Сама виновата: новосибирский психолог рассказала, почему жертвы насилия не обращаются за помощью

Фото Сама виновата: новосибирский психолог рассказала, почему жертвы насилия не обращаются за помощью
Фото Сама виновата: новосибирский психолог рассказала, почему жертвы насилия не обращаются за помощью

Фото с сайта pixabay.com

В Новосибирске участились случаи сексуального насилия – мы узнали, почему жертвы обращаются за помощью только спустя годы.

В новостных сводках Новосибирска последнее время всё чаще сообщается о случаях сексуального насилия. Так, в августе в городе был задержан 22-летний мужчина, подозреваемый в серии изнасилований. Чуть раньше стало известно о задержании 67-летнего пенсионера, которому вменяют изнасилование 8-летней внучки. И уж совсем дикий случай из Киселёвска — где две 10-летние школьницы были найдены убитыми. Журналист Сиб.фм поговорила с клиническим психологом Ольгой Курковой — почему быть жертвой насилия до сих пор стыдно и как вести себя, если ваш близкий человек столкнулся с такой бедой.

Ольга, почему жертвы часто замалчивают произошедшее с ними и не обращаются за помощью? Ведь нередки случаи, когда за одним преступлением вскрываются другие, а жертвы даже в полицию не заявляли.

Да, не обращаются. Ещё и потому, что для одного человека это может быть сильной психологической травмой, для другого – просто потрясением. Это зависит от многих факторов, в том числе от отношений родителей. Очень сильно усугубляет ситуацию отношение окружающих.

Вот эти разговоры о том, что сама виновата, нечего было в платье коротком по улице ходить?

Это одна из причин, почему они не хотят рассказывать – ты сама спровоцировала, да жертвы так себя не ведут, слишком ты выглядишь хорошо и счастливо. Ходишь и улыбаешься, да и вообще. Видимо, люди считают, что жертва должна пеплом голову посыпать и никуда не выходить.

Все переживают насилие по-разному, психика у всех справляется по-разному. Реакция на травму может быть разная. Реакция может быть парадоксальной. Одни могут быть очень спокойными внешне, другие могут быть действительно весёлыми и социализированы. Не у всех реакция идёт по классической схеме.

А классическая схема поведения после насилия – это как?

Замыкание в себе. Эти признаки бывают далеко не у всех. Кто-то осознаёт гораздо позже, что это событие нанесло вред их психике.

Жертвы не идут за помощью только из-за страха осуждения обществом?

Ещё чувство стыда, страх обвинений. И, да, вот о чём мы уже говорили, распространена в обществе точка зрения, что жертва сама виновата, что жертва сама спровоцировала эту ситуацию, слабо защищалась. Грань очень тонкая зачастую бывает. Да, бывает ярко выраженное насилие – когда человек шёл по улице и на него напали, а бывает зачастую в ситуации, что жертва знакома с насильником. Страх проходить вот эти все процедуры – освидетельствование, контакта со следственными органами, через суды проходить, страх огласки. Много факторов, по которым они не обращаются.

В целом как в нашей стране вообще относятся к жертвам насилия? Отдельных инвидов, которые всегда всех обсуждают, давайте тут оставим за скобками.

У нас культурная норма такова, что быть жертвой стыдно. Зачастую общество относится так, что насилие – это норма. И общество медленно перестраивается, что это не совсем так. Ещё несколько столетий назад и психологическое, и физическое насилие было вариантом нормы. И сейчас можно услышать отголоски, что лёгкое насилие – это нормально. Зачастую жертва ещё поэтому не обращается – они не могут оценить – это нормально, что с ними сделали, или ненормально.

Почему такое отношение к жертвам, люди не хотят или не умеют сопереживать? Или боятся, что с ними может тоже произойти что-то подобное?

Включается защитный механизм психики, если человек начинает сопереживать, то он всё примеряет на себя, на своих детей. Но на самом деле всегда тяжёлые, сложные эмоции – это стыд, это боль, это бессилие. От этого общество может отгораживаться. И проще сказать, что этого нет, что это неправда, чем сопереживать. Обычно сопереживают хорошо люди, которые имели подобный опыт у себя либо которые работают. Люди, которые такого опыта не имели, им сложнее подключиться к этому.

Могут ли дети сами без чьей-то подсказки солгать про насилие над ними?

Такое бывает, что дети могут выдумать насилие. Это надо с каждым случаем индивидуально разбираться. Бывает, что ребёнок захотел привлечь внимание родителей. Могут быть другие причины и в каждом случае необходимо индивидуально разбираться. Но возможность такая есть.

Для какого возраста свойственна такая ложь?

Тоже по-разному. Зависит от того, какой ребёнок и что им движет. Маленький ребёнок может неосознанно соврать. Детям постарше интересно на реакцию посмотреть, оказаться в центре внимания. Тут надо всё равно индивидуально разбираться, тут нет общих параметров.

Как отличить эту ложь от правды?

Родители чаще всего хорошо знают своих детей и могут понять, соврали они или нет. При разговоре с психологом дети тоже скажут правду. А потом уже нужно разбирать – зачем и для чего ребёнок соврал, чего он хотел этим добиться.

Как родственникам себя вести с жертвами насилия?

Лучшая линия поведения – поддержка в том поведении, которая жертва считает нужным. Можно сопроводить жертву на разговор к следователю, можно аккуратно предложить услуги психолога. Тут сложно какую-то конкретно линию поведения выработать, проще сказать, что нежелательно делать.

И что же точно делать нельзя?

Не стыдить, не обвинять, потому что у жертвы и так много стыда и вины, не впадать в позицию, что сама виновата. Как было бы, если бы всё было по-другому. Принять как факт, не изолировать этот факт, помочь справиться.

А откуда вообще пошла эта фраза, что жертва сама виновата? Что за ней скрыто?

Нежелание испытывать эмоции жертвы. Легче думать, что я не такой, что у нас такого не может быть, всё, что плохое происходит, человек спровоцировал сам. То есть всю вину переложить на жертву. Хотя в классической психологии считается, что в насилии всегда виноват насильник. Как бы жертва не спровоцировала. Даже если она голая разделась, пьяная лежала и была правда очень доступной.

Было что-то общее у тех девушек, которые обращались к вам за помощью после изнасилования?

Да, у них есть общие черты – они, как правило, не говорили родственникам, хотя насилие произошло достаточно во взрослом возрасте. И там ещё происходит такой момент интересный – никто не обращался по свежим следам. Вообще есть такая статистика интересная, что жертвы обращаются за помощью к психологам в среднем через восемь лет.

А почему они не говорили близким об этом?

Потому что все они считали себя виновными в произошедшем. Один случай вспомнила, там жертва была знакома с насильником, но она не давала согласие на секс. Это было классическое насилие. И вот девушка считала, что она сама спровоцировала.

Часто жертва проваливается в вину и считает, что она сама виновата. То есть так считает не только общество, жертва насилия так тоже считает.

Девушки, с которыми я работала, не доверяют окружению. Часто, не всегда, но часто, жертвы сексуального насилия из не очень благополучных семей или где нет контакта с родителями. Редко подвергаются насилию девочки, где здоровая атмосфера и доверительные отношения с родителями – и вот в таких семьях обычно, если и происходит насилие, то люди идут до конца, а случай предаётся огласке.

 

Хотите видеть больше интересных новостей?
Добавьте наш канал в избранное в Google News и Яндекс Новости:

Ваш комментарий

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...