Лента новостей

Предложить новость

Две премьеры: джедаи против королевы

О войне понарошку, золотой клетке церемоний и о фантазии внутри фантазии
Рубрика: искусство

18.12.2017 14:13

Иллюстрация Вероники Shootthecat Величко

На днях в российский прокат вышел фильм «Звёздные войны. Эпизод VIII: Последние джедаи», который уже вызывает ожесточённые споры. Пока фанаты обсуждают сюжетные коллизии эпизода, как быть тем, кто не очень любит знаменитую космооперу? Кинообозреватель Сиб.фм предлагает подумать о просмотре костюмной британской постановки «Виктория и Абдул» — это тоже своего рода фантастика, хоть и не в космосе.

«Последние джедаи»: переписывание истории


Название «The Star Wars» было зарегистрировано 1 августа 1971 года

И повторится всё как встарь — вновь продолжается бой. Солдаты Первого ордена догоняют, повстанцы убегают. По Дэмерон (Оскар Айзек) спорит с верхушкой Сопротивления о методах отступления, а Финн (Джон Бойега) и его новая приятельница Роуз (Келли Мари Трэн) оказываются на планете, где развлекаются богачи-фашисты и прочие космические Круппы, торгующие оружием. Реакция героев мечтательно пролетарская: они хотят наказать богачей за их несправедливо добытую роскошь.

В это время Люк Скайуокер в исполнении импозантно стареющего Марка Хэмилла ведёт себя как герой вестернов, на эстетику которых «Звёздные войны» оглядывались на протяжении всей своей истории: герой разуверился в идеалах молодости и решил уйти в аскезу. Рей (Дэйзи Ридли) пытается вернуть уставшего самурая в оборот: далёкая-далёкая галактика нуждается в помощи магистра-джедая.

Кажется, сейчас Люк станет новым Йодой и подготовит юную версию себя, однако картину начинает вызывающе лихорадить.

Кинокомпания Lucasfilm, которая с 2012 года находится под патронажем корпорации Walt Disney Studios, сделала не самый очевидный выбор постановщика. Режиссёром и автором сценария очередного эпизода «Звёздных войн» стал Райан Джонсон, на счету которого неонуар «Кирпич» и фантастический боевик «Петля времени». Чего же наворотил Джонсон в рамках всемирно признанной кинофраншизы?

«Последние джедаи» — это постоянная игра с ожиданиями и аттракцион растоптанных надежд для отчаянных фанатов серии.


Девятым эпизодом «Звёздных воин» займётся режиссёр и сценарист «Пробуждения силы» — Джей Джей Абрамс

«Эпизод VII: Пробуждение силы» вольно пересказывал «Новую надежду». Новый же фильм переворачивает с ног на голову все важные элементы эпизода «Империя наносит ответный удар», которые мог бы зарифмовать. И идёт ещё дальше, пытаясь деконструировать мотивы любого приключенческого фильма в целом.

Отказ от устоявшихся сюжетных форм выглядит любопытно, однако постоянная, намеренная и вызывающая смена плюса на минус иногда напоминает детский негативизм: внук слышит просьбу бабушки и, смеясь, делает наоборот. Однако всё же держит себя в руках: нельзя допустить, чтобы бабушка действительно обиделась и не купила игрушку. Кассовые сборы фильму всё же нужны — создатели часто вынуждены идти на компромисс и делать средний блокбастер для всех. Это, разумеется, безупречно поставленный, визуально впечатляющий и хватающий за горло финальной схваткой блокбастер. Проскакивают и сцены для киноманов — чего стоит длинный проезд камеры через игральные столы в казино, будто подсмотренный у Скорсезе.

В нашей и западной критике встречаются сравнения VIII эпизода с «Дюнкерком» Кристофера Нолана. Всё это из-за нескольких сюжетных линий, сцепленных воедино. Сценарий фильма грешит искусственностью: словно для того, чтобы продемонстрировать как можно больше скетчей, разоблачающих сложившийся миф о «Звёздных войнах», Джонсон разводит персонажей по трём сюжетным линиям. Связаны они лишь косвенно.

В кульминации линии сойдутся, но искра катарсиса из этого высечется не то чтобы яркая. «Последние джедаи» открыты к трактовкам, в этом их слабость и сила.

Кроме сюжетных поворотов, сценарист и режиссёр Райан Джонсон позволяет себе пересмотреть некоторые элементы идеологии «Звёздных войн». Фильм размышляет на тему формирования идолов и напоминает: периодически старых героев свергают, обнаружив, что спартанцев было вовсе не 300, история 28 панфиловцев, возможно, развивалась несколько иначе, а джедаи не стопроцентно непогрешимы. Судя по реакции в соцсетях, подобное заигрывание с канонами способно спровоцировать раскол в зрительской аудитории. Фанатов смущают даже шутки, призванные сбавить привычную напыщенность «Звёздных войн».

Честное слово, некоторые поклонники франшизы ругаются так, будто Райан Джонсон отрицает Холокост. Как мало людям надо для ненависти!

220 тысяч долларов собрал VIII эпизод за первый уикенд в США

Если старший брат «Последних джедаев», эпизод «Империя наносит ответный удар», был фильмом о тьме, новая глава истории посвящена сумраку. Главные герои теперь поступают безошибочно далеко не всегда — они могут быть глупыми, лицемерными, слишком честолюбивыми. Могут трактовать события прошлого по-своему, неправильно их запомнить или даже нагло соврать. Это делает их лишь немногим живее, чем раньше (ведь они марионетки сюжетной антисхемы, придуманной Джонсоном), но вводит в мир «Звёздных войн» своеобразное понятие о серой стороне, которая лежит между каноничными светлой и тёмной. Добро и зло в «Последних джедаях» периодически играют в кошки-мышки и находят некий общий язык, как мужчина и женщина из враждующих племён. Злодей Кайло Рен в отличном исполнении Адама Драйвера тоже стал сложнее — это уже не истеричный, но остывший юноша, амбиции которого прорываются на фоне лёгкого невроза.

Фильм «Последние джедаи» мягко отрицает оригинальные фильмы и насмехается над фанатскими теориями, устами одного из героев прямо призывая отбросить прошлое. Райан Джонсон делает мир далёкой-далёкой галактики противоречивее, иногда заставляя невольно фантазировать, что классические фильмы саги с их чудесными спасениями и слишком удачливыми персонажами — это экранизации каких-то джедайских сказок. Однако без идей Джорджа Лукаса и наличия армии фанатов VIII эпизод не мог бы существовать — для того, чтобы изящно нарушить правила, их нужно знать. В связи с этим отрицание выглядит войной понарошку.

«Звёздные войны» всегда были сказкой. В этот раз сказка получилась разнообразнее.

«Виктория и Абдул»: вокруг индийцы, а я королева

1887 год. Королева Виктория в исполнении виртуозной актрисы Джуди Денч сидит на троне Соединённого королевства Великобритании и Ирландии уже полсотни лет. В состав государства также входит Британская Индия. Именно оттуда королеве везут мохур — драгоценную монету, отчеканенную в Могольской империи, ранее существовавшей на территории Южной Азии. Чтобы вручить императрице подарок, из Индии морем добираются двое — Абдул Карим (Али Фазал) и его товарищ Мухаммед (Адиль Ахтар). Виктория воспринимает индийцев, словно экзотичных зверьков.

Она не в силах противиться желанию полюбоваться на них ещё — оставляет их в Англии, принимается наряжать. Чуть позже приближает к себе и делает фаворитом того, что постройнее.


«History’s most unlikely friendship» — слоган фильма «Виктория и Абдул»

Кинокартина «Виктория и Абдул» — это экранизация литературного произведения писательницы Шрабани Басу, которое в свою очередь основано на записях индийца Абдула Карима, обнаруженных в XXI веке.

Британский кинорежиссёр Стивен Фрирз не впервые создаёт кино, посвящённое августейшим особам, — в середине 2000-х большим успехом пользовалась его «Королева», где роль Елизаветы II исполнила Хелен Миррен. Фрирз довольно плодовит, среди других его работ наиболее известны «Опасные связи», «Филомена» и, пожалуй, «Грязные прелести». Исполнительница главной роли Джуди Денч и вовсе успела ранее примерить на себя образ королевы Виктории — в художественном фильме «Её величество Миссис Браун». Там правительница империи тоже слишком много общалась с фаворитом, к великому неудовольствию двора.

Новый фильм Фрирза «Виктория и Абдул» стартует с эпиграфа «Основано на реальных событиях. По большей части», тем самым отстраняясь от претензий к исторической достоверности. Вместе с уроженцем Агры Абдулом Каримом зритель окунается в высшее английское общество, закованное в золотую клетку церемоний. Больше всего от натужного церемониала, кажется, страдает сама королева, умудряющаяся невольно терроризировать придворных и гостей даже за едой.

По всей видимости, основная функция королевы при конституционной монархии — переваривание пищи на торжественных обедах. Как тут не лезть на стену от скуки.

63 года, семь месяцев и два дня королева Виктория пробыла на троне Соединённого королевства Великобритании и Ирландии

Абдул Карим врывается в сложившийся распорядок и начинает невольно (но это только сперва) его рушить, завоёвывая внимание Виктории рассказами про Коран и Тадж-Махал. Общаясь с Абдулом, королева вдруг начинает интересоваться культурой и историей своих владений — принимается изучать язык мусульман и запоминает наизусть аяты из их священной книги. Зрители и придворные тем временем гадают: не замешан ли в союзе Виктории и Абдула романтический подтекст? Двор пытается изгнать пришельца, словно организм, борющийся с вирусом. Больше всего волнующихся бояр раздражает, что индийцу всё достаётся легко, быстро и просто. Не для того они выслуживались перед королевой столько лет, чтобы увидеть взлёт варвара. Который, кроме того, затягивает правительницу западной империи в сети ислама.

«Виктория и Абдул» — во многом типичная британская костюмная постановка, выглядящая, как дорогой телефильм или крепко сбитый спектакль. Картина не поражает размахом, но дарит россыпь запоминающихся персонажей. В наибольшей мере она любопытна, конечно же, прочтением характера Виктории признанной актрисой Джуди Денч. В исполнении Денч Виктория — уставшая и печальная, не очень внимательная и не всегда владеющая собой женщина, которая в нужный момент может ярко продемонстрировать, кто во дворце хозяйка. Абдул же — довольно плоский характер, редко выходящий за рамки описания «статный добрый пришелец» (хоть сейчас в «Притяжение» Бондарчука). Прочие персонажи хоть и сыграны довольно выпукло, чаще всего представляют собой карикатуру.

Джуди Денч — центр картины, которую, пожалуй, стоило назвать «Виктория и какой-то юноша из Индии».

«Виктория и Абдул» — фантазия об отношениях королевы и её фаворита, погружённая внутрь фантазии о викторианской Англии. Фильм створаживает реальность и упорно бежит от неё, будто издеваясь над современными взаимоотношениями запада и востока. Королева гигантской западной империи здесь может дружить с мусульманином, отвергая свою монаршую ответственность, а эпоха колониальных завоеваний — довольно милое время. Однако вряд ли кто-то будет изучать историю, сидя в кинотеатре, верно?

Комментарии

Лента новостей

Статьи по теме

Image
17.09.2018
Как собака

Есть ли шанс на счастье для людей и зверей

Image
30.06.2018
Столицы договорились

Собянин и Травников договорились о сотрудничестве в экономике, культуре и науке...

Image
28.05.2018
Первый «Гридо» для молодого Хана Соло

Зарождение феминизма в далёкой-далёкой Галактике, или как Чубакка ел людей...

Image
22.05.2018
Реставрация на миллион

Как памятники архитектуры и культуры выживают в современном мегаполисе ...

Image
21.05.2018
«Дэдпул 2» — супернегерой

«Дэдпул» обзавелся сиквелом, за который не нужно краснеть...

Image
28.04.2018
2019 год в России будет годом театра

Популярное

Image

Серийному новосибирскому маньяку отменили приговор

Image

Щенка бросили через забор в новосибирский приют

Image

Сибирячка с голой попой в метро поразила мужчин

Image

От унылой жизни за диваном спасли Серого в Новосибирске

Image

Владелец героинового авто пытался «прикрыться» беляшами в Новосибирске

Image

Заложники утонувшего автомобиля погибли в Новосибирской области

Image

Суперженщина спасла девушку и сломала рёбра преступникам в Новосибирске