Поспелова.

Татьяна Поспелова

196 трансплантаций костного мозга от российских доноров проведено в стране с 2013 года — с момента, когда Русфондом официально был создан Национальный регистр

Если же генотипы пациента и донора совпали, то существуют два способа донации костного мозга. Первый — взятие костного мозга из тазовой кости под общим наркозом, но это не пункция, как считают многие. Второй — сдача крови, из которой с помощи специального прибора, сепаратора, отделяют стволовые клетки. Это длительная процедура — около шести часов, но не болезненная.

Сама трансплантация стволовых клеток выглядит как переливание крови. Это один из методов лечения гематологических и онкогематологических заболеваний — введение в организм пациента гемопоэтических стволовых клеток от донора.

Представитель благотворительного фонда AdVita, находящегося в Санкт-Петербурге, Мария Костылева рассказала, почему в северной столице и в Москве люди информированнее.

— Информации о донорстве костного мозга мало, потому что нет государственной поддержки и закона, связанного с этой темой, поэтому всё делается силами благотворительных организаций.


Первая в России родственная трансплантация костного мозга проведена в 1990 году. Пациентом стал четырёхлетний мальчик с лейкозом, а донором — его брат

В Петербурге об этом знают даже больше, чем в Москве, потому что здесь находится НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Раисы Горбачёвой — единственная клиника в России, где проводятся все виды трансплантаций детям и взрослым. И наш фонд занимается привлечением доноров в Национальный регистр. Регионы тоже могут устраивать акции, которые будут рассказывать людям, что это такое, и привлекать доноров. А мы поможем в их проведении, — сообщает Мария Костылева.

Для этого должен найтись доброволец, который соберёт людей, найдёт ответственную лабораторию или медицинский кабинет, а сотрудники фонда обеспечат расходными материалами и ответят на все вопросы.

— Новосибирску повезло: есть добровольцы и два пункта, где можно сдать кровь на типирование и войти в регистр, — Новосибирский клинический центр крови и «Инвитро» на Зыряновской, 55. В Петербурге таких пунктов восемь, а в Москве гораздо больше, — уверена Мария.

Раньше пробирки из регионов отправлялись в Петербург, а сейчас будут отправляться ещё и в Казань — там, в Институте фундаментальной медицины и биологии Казанского (Приволжского) федерального университета (ИФМБ КФУ) теперь тоже можно будет типировать пробирки с кровью. Стоимость типирования одной пробирки будет снижена с 14 до 7 тысяч рублей. В Санкт-Петербурге можно протипировать 600 пробирок в месяц, а в Казани можно будет больше.

Родственные и неродственные доноры

Доноры делятся на две группы — родственные и неродственные. Неродственные находятся с помощью регистров. В Северной Америке иметь неродственного донора благодаря регистрам могут 80 % населения, а в России — не более 50 %.

В мире 30 % населения может иметь родственных доноров. Главный гематолог Новосибирской области Татьяна Поспелова отмечает, что в России этот показатель ещё ниже — 10 %.

Это связано со снижением рождаемости за последние десятилетия и с небольшим количеством трансплантационных центров. Поэтому во всём мире сегодня внимание уделяют поиску неродственных доноров.

77193 донора костного мозга в регистре Русфонда по состоянию на 15 ноября 2017 года

— Нужно понимать, что если человеку нужна трансплантация костного мозга, то сначала в качестве доноров рассматриваются братья и сёстры, которые подходят больше всего. Если их нет, то на совместимость проверяются родители — совпадения бывают только в 50 % случаев. Если они не подходят, то донора ищут в российском регистре. Чаще всего трансплантацию проводят в Петербурге, в НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Раисы Горбачёвой. В некоторых городах России тоже есть трансплантационные центры, но их мало, поэтому с большей вероятностью доноры приедут в Петербург. А вот если донор нашёлся не в России, а за рубежом, то тогда самого донора в Россию не везут — только биоматериал, трансплантат, — объясняет Мария Костылева.

Например, донор нашёлся в Германии: там его подготавливают к процедуре, забирают стволовые клетки и перевозят их. В течение 48 часов они должны быть пересажены.

Стволовые клетки от центра крови

В России первый случай забора стволовых клеток не в гематологических центрах и клиниках, а в центре крови впервые произошёл в Новосибирске. Донор спас жизнь пациентке с лейкозом из Санкт-Петербурга. Запросы по ней были сделаны во все мировые регистры, по генотипу подошёл только донор Новосибирского центра крови Дмитрий Иванов. Так как центры крови в России не занимаются забором стволовых клеток, заведующая отделением заготовки крови Олеся Голышкова поехала в Москву для того, чтобы посмотреть, как это делают.

Дмитрий Иванов

— В ответ на запрос от Научно-исследовательского института гематологии и трансфузиологии в Санкт-Петербурге мы подтвердили, что донор существует, и отправили туда пробирку. Всё совпало, поэтому можно было делать трансплантацию. Раньше все доноры костного мозга уезжали в Москву, Санкт-Петербург или Киров — города, где находятся основные трансплантационные центры.

Та работа, которую мы проводили последние несколько лет, позволила нам получить лицензии и самостоятельно заготовить стволовые клетки.

Донор никуда не уезжал, оставался у себя дома. Сами стволовые клетки наш курьер передал в Санкт-Петербург, где уже произвели трансплантацию, — рассказывает главный врач Новосибирского центра крови Константин Хальзов.

1 ноября у Дмитрия взяли стволовые клетки, а уже 2 ноября сделали трансплантацию в Санкт-Петербурге. Константин Хальзов считает, что это идеальная модель, по которой нужно работать всем: регистр объединяет всю страну, доноры никуда не выезжают, перевозятся только стволовые клетки.

Заместитель главного врача Центра крови Юлия Моор подчёркивает, что Дмитрий был готов героически терпеть температуру и головную боль, которые могут возникнуть во время шестичасовой процедуры донации из-за приёма лекарственного препарата.

— В нашем костном мозге много стволовых клеток — на несколько жизней. Мы не успеваем их потратить в течение жизни,
поэтому эта мобилизация не опасна.

Мы заставляем клетки, которые находятся в покое, не делятся, выйти в периферическую кровь. Во время процедуры с помощью сепаратора мы можем их собрать — при этом перерабатывается 10 литров крови. Условно мы собираем лейкоциты, среди которых есть стволовые клетки, — показывает на сепаратор, отделяющий стволовые клетки, Юлия Моор.

Осознанное попадание в регистр

В Центре крови могут попасть в регистр только те люди, которые были донорами крови не менее трёх раз, чтобы у них было представление о том, что это такое. В «Инвитро» потенциальным донором костного мозга может стать любой желающий, подходящий по состоянию здоровья, но специалисты также понимают значимость осознанного выбора, поэтому вместе с проектом «Отражение», созданным стипендиатами фонда Владимира Потанина, в конце октября 2017 года проводили акцию по привлечению доноров костного мозга.


Фонд помощи больным раком — о том, зачем становиться донором костного мозга

— Когда человек отказывается — это не очень хорошая ситуация. К тому же есть ещё финансовая сторона: обработка одной пробирки для определения генотипа стоит 14 тысяч рублей. Не хочется, чтобы большие затраты шли впустую, когда человек заранее знает, что откажется, — описывает проблему участница проекта «Отражение» Анастасия Погорелова.

Мария Костылева рассказывает о 5 % отказа, по данным лаборатории петербургского регистра.

— В любом случае это плохо. Но есть объективные причины отказа: например, человек сдал кровь на типирование 8-10 лет назад и числился в регистре. За это время с ним могло произойти что угодно — какое-то заболевание или беременность, поэтому они не могут стать донорами.

А бывают случаи, когда человек сдал кровь на типирование и ничего про это не читал.
Потом ему позвонили и сказали, что он подошёл, а он испугался.

Просто испугался и отказался без объективных причин, — подтверждает Мария.

Ещё одна участница проекта «Отражение» из Новосибирска Анастасия Леонова тоже приводит пример отказа донора.

— Мужчина отказался из-за того, что у него были проблемы на работе — просто не мог вырваться. Хотя, может, и передумал: по разговору не было понятно. А у пациента счёт жизни идёт на минуты. Поиск донора занимает большое количество времени, и, возможно, это его последняя надежда. Поэтому мы стараемся как можно больше людей привлечь и донести эту информацию, чтобы они подходили к этому осознанно и были готовы в случае чего стать донором, — объясняет Анастасия Леонова.

Сотрудники лаборатории в таких случаях стараются всячески уговорить человека, потому что если донор нашёлся сейчас, то не факт, что найдётся кто-то ещё. Донору обязательно рассказывают о безопасности процедуры.

Если донор соглашается, то, как правило, ему нужно ехать на процедуру в Санкт-Петербург. Проезд и проживание ему оплачивает фонд.

Личные истории «Отражения»

Команда из шести потанинских стипендиатов занимается благотворительным проектом «Отражение» как раз для донесения необходимой информации до потенциальных доноров и для расширения Национального регистра. Кроме того, важная задача проекта, по мнению его участников, — развеять миф о донорстве костного мозга, потому что когда люди в первый раз слышат об этом, боятся.


Первую неродственную трансплантацию крови и костного мозга от европейского донора в России провели 7 декабря 1991 года

В команду входят люди из разных городов — студенты, выпускники вузов. В прошлом году в команду девушек подключился врач, поэтому им есть с кем консультироваться. К тому же одно из условий получения гранта фонда Потанина — сотрудничество с благотворительной организацией, которая помогает разбираться в теме и юридических тонкостях. Они сотрудничают с фондом AdVita.

Практически у каждого участника проекта с этой темой связана личная трагическая история. Именно поэтому они решили, что благодаря проекту люди будут узнавать, как, не прилагая больших усилий, можно спасти человеку жизнь.

— Дедушке поставили диагноз через полгода обследований и бесполезного лечения: рак крови. В какой-то момент он нуждался в постоянном переливании крови. Я пыталась найти людей, которые откликнутся на мою просьбу сдать кровь. Мне казалось, что это так просто! Но я столкнулась с гигантской волной отказов. Чувство, что всем наплевать, меня не отпускало. Это действительно проблема узкого круга лиц, у которого нет огромного количества денег и полезных знакомств.

Но неравнодушные люди всё же нашлись.
К сожалению, дедушка умер, но моя любовь к нему — нет, — говорит Виктория Плитус.


Национальный регистр доноров костного мозга носит имя Васи Перевощикова, которому не нашлось донора, и он скончался в феврале 2015 года

Вика считает, что изменить мир в лучшую сторону можно, поэтому стала частью проекта «Отражение». В течение года потанинские стипендиаты провели акции в разных городах России — в Нижнем Новгороде, Якутске, Зеленограде и Москве. В Новосибирске организацией занимались Анастасия Леонова и Анастасия Погорелова.

Простота для вдохновения

— Из Новосибирской области в Национальном регистре находятся 1 212 человек. Для сравнения: когда от нашего проекта проводили акцию в Нижнем Новгороде, только за первый день кровь сдали 1 294 человека, а у нас всего столько, поэтому даже 70 человек, принявших участие в нашей двухдневной акции, значимы. В 2016 году один донор из Новосибирска спас жизнь девочке — такие истории вдохновляют и заставляют двигаться дальше, — делится Анастасия Леонова.

Анастасию Погорелову вдохновило осознание того, что стать донором костного мозга просто, а знает об этом в стране небольшое количество человек.

— На самом деле проблемы очень серьёзные, потому что регистр довольно маленький, по сравнению с той потребностью, которая в России существует, и удовлетворяет всего 15 %.

Довольно непросто найти того человека, который мог бы стать донором. Есть такая статистика: по сравнению с маленькой Германией, где 30 миллионов человек и каждый четвёртый является потенциальным донором костного мозга, в России 77 193 потенциальных доноров — это маленькая цифра, — замечает Анастасия Леонова.

Мария Костылева подтверждает, что в восточной части России значительно меньше доноров. Фонд старается привлекать разные народы, потому что Россия — многонациональная страна и обращаются за помощью разные пациенты.

Поиск донора для пациентов в России проходит бесплатно, но поиск донора за рубежом
сейчас стоит от 18 тысяч евро.

Команда проекта «Отражение» поясняет, что вероятность низкая, а стоимость большая. Именно поэтому важно расширять регистр.

— Чем больше регистр, тем больше шанс заболевшему человеку найти помощь. Например, если человек будет искать себе донора в России, то совпадение 1 к 500 на данный момент. Если будет искать за рубежом — 1 к 10 тысячам. Это связано с нашими национальными генетическими особенностями, — приводит в пример данные Анастасия Леонова.

Комментарии

Лента новостей

Статьи по теме

Image
07.12.2018

Взять желаемое и не ждать

Где и как достать деньги на нужные вещи быст...

Image
04.12.2018

Врачебная ошибка как добросовестное заблуждение

...

Image
20.11.2018

Помощь без преград

Когда шлагбаумные погромы спешащими на вызов медиками сч...

Image
29.10.2018

Медицина Южной Кореи: высокие технологии и квалифицированные врачи

За лечением — в Южную Корею: как выбрать ...

Image
26.10.2018

К 100-летию ВЛКСМ: вредные привычки комсомола

Пили и кур...

Image
24.10.2018

Мир как насмешка

Сатира над пороками современного общества и проблема осужден...

Популярное

Image

Водитель бердской маршрутки выставил на мороз тяжело переболевшег...

Image

Сироту из Новосибирска привлекли к суду за обрушение квартиры

Image

За «кровавый Хеллоуин» в новосибирской семье подростки отправятся...

Image

С щенком и продуктами прилетел к Агафье Лыковой кузбасский губерн...

Image

«Автомобили уничтожило»: в жутком ДТП в Новосибирской области пог...

Image

#Безсоли: в помощь бийскому деду-мему выпустили тематические прин...

Image

Юный иркутянин умер на морозе, пока родители спасали школу от огн...

Image

Ушедшему в отставку министру промышленности НСО нашли замену

Image

Бабушка попыталась задушить обидчика внука в барнаульской школе

Image

Маметкинский Хатико покинул остановку и обрёл новый дом

Image

Тарифы на тепло поднимутся дважды в Новосибирской области

Image

Фейковый репортаж о зиме в Новосибирске возмутил внимательных зри...

Image

Пассажиры оказались ни при чём: из-за чего останавливали новосиби...