Настоящий форс-мажор: предприниматели Новосибирска не могут получить статус пострадавших

Коронавирус подкосил бизнес, но в регионе это не признают

15.05.2020 15:43

Фото с сайта wikipedia.org

Новосибирская торгово-промышленная палата отказывает в свидетельствах о форс-мажоре предприятиям, положение которых ухудшилось из-за закрытия на период эпидемии. При этом официальная позиция ТПП – ограничения и запреты, вводимые властями, могут относиться к форс-мажорным обстоятельствам.

Аналитики Центра деловой жизни попытались разобраться, почему так происходит. Сиб.фм публикует исследование в полном объёме без купюр.

После коронавирусного кризиса неизбежно пройдёт оценка эффективности государственных и общественных институтов, призванных помогать компаниям и индивидуальным предпринимателям в сложный период. Торгово-промышленная палата в лидерах-претендентах на неудовлетворительную оценку. В Москве ТПП считается одной из главных площадок для диалога между властью и бизнесом. В регионах палаты играют менее заметную роль. Но в кризис их значимость резко выросла благодаря жизненно важным полномочиям: региональные ТПП обязаны выдавать свидетельства обстоятельств непреодолимой силы по коммерческим договорам.

Среди всех негативных последствий «нерабочих» дней для бизнеса стали срывы договорных обязательств и ухудшение финансово-экономических показателей. Засвидетельствованный форс-мажор помог бы избежать штрафных санкций. Либо, в случае с кредитными договорами, избежать ужесточения условий и требования досрочного погашения долга. Особенно важной позиция НТПП является для предприятий, работа которых была остановлена и, в то же время, которые не попадают под ОКВЭДы отраслей, отнесённых к числу наиболее пострадавших. В том числе в сложной ситуации оказались торговые и торгово-развлекательные центры, арендаторы которых не работают и не платят за аренду. Падение выручки и снижение рентабельности по условиям кредитных договоров даёт банкам возможность требовать досрочного погашения займов. А такие требования банков могут провоцировать банкротства компаний.

Банки сами не рады такому повороту. Из-за требований Центробанка им приходится наращивать резервы по должникам, финансовое положение которых ухудшается, требовать дополнительные залоги. От лишней канители могло бы избавить свидетельство о форс-мажорных обстоятельствах. Но получить его непросто.

Сотни предприятий уже обратились в НТПП за свидетельствами о непредвиденных обстоятельствах непреодолимой силы, выразившихся в запрете на работу ТРЦ.

«Указанные вами обстоятельства форс-мажором не являются, – гласит ответ палаты. – В соответствии с законом и со сложившейся практикой к обстоятельствам непреодолимой силы не могут быть отнесены предпринимательские риски, в частности, ухудшение экономического состояния предприятия, финансово-экономический кризис, изменение валютного курса, девальвация национальной валюты и т. д.».

«Таким образом, невозможность выполнять обязательства по оплате аренды, кредитов, заработной платы форс-мажорным обстоятельством не является», – гласит позиция НТПП.

И это верно, поскольку та невозможность является не форс-мажорным обстоятельством, а его следствием. Просто позиция НТПП подменяет понятия: спрашивают об одном, отвечают о другом. Хотя на сайте палаты в разделе ответов на часто задаваемые вопросы на этот счёт сказано однозначно: «Вопрос: правильно ли я понимаю, что при угрозе эпидемии форс-мажором могут быть признаны только запретительные меры, принятые Правительством РФ? К ним не относятся постановления, указы губернатора или мэра Москвы?».

Ответ:

«Нет, неправильно. Запретительные или ограничительные меры при угрозе эпидемии в соответствии с законодательством могут принимать и органы государственной власти субъектов Российской Федерации. В случае, если такие меры содержат прямые запреты и ограничения и в этой связи делают невозможным исполнение сторонами контракта своих обязательств, они тоже могут быть признаны форс-мажором».

В новосибирской палате делают вид, будто их спрашивают о чём-то другом, а не о прямом запрете властей на работу. Источник в палате утверждает, что из более чем тысячи заявок на форс-мажор удовлетворены считанные единицы. Близорукость, позволяющая путать предпринимательские риски с обстоятельствами непреодолимой силы, это очень тревожный симптом для организации, существующей за счёт бизнеса и – якобы – ради защиты интересов бизнеса. Очевидно, что таким образом руководство палаты пытается поддержать власть, занявшую двойственную позицию. Если признать потери бизнеса следствием форс-мажора, ответственность государства может вырасти. В том числе за счёт проблем отраслей, официально не входящих в перечень наиболее пострадавших.

Ваш комментарий

Новости партнеров

Загрузка...