0 балла
+15 °C
Новая версия Сиб.фм

Не советую инвестировать в биткоин

 Где находится потолок отечественного рынка и как в него не упереться  4 апреля, 12:05

Виктория Вовк
журналист
подходящие темы
Не советую инвестировать в биткоин
Фотографии предоставлены Антоном Античем

Выпускник НГУ Антон Антич работал в IT-компаниях в России и за границей. В 2016 году он завершил карьеру в найме на позиции старшего вице-президента по стратегическим операциям компании Veeam Software и стал бизнес-ангелом. Корреспонденту Сиб.фм Антон рассказал о том, как выбрать стартап для инвестиций, почему не стоит зацикливаться на идеях и в чём ловушка внутреннего рынка России.

Почему вы решили завершить карьеру в корпоративном секторе?

С 2011 по 2016 год я работал в Veeam Software в Швейцарии. Компания начала с бэкап-решений для виртуальных сред и по сути создала новый рынок: до неё бэкапы делали только для физических машин, а сейчас Veeam позиционирует себя как провайдера решений Availability for the modern Datacenter. За эти годы мы вырастили продажи с 20 до более 600 миллионов долларов в год, и нам всегда приходилось решать сложные задачи, сталкиваться с новыми вызовами, связанными с таким быстрым ростом

Я ушёл, потому что уже много лет отработал в корпоративном секторе: до Veeam это были VMware, где я был Country Manager, и Microsoft. Понял, что это не та область, где я получаю максимум удовольствия и приношу максимум пользы. Оказалось, что больше всего мне нравится сотрудничать с компаниями раннего цикла с объёмом продаж от одного до ста миллионов долларов в год. Поэтому сейчас я сконцентрировался на проектах, в которых чуть больше хаоса.

И опыт, который я получил в Veeam Software, очень мне помогает. Потому что мы тоже были на ранней стадии: с нуля открывали офис в Швейцарии, строили глобальные операции — проходили этот непростой путь.

А основатели компаний, в которые я сейчас инвестирую, чаще всего этот путь не проходили и наступают на грабли, на которые можно не наступать.

Потому что другие уже сделали это до них.

И на основе собственного опыта я помогаю настраивать внутренние операции, продажи и маркетинг, благодаря чему стартапы быстрее растут и снижают риски для людей, которые в них инвестируют.

Расскажите о первой компании, в которую вы инвестировали, и почему именно в неё?

Первой компанией, в которую я инвестировал, стала небольшая студия по производству мобильных игр. Но это был не очень успешный опыт, сейчас все деньги списаны. А первой крупной инвестицией стала компания Astro Digital. Они собирают спутники и запускают их на орбиту для ежедневного мониторинга Земли, а также предоставляют платформу для доступа к спутниковым снимкам от многих провайдеров.

Конечно, есть Google и другие крупные компании, которые с помощью своих технологий могут рассмотреть стрелки на часах у человека в космосе. Но они не могут делать ежедневный мониторинг Земли, потому что это работа с большим объёмом данных, которые очень сложно и дорого передавать на землю с орбиты.

Astro Digital делает снимки чуть в меньшем разрешении, но благодаря этому планирует обеспечивать ежедневный мониторинг происходящего на планете.

И полученные данные могут пригодиться во многих отраслях. Например, в транспортной — для отслеживания перевозок кораблями и грузовиками. Или в агропромышленной — чтобы наблюдать за изменениями параметров полей, подбирать подходящие удобрения и тому подобное.

Решение инвестировать я принял потому, что, во-первых, знал одного из основателей компании Михаила Кокорича. Во-вторых, мне всегда были интересны проекты, которые могут изменить мир. В-третьих, у меня, как и у многих людей с инженерным образованием, есть тёплые чувства к космосу. А когда мы с Мишей встретились, и я увидел продукт — спутники уже летали и делали снимки — то понял, что это интересная и перспективная история.

Всё-таки очень интересно услышать про первую неудачную инвестицию. В чём была ошибка?

Я вложил деньги в небольшую гейм-студию, и это был нормальный стартап, но игра, на которую мы сделали ставку, не выстрелила. И с играми всегда так, есть значительный элемент риска. Они либо выстреливают и становятся популярными, либо нет.

Если же говорить об ошибках, то я инвестировал в команду без опыта, они делали свой первый проект. Он был интересный, с задумкой. И если бы в нём участвовал хоть один человек, который работал в индустрии до этого и знал, как выстраивать механики для зарабатывания денег, то всё могло быть совсем иначе.

В компании каких сфер предпочитаете инвестировать?

В основном инвестирую в IT-компании, работающие на глобальном b2b-рынке. Я хорошо его знаю и понимаю, плюс ко всему на нём меньше рисков. Если же компания делает продукт чисто для России, мне это неинтересно. С точки зрения технологий в последнее время я много внимания уделяю AI и Infrastructure Software.

И всем, кто задумывается о своих IT-компаниях, я бы рекомендовал сразу же думать о выходе на глобальный рынок.

Потому что российский рынок — это только 2 % мирового.

И если начать делать продукт для России, то масштабироваться потом будет гораздо сложнее. Лучше сразу начинать с глобального.

Почему Россия занимает только 2 % глобального рынка?

Сложно сказать. Это такая статистика, в чём-то объяснимая долей ВВП России в мировой экономике. Поэтому в России есть определённая ловушка. Взять, к примеру, Израиль — это очень сильный стартап-хаб — или Белоруссию, которая, конечно, не такая сильная, как Израиль, но их объединяет одно — маленькие внутренние рынки. Поэтому у команд нет выхода, они сразу начинают думать о выходе на глобальный. А в России рынок вроде бы есть, и можно построить бизнес, который будет кормить семью. И люди, понимая, что им здесь комфортно, начинают что-то делать, но потом вырастают, упираются в потолок и не понимают, что дальше. В этом смысле Россия — какое-то третье пространство, и, если сразу же не задуматься о глобальном рынке и глобальном масштабе, легко остаться в нём навсегда.

По каким критериям выбираете компании для инвестирования?


Капитализация Microsoft Corp. превысила в 2017 году 500 млрд долларов

Мне интересны компании, у которых уже есть продукт и первые покупатели, возможно, есть небольшой доход. Также я смотрю на рынок: он должен быть достаточно большой, чтобы компания могла быстро расти. Но на самом деле прежде всего я оцениваю команду и может ли она выполнить то, что задумала.

У меня даже есть история на этот счёт. Когда я работал в Microsoft, к нам приехал топ-менеджер американского офиса и на одной из презентаций сказал, что стратегия — это 5 % успеха, а остальные 95 % — это исполнение, умение довести дело до конца. Помню, тогда меня это возмутило: как это — неважно, куда грести, лишь бы грести? Но по мере развития карьеры я убедился в правоте этих слов.

А в Кремниевой долине у венчурных инвесторов даже есть поговорка:

«Ваша идея стоит дешевле, чем моё неудобство от подписания соглашения о неразглашении».

И очень многие стартаперы, особенно в России, держатся за идею. Но в реальности она стоит гораздо меньше, чем кажется. Потому что все идеи на поверхности, они приходят в головы разным людям в разное время. Поэтому самое главное — это всё-таки исполнение конкретной идеи, и есть множество историй, подтверждающих это.

SpaceX — пример одной из самых успешных инвестиций. Начальные вложения — 115 млн долларов, примерная стоимость проекта — 4,8 млрд долларов (прирост в 42 раза)

Взять тот же iPad. До Apple планшетные компьютеры делали Hewlett-Packard, но их было невозможно использовать. А когда пришёл Джобс, он всё продумал, и был далеко не первым с точки зрения идеи. Но создал продукт, который понравился пользователям. И в стартапах всё то же самое: идея и рынок важны, но важнее команда и уверенность в том, что она не сдастся, будет биться до конца и поменяет продукт, если нужно. Такой настрой нужен, боевой.

Как определяете, что команда не сдастся?

Один из первых, не очень научных показателей, но который хоть как-то работает — это их прошлые успехи. Всегда безопаснее инвестировать в людей, которые уже чего-то добились. Потому что успех — это показатель того, что человек умеет две вещи: решать реальные проблемы людей и зарабатывать.

Второе — это химия. Когда я вкладываю в компании, я не просто даю деньги — я работаю с людьми, помогаю отстраивать бизнес-процессы, находить партнёров. Поэтому важно, чтобы мы поняли друг друга ещё на этапе переговоров.

Если же начинаются трения, я удаляюсь. Потому что чем дальше, тем хуже. И не зря венчурное инвестирование сравнивают с браком.

Если в медовый месяц начались звоночки, то ничего хорошего уже и не жди. Понятная аналогия.

В компании, работающие на российском рынке, совсем не инвестируете?

Я инвестировал в сервис по доставке готовой еды Elementaree и в сеть бургерных в Красноярске, которую основали мои друзья. Они делают акцент на качестве мяса и продукта в целом, и мне близок такой подход. В прошлом году мы открыли одно место в Москве. В этом, может быть, и до Новосибирска доберёмся.

Я, если и инвестирую в российские компании, то только в еду. Потому что есть людям всегда хочется, что бы ни случилось. И это понятный рынок, на котором в России можно расти.

А в биткоин инвестируете?

Да, у меня есть биткоин и пара других криптовалют, но я никому не советую в них инвестировать. Слишком высок риск потерять всю сумму. И если ко мне обращаются с вопросами, я сразу предупреждаю, что на этом рынке нужно быть готовым потерять деньги. Причём быть готовым по-честному. Потому что часто люди вроде готовы, но потом, когда потеряют, начинают устраивать пикеты возле разных государственных учреждений.

Вы готовы потерять, и поэтому пошли на риск?

Конечно. Когда есть какие-то средства, приходится раскладывать их по разным корзинам. Поэтому часть активов у меня — в стартапах, часть — на обычном биржевом рынке в акциях и облигациях и какая-то, очень маленькая часть — в крипте. Понятно, что есть риск потерять эти деньги, но есть и возможность их приумножить.

Плюс ко всему мне повезло.

Я купил биткоины, когда они стоили 4 600 $ за единицу. За два часа до того, как Китай объявил, что закрывает ICO, и стоимость упала до 3 500 $.

Тогда я махнул рукой и решил подождать. Сейчас же курс снова вырос, и я вернул начальные вложения. Теперь наблюдаю, чем всё это кончится.

Как знания, полученные в ФМШ и НГУ, помогли вам в карьере и жизни?

Я люблю об этом рассказывать. Во-первых, меня ужасно расстраивает, когда люди начинают рассуждать о том, что фундаментальное образование больше не нужно, что можно пойти работать и научиться всему на рынке. Конечно, это тоже подход, и он нормальный. Но, с другой стороны, есть статистика, что успешные бизнесмены и исполнительные директора — это люди в возрасте сорока семи лет. И если на них посмотреть, то все они — люди с хорошим образованием. Это реальный противовес распиаренной истории про Цукерберга, который был отчислен из университета, написал код и покорил мир. В большинстве случаев это не так.

Во-вторых, математика и физика дали мне очень многое: умение структурировать информацию, разбирать сложные системы на составляющие, выделять главное, строить модели и понимать, как они работают.

Все эти навыки помогают мне в бизнесе. Я часто строю модели компаний, чтобы понять, как они зарабатывают деньги. Рассматриваю, что происходит с клиентами на этапах привлечения, сделки, последующего сервиса. И, конечно, модель получается не точная, но достаточно хорошая, чтобы проанализировать общую картину и понять, что делать дальше. И такой подход применим к любым областям жизни.

ВКонтакте
G+
OK
 
публикации по теме
самое популярное