«Штыки» и Сталин

Поклонники военных талантов Иосифа Сталина требуют установить памятник раздора рядом со стелой «Штыки» в Новосибирске.

Фото «Штыки» и Сталин
Фото «Штыки» и Сталин

Фотографии с сайтов ec-rgo-sfo.com, m-nsk.ru, prlib.ru, waralbum.ru, novo-sibirsk.ru

В Новосибирске заканчивается общественное обсуждение по поводу установки памятника Иосифу Сталину. Одно из трёх обсуждаемых мест – стела «Штыки» на площади Сибиряков-Гвардейцев. Что это за место? Почему именно здесь?

Улица Сибиряков-Гвардейцев пересекает Кировский район от площади Маркса до Затулинки, её длина почти пять километров. Изначально она носила имя шестой пятилетки. Этот пятилетний план по инициативе Никиты Хрущёва был переделан в семилетний, однако семилетка после его снятия со всех постов была объявлена авантюрой. Имя магистрали в итоге оказалось сомнительным, и в 1965 году, когда страна праздновала 20-летие Победы, улицу переименовали в честь воинов 22-й (150-й) Сибирской добровольческой дивизии имени Сталина. Вот об этой дивизии и давайте поговорим.

Весной 1942 года Гитлер предпринял крупное наступление на Восточном фронте. Сил действовать сразу в трёх направлениях, как это было летом 1941 года, у нацистов не нашлось – зимние контрнаступления Красной Армии измотали вермахт, и поэтому фюрер решил нанести удар по Сталинграду. Начало сложилось удачно для гитлеровцев: летом они вошли в Крым и в пространство между Доном и Волгой. Ситуация грозила выйти из-под контроля советского командования. Срочно требовались резервы.

Фото «Штыки» и Сталин 2

Третьего июля 1942 года в Новосибирск пришла телеграмма: Государственный комитет обороны одобрил инициативу бюро обкома о формировании Сибирской добровольческой дивизии, присвоил ей войсковой номер – 150-й стрелковой, а также имя Сталина. Сейчас трудно сказать, что было вначале – инициатива новосибирских коммунистов или пожелание Москвы, но это и не столь важно: добровольцев из «непризывного контингента» нашлось много. Нужно отметить, что первые сибирские дивизии из наиболее подготовленных кадров были уже сформированы ранее — в соответствии с приказом Сталина от 11 августа 1941 года. Но мельница войны за год непрерывных сражений перемолола не одну армию.

В дивизию имени Сталина вошли три пехотных полка – новосибирский, кузбасский и кемеровский, а также томский артиллерийский полк. Изюминкой дивизии, весьма неприятной для фашистов, стала отдельная снайперская рота нарымских охотников- промысловиков.

Фото «Штыки» и Сталин 3

В течение двух летних месяцев добровольцы штурмовали курс молодого бойца – учились стрелять из разных видов оружия, атаковать, обороняться, колоть штыком, владеть лопатой – нельзя солдату без окопа. Третьего сентября воинам в торжественной обстановке вручили боевое оружие и полковые знамёна. В дивизии насчитывалось более десяти тысяч воинов, командовал ею полковник Николай Гузь, штаб возглавил полковник Григорий Панишев; был и комиссар – Александр Серюков. Новосибирская дивизия входила в состав 6-го Сибирского добровольческого корпуса вместе с четырьмя бригадами — из Алтайского края, Омской области, Красноярского края.

Осенью 1942 года Ставка планировала две крупных наступательных операции – «Уран» под Сталинградом и «Марс» подо Ржевом. И если про Сталинградскую битву известны многие детали, то про бои за Ржев советские пропагандисты долгое время молчали: хвастаться было нечем. Дело в том, что в январе-феврале 1942 года, развивая успешное контрнаступление под Москвой, наши войска попытались взять Ржев. Это не удалось; немцы сохранили Ржевский выступ, а потери в рядах красноармейцев были ужасающими.

Фото «Штыки» и Сталин 4

И вот в конце того же 1942 года спланировали новую атаку на Ржев, которую решили начать одновременно с наступлением под Сталинградом. Сделано было это для того, чтобы немцы не могли перебрасывать войска с одного участка Восточного фронта на другой. Жуков позднее писал, что главной задачей операции «Марс» было «дезориентировать противника, создать впечатление, что именно здесь, а не где-либо в другом месте, мы готовим зимнее наступление». Конкретно этот замысел был реализован: ни одна дивизия фашистов из-подо Ржева не ушла, более того – гитлеровцы подтянули сюда свежие части, уже шедшие к Сталинграду.

Операция «Уран» началась рано утром 19 ноября. 24 ноября кольцо под Сталинградом замкнулось. В ловушке оказались несколько сотен тысяч фашистов, а на другое утро, 25 ноября, началась операция «Марс» — наступление на Ржев. Первый эшелон 6-го Сталинского добровольческого корпуса, в составе которого шла и 150-я стрелковая дивизия, вскрыл немецкую оборону. Штурмом был взят мощный оборонительный узел у деревни Сверкуны, рукопашные бои шли в траншеях и блиндажах. С ходу атаковали деревню Клемятино, также превращённую немцами в оборонительный узел с дзотами и вкопанными в землю танками, с минными полями. Непрерывные бои разгорелись и возле других деревень, где нацисты за летний период выстроили прочные и продуманные оборонительные позиции: Шипарево, Дубровка, Орешино, Тараканово, Черепы – все они политы сибирской кровью. Заболоченную и прекрасно простреливаемую пойму речки Вишенка наши солдаты окрестили «долиной смерти», а немецкие – «долиной ада». Здесь полегло множество воинов.

Фото «Штыки» и Сталин 5

29 ноября сибиряки перерезали коммуникации врага у города Белый. Немцы имели строгий приказ: «Форпост Белый удерживать любой ценой». Сюда спешно перебрасывались резервы. Бои шли круглосуточно. 5 декабря немецкие танковые части прорвались в тылы нашей 150-й дивизии; с воздуха их танки прикрывала авиация, бомбы сыпались на головы новосибирцев. В это время 17-я гвардейская дивизия (из Красноярска) сдерживала ожесточённое наступление противника со стороны Смоленска.

И всё же к исходу 7 декабря немцы замкнули кольцо: в окружении оказались ударные группировки 6-го Сибирского и 1-го механизированного корпусов. Они заняли круговую оборону. Немцы торопились их уничтожить, бросили сюда дополнительные силы, однако 17-я гвардейская дивизия и те части 6-го корпуса, что оказались с внешней стороны немецкого кольца, остановили продвижение врага, отстояли большак, по которому могла двигаться вражеская техника в сторону окружённых.

Фото «Штыки» и Сталин 6

Надо понимать, что дивизию сформировали из «непризывного контингента», среди добровольцев было много людей, ранее в армии не служивших, в том числе и по состоянию здоровья. Например, поэт Борис Богатков осенью 1941 года получил тяжёлую контузию, был демобилизован и снят с воинского учёта, однако снова добровольцем отправился на фронт, вопреки запретам медиков. Перед отправкой из Новосибирска в дивизии младшими командирами были назначены 136 девушек, ещё 142 молодые женщины служили рядовыми бойцами. Не имея боевого опыта, военной выучки, сибиряки дрались отважно, стояли насмерть. В народе осталось яркое определение — «Ржевская мясорубка».

С 8 по 14 декабря наши части вели бои в полном окружении. Жуков лично координировал усилия по выведению ударной группировки. В 23 часа 15 декабря по сигнальным ракетам и трём зажжённым в Клемятине домам (чтобы видеть направление удара) сибиряки устремились в прорыв. Их активно поддержали дивизии с внешней стороны. «Долина смерти» вновь превратилась в ад. Кольцо прорвали, из окружения вышли, и остатки корпуса 17 декабря вновь заняли оборонительные позиции на линии фронта.

Фото «Штыки» и Сталин 7

Закончилась операция «Марс» 20 декабря 1942 года. Успехов советским войскам она не принесла. Потери же были огромны.

По некоторым данным, 150-я дивизия потеряла около 60 процентов личного состава.

Война продолжалась. 150-ю дивизию перебросили под Великие Луки. А город Белый, который солдаты стали меж собой называть красным (от крови), был освобождён 10 марта 1943 года в ходе Ржевско-Вяземской наступательной операции.

19 апреля 1943 года приказом Верховного главнокомандующего 6-му Сибирскому добровольческому корпусу было присвоено звание Гвардейского, он стал именоваться 19-м Гвардейским стрелковым корпусом, а 150-я добровольческая дивизия стала 22-й Гвардейской стрелковой дивизией сибиряков. За сражения под Белым и Великими Луками 959 бойцов дивизии были награждены орденами и медалями. Затем были страшные бои у Гнездиловских высот, где похоронены 4500 сибиряков. Летом 1944 года дивизия сражалась в Латвии и получила почётное наименование «Рижская». Войну она закончила 8 мая 1945 года разгромом Курляндской группировки.

Фото «Штыки» и Сталин 8

Новосибирский городской Совет депутатов 28 апреля 1965 года в честь боевых подвигов воинов 22-й дивизии назвал одну из главных магистралей Кировского района улицей Сибиряков-Гвардейцев.

Вопрос: уместно ли памятник Верховному главнокомандующему размещать на улице, названной в честь тысяч погибших в трагическом сражении воинов? Да, война. Да, жертвы.

Но все ли они были оправданны? Всё ли можно списать на войну?

Известно, что в начале августа 1943 года Верховный главнокомандующий Сталин выехал из столицы на фронт. В сопровождении Берии он поездом из Москвы прибыл сначала в Гжатск, а затем ко Ржеву. Здесь Сталин встретился с командующим Калининским фронтом Ерёменко.

Из-под Ржева, из села с красивым названием Хорошево, 5 августа Сталин отдал приказ о первом победном салюте в Москве — в честь взятия Орла и Белгорода. Это была единственная поездка Сталина на фронт за всю войну (даже не совсем на фронт, а в сторону фронта: Ржев был освобожден 3 марта, Гжатск — 6 марта). Почему именно сюда?

В начале января 1942 года Красная армия, разгромив немцев под Москвой, подошла ко Ржеву. Встал вопрос: что делать дальше? 5 января это обсуждалось в кабинете Верховного главнокомандующего. Сталин был нетерпелив и настойчив. Он отдал приказ: в течение 11-го и ни в коем случае не позднее 12-го января овладеть Ржевом.

Однако исполнение приказа затянулось почти на 14 месяцев. Наступление под Ржевом захлебнулось. В окружении оказались значительные силы Красной Армии. Летом 1942 года на плацдарме проводилась Ржевско-Сычёвская операция. Задачу Сталин ставил все ту же: взять Ржев любой ценой. Не взяли.

Наконец, еще одна крупнейшая операция на плацдарме – «Марс». Перед войсками была поставлена задача к 1 января 1943 года разгромить группировку противника в районе Ржев – Сычёвка – Оленино — Белый.

Фото «Штыки» и Сталин 9

Таким образом, очевидно, что Сталин придавал огромное значение разгрому немцев на Ржевско-Вяземском плацдарме и лично принимал решения по большинству операций. Потому и поехал на фронт именно сюда, к болезненному для него месту своих военных неудач.

Надо сказать, что и Гитлер относился к битве за Ржев с удивительной энергией. Он доказывал своим генералам:

«Потеря Ржева нанесёт ущерб, сравнимый с потерей половины Берлина».

Никто не хотел уступать. О тех боях Александр Твардовский сочинил пронзительное стихотворение «Я убит подо Ржевом». Виктор Астафьев писал: «Мы залили их реками крови и завалили горами трупов».

Фото «Штыки» и Сталин 10

А теперь поклонники военных талантов Иосифа Сталина требуют установить памятник раздора рядом со стелой «Штыки», на улице имени новосибирцев, тысячи которых добровольно ушли на фронт и погибли. Они не вернулись домой и не могли вернуться даже после Победы. Битва за Ржев – трагедия Великой Отечественной войны. Разве нет вины в этой трагедии и генералиссимуса Сталина? Зачем ему памятник здесь?

 

Хотите видеть больше интересных новостей?
Добавьте наш канал в избранное в Google News и Яндекс Новости:

Ваш комментарий

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...