«Не прощание, а утилизация»: как в Новосибирске хоронят умерших от коронавируса

11.06.2020 20:39

Фото Густаво Зырянов/Сиб.фм

В Новосибирской области от коронавируса умерли 48 человек. Новые летальные исходы регистрируют в регионе на протяжении девяти дней подряд. Сиб.фм пообщался с представителями сферы ритуальных услуг и выяснил, как изменился процесс прощания с умершими людьми в период пандемии.

Страх смерти, но другой

У жительницы Новосибирска Елены умер отец. Он попал в ГКБ № 11 с подозрением на коронавирус, а спустя несколько дней, в начале мая, его не стало. После смерти родственника медики сообщали разные диагнозы – сначала о том, что коронавируса нет, а потом говорили, что есть. От вердикта врачей зависела церемония прощания с отцом. Когда медики утверждали о наличии коронавируса, у Елены начиналась паника.

«Когда мы узнали, что отца могут положить в пакет, залить какой-то жидкостью и отдать в уже закрытом гробу, это был ужас. Предлагали и вовсе кремировать – тогда у моей мамы вообще истерика началась», – рассказала Сиб.фм женщина.

Елена боялась, что её отец умер именно от коронавируса. Парадоксально, но дело даже не совсем в утрате близкого человека. Спустя несколько дней выяснилось, что тест на коронавирус оказался отрицательным. Родственникам отдали тело и позволили похоронить самостоятельно при ограниченном количестве людей и соблюдении социальной дистанции.

Страх Елены оказался оправданным. Ритуал похорон с начала пандемии коронавируса сильно изменился. Теперь в последний раз родственники могут увидеть усопшего на опознании в морге, а во время похорон ближе всех к умершему будут санитары, которые и опустят гроб в землю.

Роспотребнадзор ещё в начале эпидемии заявил, что тело умершего от COVID-19 всё ещё может быть инфицированным. Это значит, что риск заразиться на похоронах остаётся. Теперь усопших хоронят в закрытых гробах, а для наибольшей безопасности кремируют.

Очень горячо

Расплав меди очищают от примесей в анодной печи. Процесс плавления чёрной меди происходит при температуре чуть выше 1000 градусов Цельсия. Примерно при той же температуре кремируют тела умерших от COVID-19 в Новосибирском крематории. Как рассказал Сиб.фм его директор Борис Якушин, процесс в последние месяцы сильно отличается от того, что был до эпидемии.

«Для родственников умерших от коронавируса доступ ограничен. Даже если где-то удаётся договориться о прощании, то оно очень кратковременное. На кладбище или в крематории это всегда буквально несколько минут. При этом соблюдается дистанция и всё достаточно напряжённо. Отличается тем, что нет длительных стояний, музыкального сопровождения, шествия, возложений цветов.

Просто люди подходят к гробу закрытому, к которому нельзя прикасаться. На этом всё заканчивается», – говорит Якушин.

Обычно церемония сейчас проходит следующим образом. Перед просмотровой комнатой, где находится кремационное оборудование, выставляют гроб. Родственники заходят через запасной вход, стоят несколько минут, а потом уходят в помещение, которое отгорожено от печи двойным стеклом. Оттуда можно наблюдать за процессом кремации. Требования к безопасности довольно строгие, говорит Якушин.

«Тело из морга отдаётся в труп-пакете. Поэтому даже если гроб открыть, то с вероятностью в 99 процентов умерший будет находиться в нём. Снаружи гроб тоже замотан плёнкой. Естественно, родственники должны будут провести предварительное опознание, но это за пределами зала прощания крематория», – сказал он.

Те же требования действуют и на умерших с неподтверждённым коронавирусом, если причиной смерти стала пневмония.

«В среднем процесс кремации занимает около 1,2 часа. Однако в нынешних реалиях это обычно длится дольше – одно из самых частых сопутствующих заболеваний при коронавирусе это ожирение. В связи с этим может добавляться от 10 до 30 минут», – говорит Якушин.

Не самое приятное соседство

Большая часть родственников умерших от COVID-19 людей спокойно относятся к необычным ритуалам. Дело в том, что разные бюрократические процессы, которые проходят близкие по пути из морга в крематорий, сильно утомляют и заставляют смириться с действительностью. По словам Бориса Якушина, в его практике за последние месяцы было только два случая, когда родственники не смирились с утратой и реагировали неадекватно. Рассказывать о них директор крематория не решился, однако сказал, что конфликты могут возникать и за его стенами.

«На самом деле процесс кремации гораздо проще сейчас, чем погребение. Но сейчас в разных городах есть инциденты, когда люди знают, что в одном месте захоронены бабушка, дедушка и теперь там должен быть ещё один родственник, и вся семья об этом знает. Но так получается, что его похоронят не в эту могилу, а в специально отведённое место. Что происходит с человеком? Негодование. Он начинает возмущаться, сомневаться, требовать какие-то документы», – говорит Якушин.

По его словам, подобные конфликты происходят и в обратных случаях. Для некоторых людей соседство их умершего родственника с погибшим от коронавируса неприемлемо.

«Некоторые начинают возмущаться — уберите его оттуда, говорят. Они свято верят, что это очень опасно, отказываются приходить на это место. И как быть в таких ситуациях?

Мне действительно страшно представить себя на месте администрации кладбища, потому что это палка о двух концах», – объясняет директор крематория.

В Новосибирск привозят для кремации тела из других регионов. Среди них Омская, Томская области и Красноярск. Как объясняет Якушин, это связано с отсутствием собственных крематориев в этих городах. По его словам, кремация – самый безопасный способ погребения в сложившихся условиях.

«Урна с прахом остаётся уже без элементов какого-то вируса, там нет ничего. Она опасности для людей не представляет ровным счётом. Её можно транспортировать, похоронить в могиле, подождать, пока закончатся ограничения. Безусловно, это намного удобнее для многих людей», – говорит Якушин.

По словам директора крематория, уже совсем скоро по стране может начаться волна возмущения со стороны родственников, которые будут требовать перезахоронения умерших.

С поправкой на коронавирус

Изменения из-за пандемии затронули не только родственников умерших. Перестраиваются и компании, которые оказывают ритуальные услуги. Как рассказал Сиб.фм представитель похоронного дома ИМИ Антон Безруков, правила безопасности довольно жёсткие.

«В залах прощания у нас может находиться ограниченное число людей. Как правило, это только родственники. Если зал небольшого размера – до 30-40 квадратных метров – то 5-6 человек. Если зал большой, то человек 10 можно запустить. Это проходит обязательно с соблюдением дистанции 1,5-2 метра и масочным режимом. Мы стараемся не позволять людям долго находиться в одном помещении», – говорит Безруков.

Здесь ситуация несколько отличается от крематория. Прощание с умершим от коронавируса возможно только на улице при закрытом гробу. А погребением занимаются специальные бригады.

«Могут быть только самые близкие родственники. На гроб ставим фотографию умершего. Люди постоят перед ним несколько минут, и тогда наши бригады начинают захоронение. Естественно, все они одеты в специальные костюмы, маски, перчатки, очки и так далее», – продолжает представитель ИМИ.

Никакие церемонии родственникам не позволяют – приближаться ближе чем на два метра к гробу запрещено. Нельзя возложить цветы, венки или что-то подобное. Даже если родственники в порыве отчаяния или гнева решат открыть гроб, у них не получится.

«Тело укладывается в гроб ещё в морге. Там проводится специальная санитарная обработка, его заворачивают в ткань, которая пропитана специальным антибактериальным раствором.

Некоторые дополнительно заворачивают тело в полиэтилен. В связи с тем, что человек обычно не одет и сохраняется опасность, гроб не открывается. Он прям в морге забивается гвоздями», – говорит Безруков.

Представитель ИМИ тоже рассказал, что похороны умершего от коронавируса и от пневмонии проходят одинаково – между этими диагнозами фактически нет разницы при погребении. В обоих случаях заказывают специальные гробы, которые изнутри обиты полиэтиленом. Внешних отличий от обычных гробов они не имеют.

Для родственников умерших такой ритуал – тяжёлое испытание. Как говорит Антон Безруков, не обходится без жалоб с их стороны.

«В основном с пониманием относятся. Но бывают случаи, когда говорят: "Ну как же так? Уважаемый человек был, у него много знакомых хотели бы прийти попрощаться".

Мы им пытаемся объяснить, что это не шутки и ситуация на самом деле серьёзная с ковидом. Чтобы не было лишних случаев заражения, мы рекомендуем приходить только самым близким», – говорит он.

У близких людей остаётся лишь одна возможность выбора – между погребением и кремацией. При этом им настоятельно рекомендуют выбирать второй, как более безопасный.

«Процесс разложения в грунте довольно длительный. Все вирусы и остальное, что было в организме человека, переходит в землю. Какие могут быть последствия – мы не знаем, поэтому людям предлагают кремацию. Некоторые соглашаются, но для других принципиально погребение», – объяснил Безруков.

По словам Антона Безрукова, с начала эпидемии на крематорий значительно выросла нагрузка.

Необратимые изменения

В Новосибирске почти две недели подряд каждые сутки регистрируют по 1-2 смерти от осложнений, вызванных коронавирусом. За время эпидемии умерли уже 48 человек. Сиб.фм не смогли предоставить данные о числе кремированных и погребённых пациентов в городской мэрии и оперативном штабе, который контролируется региональным правительством. Однако очевидно, что сложившийся ритуал захоронения будет действовать ещё долго.

«Мы согласны далеко не со всеми требованиями, которые предъявляются сейчас. Если говорить простым языком, то всё превратилось в процесс утилизации. К сожалению, такая тенденция есть.

Это достаточно сакральный процесс, и нельзя так к нему относиться, но в нынешней ситуации, когда много бюрократических инстанций, то мы должны с ними сотрудничать. Другого выбора просто нет», – признаётся директор крематория Борис Якушин.

По его словам, существует по меньшей мере один действенный способ захоронения, который бы помог вернуть этому ритуалу былой смысл. Безопасным Якушин считает бальзамирование тела – это пропитывание трупа веществами, которые предотвращают его разложение. Как говорит специалист, таким образом можно было бы избежать таких строгих карантинных мер при церемонии прощания.

«В Америке можно бальзамировать людей, умерших от коронавируса, а у нас хоронить нужно обязательно в закрытом гробу. С другой стороны, у нас нет для этого специальных условий в моргах – в этом случае я понимаю патологоанатомов. Непонятно, к каким последствиям это может привести у нас», – говорит он.

Впрочем, бальзамирование тел умерших от COVID-19 не рекомендует и Всемирная организация здравоохранения. По мнению ВОЗ, это связано с тем, что с трупом таким образом будут контактировать больше людей. Учитывая нередкие жалобы российских медиков на отсутствие средств защиты, это действительно могло бы стать проблемой.

Примером тому может послужить смерть патологоанатома из 25-й медсанчасти Новосибирска. Он умер в возрасте 49 лет после нескольких недель вскрытия пациентов с коронавирусом. Родственники утверждают, что в отделении не было достаточного количества СИЗов. Как стало известно Сиб.фм, медика тоже кремировали. Поэтому, несмотря на негодование родственников из-за похорон, похожих на утилизацию, такие меры предосторожности могут быть оправданными.

Ваш комментарий

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...