«Родина там, где мультифора»: как глобализация убивает особенные слова сибиряков и какое креативное будущее ждёт Новосибирск

11.09.2020 19:50

Фото с сайта Picabu.ru автора ragenald385, из группы "Словарь региональной лексики Новосибирска" "Вконтакте", Денис Калина, Густаво Зырянова/Сиб.фм и иллюстрация Ольги Посух

Какой будущее у «вехотки» и «толчёнки»? Почему «стринги» намного перспективнее? Об этом Сиб.фм рассказал Александр Матвеев, создатель первого словаря сибирских слов.

Новосибирцы всё чаще стараются идти тика-в-тику со временем. Уже не каждый вспомнит, что такое «верхонка» или «виктория». Такие лексические однёрки сибиряки заменяют на более универсальные слова – «нога в ногу», «мочалка», «клубника», «единица». Но есть и такие сибирские слова, которые не исчезнут никогда. Разве что изменятся или модифицируются. Такие слова называются «топонимы». О том, есть ли будущее у исконно сибирских слов, и как меняется язык под давлением глобализации и времени рассказал для Сиб.фм Александр Матвеев, один из авторов «Словаря региональной лексики и народных топонимов».

Сборник увидел свет в 2015 году. Его авторами стали Александр Матвеев и Ирина Ливинская.

В словаре два раздела. В первом собраны регионализмы. Это слова, которые используются в Сибири и Новосибирске. Второй раздел представляет собой сборник топонимов – неофициальных названий разных географических объектов Новосибирска и его пригородов: улиц, районов, памятников и так далее.

Курс на глобализацию

Молодому поколению большинство слов в сборнике покажутся незнакомыми или древними. Это не совсем так. В словаре имеют место как устаревшие слова, так и те, которые используются до сих пор.

«В словаре есть и архаизмы. Мне сразу вспомнилось слово «передача». Так старожилы города называли поезд, который ходил между берегами. Это было до войны и в послевоенное время. Такое название связано с тем, что поезд использовали для передачи продуктов, вещей на другой берег, к примеру, родственникам. В издании это слово помечено как устаревшее. По нашим исследованиям, его помнят только люди старшего поколения», – рассказывает Александр.

С «передачей» – понятно. Слово имело определённое значение, в котором его использовали не так долго. Но что с другими?

«То же слово «вехотка» молодёжь может знать, но анкетирование показало, что при этом они не употребляют его. Можно сказать, что «вехотка» уходит из речи нашего поколения, а через какое-то время, вероятно, исчезнет совсем», – заметил автор.

Их нравы

Интересно и то, откуда сибирские слова появились. Кажется, что они больше свойственны деревням, чем большим городам, где процесс глобализации шагает семимильными шагами. Но не всё так однозначно.

Александр утверждает, что многие слова действительно пришли в Новосибирск из деревень. Среди них – «толчёнка» и «вехотка».

«Эти слова мы находили во многих словарях диалектов и говоров, то есть сельской речи. Деревенские часто приезжали в города и этими словами делились с городскими. Происхождение слов слишком разное, потому что речь горожан и сельских жителей всё меньше отличается за счёт постоянных контактов, развития интернета. Я думаю, что из сельской местности уезжают как люди, так и слова. Некоторые закрепляются, некоторые в итоге исчезают», – рассуждает Александр.

– Можно мультифору?

– Я сейчас полицию вызову!

За пределами региона уникальность сибирской речи становится очевидной. С непониманием можно столкнуться даже в магазине.

«Отличить речь сибиряка от речи остальных россиян очень просто, выехав за пределы Сибири и пожив в других городах. Особенно в отдалённых – Москве, например. Попросив в магазине ту же мультифору, ты наткнёшься на очень непонимающий взгляд, говорящий: «Что тебе нужно?», – рассказывает Александр.

Иногда даже может показаться, что поездка в город своей страны ничем не отличается от поездки за границу. «Новосибирский» язык там не поймут.

«Для меня и моих знакомых было настоящим откровением узнать, что за пределами Новосибирска какие-то слова могут оказаться незнакомыми людям. Когда я только занялся этой темой в университете, ездил на олимпиады и опрашивал участников из других городов, знают ли они то или иное слово. И когда я получал ответ «нет», это вызывало у меня бурю эмоций, непонимание, мол, я всю жизнь так говорю, а мои сограждане этих слов не знают», – вспоминает исследователь.

Что роднит Новосибирск и Курган?

Распространение слов – дело неконтролируемое, и исследование Александра это доказывает.

«Вряд ли можно сказать, что исконно сибирские слова что-то объединяет. Мы столкнулись с тем, что их могут не знать в Омске, но могут знать в Кургане, например. Каждое слово достойно отдельной, наверно, диссертации о том, как оно появилось и распространилось по регионам», – делится сибиряк.

Тем не менее, исконно местные слова можно назвать гордостью Сибири. Александр считает, что язык объединяет людей как ничто другое.

«Когда ты знаешь, что у нас, сибиряков, новосибирцев, есть что-то, что отличает нас от других регионов и всей России, ты можешь почувствовать единение, айдентику особую. Прозвучит пафосно, может быть, но растут и патриотические чувства. Похоже на мем в интернете – «Родина там, где мультифора», – улыбается новосибирец.

Объединяющих факторов в Новосибирске, по мнению Алекснадра, мало. Поэтому он надеется на то, что «Словарь региональной лексики и народных топонимов» повлияет на решение этой проблемы. К слову, в первый месяц продаж издание вызвало ажиотаж у новосибирцев: в магазине «Капиталъ», к примеру, словарь стал самым продаваемым изданием месяца.

Второму изданию – быть

Сейчас найти словарь на полках магазинов почти невозможно. Прошло уже четыре года. Но Александр поделился радостным инсайдом: второе издание стоит ждать. Правда для этого потребуется провести масштабные исследования.

«Мы готовим второе издание. Появилось много вариантов регионализмов и топонимов, о которых нам сообщали знакомые и читатели. Это всё нужно проверять, запускать исследование по всем пунктам, как было в первом. Нужна проверка на большую аудиторию», рассказывает автор словаря.

Но камнем преткновения в подготовке издания к печати может стать недостаток финансов. Печатать книги для продажи в одном регионе – нерентабельное занятие, признаётся Александр.

«У издательства на второе издание пока нет свободных средств и инвесторов, которые бы поддержали финансами наш проект. На самом деле для него нужно не так много денег, по меркам бизнеса», – рассуждает Александр.

Как Бугринский мост стал стрингами

Рассуждая, Александр отмечает, что в то время как регионализмы сходят на нет, топонимы множатся и развиваются. Он утверждает, что за четыре года он не слышал о появлении новых слов для первого раздела словаря. А вот второй уже есть чем дополнить.

«В первую очередь топонимы появляются вместе с новыми объектами. К примеру, новый корпус НГУ уже называют R2D2 из-за схожести. Бугринский мост получил прозвище «стринги», – усмехается Александр креативности новосибирцев.

Продолжая тему топонимов, автор словаря замечает, что креатив в целом и способствует появлению новых топонимов. Но важно и то, что говорить «Богдашка» гораздо проще, чем «улица Богдана Хмельницкого». Назвать это ленью – язык не повернётся, равно как и проговаривать длинные названия городских объектов.

«Есть такое понятие в лингвистике «принцип экономии языковых средств». То есть если что-то называется слишком длинно, люди в своей разговорной речи сокращают эти слова до более коротких и удобопроизносимых. Плюс к этому у сибиряков часто проявляется желание проявить иронию, сарказм. Те же «стринги» чего стоят», – рассуждает исследователь.

Получается эдакое противостояние официоза и народничества. Александр считает, что это дружеские «подколы», которые формируют речь новосибирцев.

«Для чиновников мост это одно из главных достижений города, а народ решил назвать его «стрингами» из-за схожести», – удивляется новосибирцам Александр.

«Тренд на глобализацию убьёт особенные слова»

У исконно сибирских слов «вехотка» и «мультифора», увы, тоже не самые радужные перспективы, думает Александр. И нельзя обвинить в этом людей – если в остальной стране не понимают, что ты говоришь, приходится подстраиваться под нормы общества.

«Сложно спрогнозировать будущее сибирских слов. На язык влияет много факторов – политика, социальная сфера. Тренд на глобализацию, мне кажется, убьет особенные слова. Людям всё же удобнее общаться единым языком. В Новосибирске люди всё чаще говорят «файл». Услышав, что так говорят в Москве, хотят быть ближе к столице, возможно. А может, просто хотят сделать свою речь универсальнее», – не без толики грусти сказал Александр.

«Креативное будущее»

Тем не менее, у топонимов, по мнению автора, большое будущее. Новые события и объекты точно дадут фантазии новосибирцев разгуляться. Неизвестно какие ещё слова возьмут на вооружение горожане, но уже понятно, что это будет очень интересно.

«Народные топонимы, я думаю, будут только множиться и развиваться. В этом могут принять участие и будущие поколения, которые с юмором будут придумывать новые слова-обозначения. Немаловажную роль в этом сыграют и события. Будет очень интересно за этим понаблюдать, за народными топонимами большое креативное будущее», – подытожил Александр.

Подробно прочитать о процессе создания словаря можно в авторской колонке Александра. В ней он описывает этапы подготовки издания и рассказывает об удивительных сибирских словах, которые слышал каждый новосибирец, но о которых не знают за пределами региона.

Ваш комментарий

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...