Лента новостей

Предложить новость

Шутить с полуторамиллионным городом не надо

Первый рабочий день мэра Новосибирска Анатолия Локтя
Рубрика: общество

24.04.2014 15:57

Фотографии Романа Брыгина

В день рождения вождя мирового пролетариата 22 апреля коммунист Анатолий Локоть возложил цветы к памятнику Ленину, а 23 апреля в Новосибирске состоялась его инаугурация в качестве мэра города, победившего на досрочных выборах. Корреспонденты Сиб.фм этот день провели с новым главой города.

— А я что с ним буду делать, с микрофоном?

— Говорить «спасибо».

— Я стою всю процедуру?

— Да. Затем вы переходите к той трибуне, которая вот с этой стороны. Там написана крупно присяга и устав.

Локоть очень сдержан. В небольшом помещении в Доме Ленина (что многим показалось символичным) организован фуршет только для первых лиц. Гости в нарядных платьях и костюмах толпятся в фойе и плавно переходят в зал.

— Вы сегодня за всех волнуетесь? — спрашивают жену Анатолия Евгеньевича, Марину.

— Конечно, в первый раз же, — смеётся она в ответ.

Через несколько минут в помещении оказывается Владимир Городецкий.

— Смелее. Подойди, предложи кофе, — подталкивают в углу официанта, который здесь переживает чуть ли не больше всех.

Городецкий соглашается на кофе. Локоть пьёт воду. Практически никто не ест. Объявляют, что пора переходить в зал. Все устремляются к дверям, но Локоть останавливает:

— Виктора Александровича нужно дождаться. Нехорошо.

В скором времени приезжает Толоконский и командует:

— Пойдёмте.

Провожаем Анатолия Евгеньевича в зал, сами не успеваем занять места и смотрим трансляцию в соседнем помещении. Нас таких оказывается много.

Зрители слушают сбивающуюся Надежду Болтенко, которая объявляет о начале церемонии:

— Волнуется?

— Точно волнуется.

Локоть, напротив, зачитывает присягу громким голосом, чеканя каждую букву. Скромно принимает поздравления, но уже не сдерживает улыбку, когда выходит к журналистам.

Заодно рассказывает, что первыми заместителями мэра станут Андрей Ксензов и Виктор Игнатов.

— Хотели эту информацию завтра сообщить, а он сегодня всё выдал, — говорит кто-то весело в толпе.

Значит, всё-таки волнуется или по крайней мере радуется.

Сопровождаемый толпой журналистов, Локоть переходит в соседнее здание мэрии, поднимается на третий этаж в свой кабинет и под вспышки фотокамер подписывает первый документ.

Буквально через полчаса новый мэр быстрым шагом идёт на сессию совета депутатов, на которой сообщает, что уже успел подписать ряд документов: о совершенствовании структуры мэрии и об упрощении пропускного режима. Сессия заканчивается через полчаса. На обратном пути в кабинет догоняем Анатолия Евгеньевича:

— Мы за вами продолжим ходить и будем периодически отвлекать. Вы не против?

— Только периодически, — смеётся мэр.

— Какие пока ваши первые впечатления?

— Рабочие. Добавить пока нечего. Первая сессия придала большое значение. Важно взаимопонимание. Мне кажется, что конструктивно всё.

Локоть скрывается за дверью кабинета. У него ещё несколько важных встреч, на которые нас не пускают. Ждём.

— Приёмная Локтя, — громко говорит секретарь по телефону и улыбается. — Задумались и положили трубку. Ещё звонят и интересуются, как правильно писать фамилию. Я в телефонограмме печатаю «Локтю», а документы получила «Локотю».

В соседнюю дверь входит новый вице-мэр Андрей Ксензов:

— А мы думали, что это шкаф.

— Нет, у Андрея Евгеньевича пока не готов кабинет, и сегодня он будет сидеть здесь, — шутят в ответ.

К двум часам Локоть едет в обком КПРФ на встречу заместителя председателя ЦК КПРФ Ивана Мельникова с партийным активом. Мельников прилетел в Новосибирск специально на инаугурацию. По дороге удаётся немного поговорить с Анатолием Евгеньевичем.

— В кабинете ещё ничего не надумали поменять?

— Нет, не до этого. Ещё толком не осмотрелся, если честно.

— Отмечать сегодня как-то планируете?

— Нет. Дело в том, что у нас гость находится (Иван Мельников, — прим. Сиб.фм). Кроме того, сессии наехали друг на друга. Рабочая обстановка.

— А с семьёй?

— Я боюсь, что семья не скоро меня увидит. Уже понятно, что всё это требует много времени.

— У вас на завтра уже запланированы какие-то встречи?

— Да, завтра день очень серьёзный. Плотно всё распланировано. Эта неделя сессионная — сессия законодательного собрания, и, конечно, нужно прийти туда.

— Анатолий Евгеньевич, ваша партийная принадлежность как-то будет сказываться на процессе управления городом?

— На самом деле горожане разные же, разных взглядов. Партийная принадлежность в данном случае — это система взглядов, мировоззрений, а не какой-то инструмент для мерки и оценки людей. Вот этого точно не будет.

— Вчера вы возлагали цветы к памятнику Ленину.

— У меня вот такие взгляды.

Что же я буду прятать их и после выборов говорить, что у меня изменилось отношение к Владимиру Ильичу или к Советскому прошлому? Нет, оно не изменилось.

Меня же избрали таким. Я не заставляю всех идти и не собираюсь делать это общегородским праздником. Когда руководитель принадлежит к партии власти «Единой России», то вопросов не возникает почему-то. А когда появляется руководитель вот такой, то начинается: «Слушай, а ты должен вот оставить, а вот это...» А почему, собственно говоря? Откуда такие подходы?

— Никто не говорит оставить. Наоборот интересно, вдруг вы введёте талоны на питание, например, — Локоть в ответ смеётся, но тут же отвечает серьёзно.

— Талоны на питание, закрытие монастырей, церквей. Сегодня на инаугурации были представители разных конфессий. Честно скажу, это меня порадовало. Я с благодарностью отметил это для себя, потому что тем самым пресекаются спекуляции.

А талоны на питание — у нас же рыночная экономика, и очередей нет вроде бы.

— Горожане с опасением смотрят на пример города Бердска, которому из-за мэра-коммуниста урезали финансирование.

— Я надеюсь, что всё-таки этого не будет. Шутить с полуторамиллионным городом не надо. Даже в предположительном плане это может вывести ситуацию из равновесия, а если станет достоянием общественности? Как горожане к этому отнесутся?

— А вы читаете то, что горожане вам пишут в твиттере?

— Честно скажу, оторвался немножко в последнюю неделю. Я не настолько продвинутый пользователь, как некоторые, кто может ночами сидеть. Я так не умею. Но мне это необходимо, чтобы быть в курсе событий во всяком случае. А тут немножко отстал в связи с напряжённой подготовкой. Трудно было к выборам подходить, а после выборов — это период становления организационного, тоже тяжёлый очень.

В обкоме Локоть уже спокойным голосом и не так чеканя слова, как на инаугурации, обращается ко всем присутствующим:

— Хочу повторить для всех и извиниться за то неудобство, которое испытывали (на инаугурации, — прим. Сиб.фм). Кто-то не сел, кто-то не вместился. Не мы управляли этим процессом. Я не был мэром и не мог управлять, это всё было в ведении совета депутатов.

Я сейчас в непростой ситуации принятия кадровых решений. Сегодня подписал документы, по которым ряд заместителей не стали работать. Кто-то отказался сам, с кем-то я разговаривал, предложения делал. Фактически все заместители сегодня вышли за штат. Приходится делать замещения. Пока кто-то исполняет обязанности, и со всеми подписал на месяц, чтобы партия понимала. Это позволит разобраться, сделать какие-то кадровые шаги и принять окончательные решения.

Поэтому когда задают вопросы: «А почему этот?», — я понимаю, что кто-то требует крови немедленно, но это процесс не одномоментный.

Город должен жить и решения должны приниматься.

Затем собравшиеся коммунисты стали задавать вопросы Мельникову: о федеральном финансировании, отчёте правительства и реформе местного самоуправления. После чего Локоть объявил о том, что гость улетает уже через несколько часов, и «он же человек, его покормить надо, прежде чем посадить на самолёт».

Корреспонденты Сиб.фм не стали мешать и вернулись в мэрию. Шефство над нами взяла секретарь Татьяна Николаевна, блондинка с чарующим голосом. Проводила в помещение, в которое несколькими часами ранее удалился Ксензов (оказалось, что это просто «чайная»), и напоила кофе. Женщина проработала секретарём у мэров Новосибирска уже 29 лет. Сегодня первый день с Локтем.

— Два года назад Зюганов приезжал или три? — спрашивает собеседница под шум кофеварки. — Он сюда приходил, и меня с ним на сотовый телефон сфотографировали, а у меня потом этот телефон украли. Осталась я без памяти.

— Что входит в ваши обязанности?

— Ой, знаете — телефонные звонки, телефонограммы, списки на совещания. Всё, что запланировано помощником на неделю, на день. Вот я всех обзвоню, оповещу, приготовлю. Ну и общение с народом. Сейчас звонков знаете сколько будет? Тьма. Прорвало канализацию — звонят в приёмную мэра. Свет отключили, ураган.

Выслушиваешь — и послать нельзя. А тебя посылают постоянно.

Вот недавно звонок: «Ну что, вас ещё не убрали всех?» А в полнолуние, новолуние, весной и осенью вообще полный привет.

— А теперь пропускной режим упростили, тоже начнут ходить?

— Посмотрим. Раньше приходили и с ножами, и с костылями. Забегает однажды молодая девушка с рюкзаком. Хорошо, я одна сижу. Говорю: «Вы что хотели?» — «Мне мэр нужен». Мэра на месте нет, я спокойна. Говорю: «Заходите». В это время успела охрану пригласить. У девушки с собой тесак оказался.

В приёмной звонит телефон. Секретарь убегает и громко говорит в трубку:

— Локтю! Локтю! Да, так все пишут. Локтю.

Возвращается и продолжает рассказ:

— Разные случаи бывают. У нас однажды Городецкий вышел, ждёт машину. Ему надо на совещание ехать. И вдруг какая-то бабушка проходит мимо и видит его. К нему подходит и говорит: «Это вы — Городецкий? Вы мэр?» — «Да, мэр». — «Ой, милок, дай я хоть с тобой постою!»

В приёмную приносят документы для мэра в двух вариантах — «для Локтя» и «Локотя». Татьяна Николаевна забирает первые.

— Филиппыч приезжал на работу в семь утра и уезжал в часов девять вечера отсюда, — рассказывает ещё один собеседник, решивший попить кофе. — Ксензов такой же. Сейчас будет в 7:30 приходить.

Со скольки будет работать Анатолий Локоть, пока неизвестно.

— Лучше с девяти, конечно, — улыбаясь, говорит секретарь.

Локоть возвращается со встречи с Мельниковым. До конца рабочего дня у него ещё три встречи.

— Вот с этим товарищем я поговорю один, а потом посмотрим, — обращается к нам мэр и уходит в кабинет. Но через несколько минут секретарь сообщает, что можно уходить домой.

— Перестаньте его мучить, приходите через год и спрашивайте, сделал он то, что обещал или нет.

Следующий рабочий день у Анатолия Локтя должен был начаться в 8:30 со встречи с Владимиром Городецким.

Комментарии

Лента новостей

Статьи по теме

Image
08.11.2018

День Сибири: праздновать можно, но осторожно

Власти пр...

Image
05.11.2018

Что ищут следователи у Сергея Штельмаха

В качестве повода...

Image
02.11.2018

Страсти по омбудсмену

Кто станет следующим уполномоченным по правам чело...

Image
29.10.2018

Как становятся сенаторами

Кто за четверть века обладал статусом сена...

Image
26.10.2018

К 100-летию ВЛКСМ: вредные привычки комсомола

Пили и кур...

Image
22.10.2018

Свой парень на Алтае

Есть ли шансы у выходца из Новосибирской области заво...

Популярное

Image

Дейнерис из Сибири весит 39 килограммов

Image

Байкал уйдёт к иностранцам: жители Бурятии требуют вернуть регион...

Image

Популярный представительский автомобиль стоит в Новосибирске мень...

Image

Хоккеиста признали виновным в расстреле полицейских в Новосибирск...

Image

Супружеская пара погибла в аварии на трассе в Новосибирской облас...

Image

Двух обкуренных зэков нашли в новосибирской колонии для террорист...

Image

Упавший с Димитровского моста пенсионер погиб в ледяной воде

Image

Путин уволил прокурора Новосибирской области

Image

Красноярских следователей обеспокоила аварийная посадка «Боинга»

Image

Поездка на снегоходе обернулась сибиряку гибелью на дне озера

Image

Задолжавшего десятки миллионов рублей бизнесмена объявляют банкро...

Image

Поездка за границу обошлась сибиряку почти в три миллиона рублей

Image

Китай арендует 150 тысяч гектаров сибирской земли