В Новосибирске сняли короткометражку по «Стажёрам» братьев Стругацких

фото В Новосибирске сняли короткометражку по «Стажёрам» братьев Стругацких
фото В Новосибирске сняли короткометражку по «Стажёрам» братьев Стругацких

Фото предоставлено героями публикации

В Новосибирске прошли съёмки короткометражного фантастического фильма «Гигантская Флуктуация» по новелле из повести братьев Стругацких «Стажёры». Релиз назначен на 23 июля, фильм будет опубликован в свободном доступе, а офлайн-премьера планируется на середину августа.

Съёмки провела компания Maxproduction при содействии Центра поддержки и развития кино «Сибирьфильм». Главные роли в фильме исполнили Павел Поляков (актёр театра «Красный факел») и Владислав Шевчук (актёр НГДТ п/р С. Афанасьева).

О том, как это было и что ожидать зрителям от новосибирского кинематографа, рассказали режиссёр, сценарист и генеральный продюсер Максим Карпылев и продюсер Артём Свиряков.

Расскажите, как началась история вашего фильма? Как появилась идея экранизировать Стругацких?

Артём: всё произошло спонтанно. Года полтора назад я решил узнать, кто находится в новосибирском сообществе кино. Ещё через полгода я решил сделать встречу, питчинг работ новосибирских авторов. И со мной связался Максим. Написал, что у них есть идея и они тоже хотят участвовать. Год назад мы встретились с Максимом, я проговорил свои цели, Максим проговорил свою – фильм по Стругацким. Это вот подготовительный этап с моей стороны. У Максима он больше и интереснее.

Максим: да. Я вообще по образованию инженер, то есть три года физики и матана – хардкор. Это у Стругацких близко для меня. Стругацкие же вообще не писатели, а научные сотрудники, писательство у них было хобби. И в повести «Стажёры» новелла «Гигантская Флуктуация» – это рассказ одного из персонажей. Там два героя спорят, и всё упирается в ключевую идею теории вероятности. Мне стало интересно экранизировать явления, которые происходят с героем. Это произведение просилось стать визуальным. Тема фильма – истории как вдохновение. Самое близкое произведение, на мой взгляд, – это «Большая рыба» Тима Бёртона. Это то, где вода олицетворяет бессознательное коллективное, где живут истории и человек остаётся жить вечно, если он превращается в истории и становится рыбой, продолжающей обитать в этой воде.

фото В Новосибирске сняли короткометражку по «Стажёрам» братьев Стругацких 2

А чем вы вдохновлялись? Часто, когда мы слышим «Стругацкие» и «кино» в одном предложении, то вспоминаем «Сталкера» Тарковского.

Максим: Тарковский – это прям сложные, серьёзные, старые Стругацкие. У нас это молодые, игривые, детские Стругацкие, у нас история про чудеса, про детей, про передачу истории из поколения в поколение. У нас старые рассказывают молодым байки, и мы эти байки экранизируем.

Артём: меня очень сильно вдохновила эта история – она очень хорошо логически ложится на новосибирский Академгородок. Он упоминается там, и каждый раз, когда шли съёмки, мы думали, что хорошо бы в Академгородке начать снимать что-то большое, потому что там всё для этого есть. И Стругацкие идеально сюда подходят.

Максим: Стругацкие использовали Академгородок как место, где придумали идеальный отражатель для большого космического грузовика. Он работал на плазме и, чтобы двигатель этот сработал, нужно было создать идеальный отражатель. Его изобретают в Академгородке, и это позволяет людям бороздить просторы вселенной.

Что нужно было сделать для того, чтобы получилась эта короткометражка?

Максим: адаптировать тридцать страниц текста в четырнадцать страниц сценария.

Артем: купить авторские права.

Максим: да, купить авторские права. Я написал в чат сценаристов: «Ребят, помогите мне написать сценарий по Стругацким». И тут же мне ответил админ, что сначала нужно пойти купить права, а потом уже писать в чат, потому что даже думать над адаптацией – идти против закона, если у тебя нет прав. Я написал наследникам Стругацких, мы заключили контракт, и я приобрёл у них права на год.

Неэксклюзивные, очень дешёвые по меркам кинопроизводства. И дальше я начал искать сценаристов, которые могут адаптировать материал. С Алексеем Казаковым мы начали работу где-то в сентябре-октябре и мало того что адаптировали вот этот маленький кусочек, «Гигантскую Флуктуацию», под экранизацию, мы ещё написали сценарий к пилотному выпуску целого сериала и восемь синопсисов на каждую серию сезона. Потом наступило лето, и я решил, пока мы снимаем, узнать у правообладателей о продлении прав. Но они сказали, извините, у них есть некий стратегический партнёр, который выкупил эксклюзивные права на произведения. Я понял, что нам нужно ускоряться. Это была середина июня. А у нас ни каста, ни локаций, ничего нет. Мы мобилизовались, сделали кастинг, нашли артистов и локации. Последнюю локацию мы нашли почти накануне съёмок, но она нам не совсем подходила, потому что там не было пирса, а герои должны откуда-то рыбачить. И мы этот пирс сделали за сутки. Человек взял разобрал полбани, забор, собрал пирс у себя на даче, разобрал его, привёз на берег, собрал снова. И на берегу теперь стоит пирс.

фото В Новосибирске сняли короткометражку по «Стажёрам» братьев Стругацких 3

Как проходил кастинг?

Максим: кастинг – это упражнение в унизительности. Артём помогал, на самом деле. Мы снимаем рекламу и корпоративные фильмы, соответственно у нас есть камеры, технические средства, свет и стойки, а артисты для нас – это туман войны. Мы в этом ничего не понимаем. Они для нас какие-то эфемерные существа, их невозможно найти и с ними невозможно говорить. У нас не было никаких компетенций в этом вопросе, но они как раз были у Артёма. Он вхож в эту актёрскую тусовку, он там по своим каналам привлёк потенциальных кандидатов. Они все пришли, мы их отслушали и выбрали практически сразу же.

Артём: какие-то актёры были уже намечены, например, Незнакомец. Ещё пара персонажей были намечены, но они должны были прийти на кастинг. Для всех остальных у нас были объявления в сетях. Люди просто приходили и честно пытались завоевать свою роль. Происходило это в кинотеатре «Победа», надеемся, что там же и случится премьера. Кстати, Незнакомец (Владислав Шевчук), которого встретил главный герой, и сам Жилин (Павел Поляков), к сожалению, не столкнулись на площадке. У них не было прямых сцен взаимодействия, но, если бы они столкнулись, это была бы, конечно, фантастическая сцена, потому что ребята сыграны просто максимально круто.

В идеале съёмки вашего сериала тоже будут проходить в Новосибирске?

Максим: да, я вообще никуда не планирую уезжать из Новосибирска в ближайшее время.

Артём: по идее, нам здесь, в Новосибирске надо собрать всё, и всё будет банально дешевле в производстве. По локациям что-нибудь придумаем, у нас уже был опыт строительства (смеётся).

Максим: да. Нам тут просто мешать не надо.

Артём: и деньги.

Максим: и деньги. Ну или хотя бы павильон бесплатный или с льготной арендой за десять тысяч в месяц. Немножко поддержки.

С финансированием сложно?

Максим: несмотря на то, что у нас есть ряд частных компаний, которые готовы помочь с финансированием, этого мало. Мы снимаем кино, в любом случае нужны бюджеты. Для большого кино нужно больше людей, а всем нужно платить деньги. Есть дискретная модель, где каждый винтик в механизме отвечает за какую-то свою задачу. Вот есть отдельный человек, который крутит фокус, есть отдельный человек, который собирает камеры. У нас не так всё. У нас есть человек, который делает не дискретную свою задачу, а аналоговую, то есть он выполняет спектр задач.

Насколько сложной была ваша задача по масштабу подготовки?

Артём: она была максимально кропотливая. Начиная с подготовки сценария и закупки оборудования, заканчивая тем же реквизитом, например, монетами определённого года. И вообще антураж квартиры, собранной в стилистике того года, одежда. Потрясающая история с абажуром, который я искал ночью. В фильм вошло минуты полторы, а мы два дня её оборудовали и два дня потом разбирали.

Максим: так оно и бывает. Натурные съёмки вообще сложные, а у нас их много. Всё сильно зависит от погоды и солнца.

Артём: проверка на прочность была с самого начала, когда в первый съёмочный день выезжаем, а на улице льёт сильный дождь. А у нас сцена, где костерок горит, герой купается. Только вера и, наверное, мои танцы с бубнами помогли перебороть эту ситуацию. Часам к пяти дождь прекратился, и мы начали снимать.

Максим: да, на улице было +14, герою нужно купаться. У актёра синие губы, он весь трясётся. Когда выходит из воды – ему должно быть жарко, а видно, как у него пар изо рта валит. Мы сказали ему: «Не дыши».

В Новосибирске вообще реально сделать большой кинопроект?

фото В Новосибирске сняли короткометражку по «Стажёрам» братьев Стругацких 4

Максим: очень реально, у нас всё есть. И техника есть, и специалисты есть, нет только сценариев.

Артём: и есть проблема, которая называется «неудовлетворённость собственной реализацией». У нас все мечтают о кино, и сейчас, когда ты начинаешь собирать команду, каждый начинает играть в режиссёра. Достаточно ресурсов, но эти ресурсы пока испорчены. То есть все метят в Спилберги, и бывает очень трудно работать.

Максим: может, всё дело в том, что школы нет. Почему-то все думают, что режиссёр – это такой человек, который говорит: «Я режиссёр, я так вижу». Это не так. Режиссёр – это человек, который разобрался в истории и понимает, где там поворотные точки, где там арка у персонажа, и он работает с артистами. А ещё он работает с каждым департаментом, чтобы вдохновить, всех зажечь.

Артём: сейчас можно смело сказать, что Макс – первый сибирский шоураннер – тот человек, который придумал идею, прописал, собрал команду и её реализует. Это режиссёр в современном понимании, с которым сейчас живёт весь мир.

 

Хотите видеть больше интересных новостей?
Добавьте наш канал в избранное в Google News и Яндекс Новости:

Ваш комментарий

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...