"Нас били, и мы стали людьми": почему фильм "Батя" - это шок для современных детей и ностальгия для родителей

Фото "Нас били, и мы стали людьми": почему фильм "Батя" - это шок для современных детей и ностальгия для родителей
Фото "Нас били, и мы стали людьми": почему фильм "Батя" - это шок для современных детей и ностальгия для родителей

Фото: фильм "Батя", pixabay

Фильм «Батя», который сейчас шагает по российским киноэкранам, наполнен целым рядом провокационных моментов в воспитании детей. У одних зрителей они вызвали шок, у других – ностальгию.

Но нельзя отрицать главного: тема семейного насилия и особенно насилия по отношению к детям продолжает оставаться одной из самых триггерных в российском обществе. Сиб.фм решил обсудить её с родителями, выросшими детьми, педагогами, психологами, чтобы понять – имеют ли право такие методы оставаться в современно обществе?

"Нас били, и мы стали людьми..."

Тёзка главного героя, Максим, живет в Новосибирске, ему 38 лет, у него трое детей от двух разных женщин. И он совершенно убеждён, что методы, описанные в фильме, не просто допустимы, а необходимы, чтобы оградить детей от опасностей и вызовов окружающего мира.

«За любую двойку мой отец меня бил ремнем. Порол, если быть точнее. Когда на меня жаловались учителя, запирал дома – я мог ходить только из дома в школу и обратно. Никаких футболов и гуляний с друзьями до глубокой ночи. Чтобы разрешили пойти гулять или на речку купаться, нужно было в начале сделать список дел по дому – мусор вынести, картошку из магазина принести, машину отцу помыть. Отца я боялся и уважал, мне даже дико представить, что я мог бы на него обижаться. Он ведь хотел сделать меня лучше. Хотел, чтобы я не на улице болтался, а получил образование, стал настоящим мужчиной», — говорит наш собеседник.

Он утверждает, что пытался такие же методы воспитания применять и к своим детям, но его жёны ему это не разрешили.

«Современными мамашами дети крутят, как хотят, сделали из родителей рабов, которые должны только деньги приносить в дом.

Мои сыновья меня видеть не хотят, потому что однажды я за то, что они оба провалили учебу – 8 (!) двоек в четверти, где это видано – отнял и разбил у них телефоны, а их запер в комнатах. Их мать начала их выгораживать, мы поругались, к сожалению, не сдержался, и её ударил. С этого все и посыпалось. Через год развелись», — рассказал Максим.

Фото

Леониду 27 лет, он сибиряк по рождению, но пару лет назад переехал в Мурманск. В детстве его наказывали, в том числе и физически, оба родителя.

«Мать и отец были едины, что чем строже с детьми, тем лучше. За двойку в четверти порезали мой любимый мяч для баскетбола. За то, что выругался дома нецензурно, заставили мыть рот с мылом и выгнали из-за стола за ужином. И в углу стоял, и ремнем угрожали – много чего было. Когда я закончил школу без единой тройки и сразу же поступил учиться, без всяких связей – родители сказали, что это их заслуга», — вспомнил он.

Молодой человек говорит, что это стало настоящим триггером.

«Я сидел в своей комнате после торжественного ужина по случаю моего поступления и думал. Наверное, если я умел, я бы заплакал.

Вдруг впервые за 18 лет я понял, что мне больно и обидно. И жалко того мальчика, которого били и ругали. Очень жалко».

Леонид ещё в институте начал проходить психологическую терапию, пытался поговорить об этом с родителями, но понимания у них не нашел. «Мы очень отдалились, когда я стал задавать вопросы – зачем они так делали. Почему не защитили меня от обидчиков в классе, а сказали дать им сдачи. Почему не жалели, не гладили по голове, не утешали, когда мне было больно и страшно. Они мне так и не ответили», — подчеркивает наш собеседник. Он убежден, что пока не готов заводить своих детей – «Я просто не знаю, как их воспитывать. И боюсь все испортить».

"За строгостью забыла сказать дочери, что люблю ее..."

Маргарита из Омской области – мать двоих детей, с разницей в возрасте в 8 лет.

«Мне тяжело, потому что я не знаю, как установить авторитет среди своих детей. Проще говоря, они меня не уважают и не слушаются. Авторитет для них отец – он дает деньги, балует, все позволяет, дарит подарки, оплачивает все прихоти. Но ведь я лечу их болезни, кормлю, стираю, убираю, я в одном лице врач, домработница, нянька, преподаватель, переговорщик, организатор. Но им на это плевать. Часто думаю – может если бы я могла их наказывать, как раньше делали, было бы легче? Но органы опеки сразу прибегут, соседи, родственники. Все буду квохтать – это же детки. Почему же все плевать на меня?», — говорит собеседница.

У Ольги взрослая дочь, и живут они в Новосибирске: «Когда дочь была маленькой, я много работала, и считала, что если у нее есть жилье, одежда, еда, все остальное неважно.

Не скрою – я была очень строгой матерью. Мне казалось, что у меня нет времени и сил на сентименты и эмоции. Дочь выросла, и первое, что сделала после окончания школы – уехала.

Она мне не благодарна, считает, что я ее эмоционально покалечила. Что я была холодной, токсичной матерью. Прошло много лет, и да, она права. Я все упустила. Мне уже плевать на ее оценки, на мальчиков, на то, что она выпила или задержалась на вечеринке. Я просто забыла ей сказать, что я ее на самом деле любила. А сейчас она этому уже некогда не поверит».

"Насилие в детстве воспитывает поколение жестоких и равнодушных людей..."

Ирина Худова, сибирский психолог, считает, что такие фильмы, как «Батя», играет на ложном чувстве ностальгии и вводят в общественную парадигму весьма неоднозначные эмоциональные и социальные посылы.

Фото

«Физическое и эмоциональное насилие недопустимо в любой форме. Давайте примем это за догму, за нечто, что не требует доказательств и обсуждений. Это раз. Скучать по своему детству, идеализировать его, как и наши отношения с родителями, нормально. Это два. Но при этом не нужно пытаться закрывать глаза на все то плохое и недопустимое, что могло происходить в наших семьях. И тем более не стоит пытаться переносить эти схемы взаимодействия в вашу собственную семью», — говорит специалист.

По ее мнению, показанное в фильме, безусловно, имело место в реальной жизни, и предпосылки к такому поведению берут свое начало еще в послевоенный период.

«Озлобленные, истощенные мужчины и женщины после войны сводили свое отношение к детям только к одному – они должны выжить.

Речь шла о физическом выживании, ни о какой эмоциональной привязанности или эмпатии речь не могла идти в принципе – на это не было ресурса, они просто не умели этого. Выросшее в такой атмосфере поколение наших родителей, поколение Бати из фильма было совершенно уверенно – эмоции это признак слабости, защищаться от окружающего мира можно только ответной агрессией, родителей нужно бояться, это равнозначно уважению, кто старше, тот точно умнее, спорить со старшими недопустимо», — рассказывает психолог.

Она напомнила, что дети, которые растут в детских домах или интернатах, обычно бывают обеспечены всем в физическом смысле, но из-за нехватки эмоциональной привязанности, ласки, тепла, обычных прикосновений и поддержки они отстают в развитии, у них все крайне сложно с социальными навыками.

Ее коллега, психолог Анна Журба более категорична в своих оценках показанного в фильме.

«В нашем детоориентированном мире родителям очень сложно быть одновременно эффективными и хорошими. Дать детям хорошее воспитание, образование, не позволить им манипулировать собой, не дать им втянуться в разрушающие увлечения и привычки, при этом поддерживать, любить, защищать, оберегать. И конечно у них возникают мысли пойти более простым путем, глядя на такие модели, которые мы видим в фильме. Поверьте: разрубив этот гордиев узел, вы не решите проблему, вы просто выстроите непреодолимые форты между собой и своим ребенком», — говорит она.

Психолог напоминает: «Быть родителями сложная задача. Пожалуй самая сложная в мире. И каждый ребенок, каждый родитель уникальны, особенно в разрезе культурологических, этических, других изменений с течением времени».

 

Хотите видеть больше интересных новостей?
Добавьте наш канал в избранное в Google News и Яндекс Новости:

Ваш комментарий

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...